Сегодня 01:58 27.02.2020

Месяц назад на заседании Правительства РФ Владимир Путин затронул ситуацию с расселением россиян из ветхого и аварийного жилья. Наиболее нерадивым субъектам досталось по полной программе

ШТРАФАНУЛИ САМИ СЕБЯ

Глава Минстроя Михаил Мень доложил Президенту, в частности о том, что в числе аутсайдеров здесь Карелия и Забайкальский край. Путин, сделав нехорошую паузу, попросил премьера Дмитрия Медведева и главу своей администрации Сергея Иванова принять меры, в том числе кадрового порядка.
Министр Мень в глазах главы государства, безусловно, и сам смотрелся нерадиво, поскольку несёт прямую ответственность за программу переселения. Но держался он невозмутимо, манипулируя со знанием дела цифрами, компрометирующими не только два региона, но и его самого.
А цифры и в самом деле хмурые. Карелия, например, к моменту завершения программы должна построить 118 тысяч кв. м. жилья, на сегодня расселено 11 процентов от общего объема. У Забайкалья показатели соответственно 87,76 тысяч кв. м. и 15,5 процентов.
В качестве хоть какого-то оправдания Мень произнёс слова, от которых ни Путину, ни членам правительства легче не стало: саботажники-регионы схлопотали штрафы размером в 133 и 265 миллионов рублей соответственно, погашать которые главы Карелии и Забайкалья будут, ясное дело, не из своего кармана, а из государственного. Анекдотичная картина получилась, да и только.

НЕСМЕРТЕЛЬНЫЙ ВЫГОВОР

Чтобы придать разборкам более или менее конструктивный характер, Путин спросил у Меня: «Может быть, вы им денег не давали вовремя и в достаточном количестве?». И услышал в ответ, мол, «целевые деньги перечислялись без задержек и согласно графика». Следующий вопрос главы государства напрашивался сам собой: куда ж они делись?
Никуда не делись, просто остались в бюджетах Карелии и Забайкалья. Прямо как в известном выражении, если его перефразировать под тему переселения россиян из ветхого жилья: не будем ждать милостей от Кремля, но и он пусть их от нас не ждёт.
Таким образом, два региона без зазрения совести и, словно сговорившись, пустили под откос поставленную перед ними задачу. Замечу, даже при наличии федерального финансирования и средств на софинансирование. Не сами регионы, конечно, допустили ЧП, а те, кто ими рулил.
Внешне обескураженный Мень назвал это «бедой» и «плохими результатами», и их отголоски грянули вскоре. Губернатор Забайкалья Константин Ильковский, например, подал Путину прошение о добровольной отставке, не дожидаясь возможных разоблачений, а его карельский коллега и собрат по несчастью Александр Худилайнен никакого заявления не писал, отделавшись выговором. Который, в наши дни, никак не является эквивалентом партвзыскания времён КПСС.

НЕ СПРАВИЛСЯ - УХОДИ

Резонен тут вопрос: кто из двух опальных руководителей поступил, скажем так, по-мужски, сохранив при этом лицо и репутацию? На мой взгляд, - Ильковский. Всем бы так: не справился с задачей руководства страны, оставь должность, не цепляясь за спасительную соломинку. Без работы всё равно ведь не останешься. Не дадут остаться те же Путин с Медведевым. Хотя, вполне возможно, что никакой «добровольной отставки» сибирского губернатора вовсе не было. Кивнули на дверь – и он ушёл.
А вот Худилайнен, подобно Владимиру Ильичу, пошёл другим путём. Сомнительным, ибо с выговором от Президента работать ему не станет комфортней. Это всё равно, что условный срок для осужденного, когда любой прокол может довести до цугундера. Неужели главы Карелии и Забайкалья не могли друг с другом пошушукаться и уйти одновременно? А может быть, и шушукались, но Худилайнен проявил северную настырность?

ТЕ ЖЕ САМЫЕ ГРАБЛИ

Ну а как у нас в Калмыкии? Какова ситуация с расселением обитателей местных «хрущёвок»? Если исходить из слов, сказанных Орловым в ходе «крайнего» (как он любит выражаться) общения с редакторами республиканских СМИ месяц назад, он и его команда «наступили на одни и те же грабли». Во второй, увы, раз и, не исключено, что также в «крайний».
Есть ли хоть какое-то сходство между карело-забайкальской эпопеей и калмыцкой? Несомненно - есть, причём, весьма вопиющее. Орлов, например, подчеркнул, что в вопросе переселения «финансовых проблем не видит никаких». Как, впрочем, и отзывов денег (федеральным центром, надо полагать) не предусматривается. Стало быть, трудись себе, пока силы есть и доставляй радость землякам. Но…(это снова из лексикона нашего главы).
Но динамики в строительстве – кот наплакал. Правительству Калмыкии, увы, всё время что-то или кто-то мешает. На этот раз «электронные торги», «депозитные» и «страховые взносы», будь они неладны, преодолеть которые не хватает то ли ума, то ли властного напора. Удивительно, что сюда не были привнесены события на Украине и в Сирии, которые в совокупности с закавыченным выше для страждущих переселенцев не более чем мёртвому припарка. Они остро нуждаются в жилье – своевременном и добротном, а ссылки на «грабли» власть пусть оставит при себе.
Для другого случая, который, будьте уверены, непременно подвернётся. Так что обещание Орлова переселить горожан в 144-квартирный дом у Колонского пруда примерно через месяц с небольшим не более чем пропагандистская уловка.

«ВАРЯГОВ» ОБИДЕЛИ. ЗРЯ

Теперь что касается первоначального местного подрядчика, который, со слов главы, должен был исполнять свои обязательства, «чтобы потом не стыдно было людям в глаза смотреть». Им, не секрет, было ООО «Бетонинвест», гендиректор которого Владимир Мацаков в сентябре 2015-го надумал конкурировать с Орловым на выборах главы Калмыкии. На беду переселенцев, выходит?
Оттуда и начались мытарства, связанные с возведением домов у Колонского пруда. А вот с «варягами», то есть с приезжими строителями-ростовчанами, наша власть поступила некрасиво. Непорядочно, можно сказать. А зря. Имидж республики, о котором глава, по многим признакам, печётся не меньше, чем о своём личном, от таких вот бездумных действий прочнее не станет. Напротив.
Вообще, какой смысл в использовании рабочей силы из-за пределов Калмыкии? С ними проще договориться? У нас ведь своих каменщиков и штукатуров невпроворот. Но дома они, получается, не нужны, потому и срываются за тридевять земель. Где, кроме более или менее терпимого заработка, ничего положительного не видят. И не только строители, кстати.

ОСВАИВАЮТ, СКОЛЬКО ДАЮТ

Не открою Америки, а всего лишь предположу: все эти «электронные торги» и разного рода «депозитные» взносы, озвученные Орловым и мешающие переселить земляков из ветхого жилья, как уже сказано, обычный выверт. Смахивающий на дрянную игру музыканта-любителя на скрипке Страдивари, которую слышат спецы и озадаченно переглядываются.
В таком состоянии пребывала часть журналистов, слышавшая слова главы РК, и мало что понимавшая. Деньги на возведение домов для расселения вроде как есть, подрядная стройорганизация тоже есть, тогда чего же нет и почему? А нет организаторского рвения Алексея Маратовича. Удобнее и безошибочнее винить слабое качество «бетонинвестовских» работ, то есть видеть лишь следствие. Но что до него?
Кстати качество, с точки зрения пригодности, если глава РК не в курсе, по всей России везде одинаково плохое -  разного рода недоделки были обнаружены более чем в 1 тысяче подобных домов. Странно другое, и об этом Орлов наверняка знает, не может не знать: сколько денег дают подрядчику, столько их он и осваивает. Другой особой технологии ещё не изобрели.
А дают миллионы целевых рублей, это не секрет, явно меньше, чем положено, потому-то они, прежде чем дойти до «Бетонинвеста», ощутимо потеряли в весе. Отсюда и качество, не позволяющее без стыда смотреть в глаза землякам.
И последнее. Пусть это не покажется парадоксальным, но дома всё-таки строят не директивы и не деньги, а хорошие для работы условия. Поощряющие частную инициативу, прежде всего. А также гордость за свой труд. Их как раз-таки нет.

Александр ЕМГЕЛЬДИНОВ