Сегодня 01:07 26.10.2020

В угаре «лихих 90-х» было потеряно немало достижений СССР. Разворовывались ресурсы, разваливались производства, но была отрасль, в которой Россия осталась в числе первых – космонавтика. Похоже, 20-е могут внести свои коррективы и в эту сферу.

Время при(про-)шло

Главное достижение всей российской космонавтики в том, что многое созданное в советский период удалось сохранить. По крайней мере, это касается ключевых позиций, таких как производство ракетной техники, космических аппаратов связи и спутников дистанционного зондирования земли. Благо, раньше советские инженеры строили, изобретали на века, большой технологический задел позволил стране несколько десятков лет оставаться в авангарде космических государств. Более того, бесславный конец еще не настал, и даже если Россия сохранит только лишь инерционное движение, заданное в СССР, то и ближайшие годы наша страна будет оставаться в обойме «первых».

Ведь и сегодня практически все достижения – либо результат эволюционного развития, либо прямое воспроизведение того, что было при «советах». При этом, постсоветская космонавтика оказалась востребованной в международном космическом деле. И многие иностранные коммерческие агентства до сих пор пользуются возможностями российской космической промышленности.

В 90-е одним из немногих действительно обоюдовыгодных программ сотрудничества было взаимодействие России и США в области космонавтики. За счет обширных финансовых вливаний российская космическая программа смогла-таки выжить и сохранить свои возможности. Американцы были заинтересованы в том, чтобы вывести российскую космонавтику на международный рынок, чтобы наши ракеты там успешно продавались. Для этого были созданы американские компании International Launch Services, Sea Launch, европейские компании Starsem, Eurockot. Эти компании, по сути, занимались тем, что продавали запуски, благодаря чему на орбиту было выведено огромное количество иностранных спутников. Сегодня International Launch Services продолжает предлагать зарубежным заказчикам российские ракеты «Протон-М» и «Ангару». Американцы, между тем, в своё время заплатили 20 млн долларов за модернизацию двигателей РД-180, европейцы заплатили порядка 60 млн долларов за ракету «Союз», чтобы запускать ее с космодрома Куру во Французской Гвиане. Запад не был заинтересован в уничтожении нашей космонавтики, как это может показаться обывателю теперь.

Тем не менее, сегодня перспективы не самые радужные. Одна из наиболее болезненных тем – ситуация с дальнейшим развитием сферы. В постсоветское время сохранить удалось не все, например, кануло в Лету целое направление водородных двигателей. Ракета «Энергия» на сегодня невоспроизводима российской космонавтикой. Космический корабль многоразового использования «Буран» сегодня тоже невозможно воссоздать. Федеральная космическая программа 2006–2015 годов не была выполнена, и теперь большой вопрос: способна ли сегодняшняя Россия создавать модули долговременных орбитальных станций? Ярчайший пример – МЛМ-У «Наука», модуль, который по первому плану, должен был быть запущен в 2007 году, но сроки постоянно сдвигались. Российский модуль «Наука» строится аж с 1995 года сначала как дублер первого модуля МКС «Заря», а затем, из экономии средств, как полноценный летный модуль МКС. В апреле этого года в «Роскосмосе» сообщили, что модуль будет отправлен в следующем году. Но, учитывая историю, гарантии нет.

Финансовые вопросы

Между тем, когда в 2011 году США свернули программу космических шаттлов, Россия стала монополистом в сфере пилотируемых полетов на орбиту и оставалась таковой до мая 2020-го. Но иностранцы пользовались нашими «Союзами» и раньше. В целом, по данным Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США, за последние 14 лет в NASA потратили более четырех миллиардов долларов на доставку в космос астронавтов российскими кораблями. На сегодня за одно место на «Союзе» США платит порядка 90 млн. долл.

Это довольно-таки приятный бизнес, монополия – это всегда приятно. Тем более, что дополнительные средства от перевозки иностранных астронавтов можно было потратить на модернизацию и разработку новых технологий, ведь речь идет о миллиардах. Можно было бы.

В это же время «Роскосмос» все время сотрясают скандалы, прежде всего коррупционного характера. А в конце 2018 года Дмитрий Рогозин объявил, что в 87% производственного оборудования предприятий Роскосмоса устарело, а ранее (весной 2018 года) он заявил о тяжелом экономическом положении некоторых из этих предприятий. Одно из них – Государственной космической научно-производственной центр имени Хруничева (входит в Роскосмос, производит ракеты «Протон» и «Ангара») остается в финансовой яме и по самым оптимистичным прогнозам Рогозина выберется из неё к 2024 году. Центр убыточен с 2006-го.

Какое наше главное преимущество сегодня? Надежность, проверенная годами эксплуатации, накопленный за это же время прикладной опыт. А еще дешевизна российских кадров, задействованных в отрасли. Средний российский инженер легко согласится на зарплату, которая составляет 10% от зарплаты американского специалиста на аналогичной позиции. Кроме того, у нас вся стартовая инфраструктура и разработка полностью оплачены за государственный счет. То есть в конечную стоимость ракеты все эти расходы не включаются, поэтому они выходят дешевле по сравнению с зарубежными аналогами.

И вот при всех этих вводных стоимость полета одного астронавта – 90 млн. дол. Альтернативы «Союзам» не было девять лет. Так что цена, которая раньше составляла лишь 22 млн. за место все это время росла, намного опережая инфляцию. С монополистом не поспоришь. И это был не только финансовый рычаг давления, но и аргумент в политической полемике стран. Однако теперь у NASA появилась новая возможность – использование «частников» - детище Илона Маска, ракета Crew Dragon успешно прошла испытания пилотируемого полета. Но и она не единственная угроза: параллельно со SpaceX пилотируемый корабль Starliner по заказу NASA разрабатывает еще и Boeing. Эти два корабля – Crew Dragon и Starliner – должны уже в 2021 году полностью решить задачу доставки астронавтов на станцию и избавить NASA от зависимости от «Роскосмоса».

При этом американские частные производители, конечно, заинтересованы в том, чтобы государственные заказы переходили к ним, а значит, лоббируют антироссийские решения. А что касается дешевизны российской космонавтики – то по стоимости перевозки одного астронавта тот же Маск планирует уложиться всего в 5,5 миллионов долларов, а в ближайшие годы  не превысит 500 тыс. долларов.

Роль личностей

Отдельно стоит вспомнить и самого руководителя «Роскосмоса» - Дмитрия Рогозина, который занимает пост гендиректора госкорпорации вот уже два года, но курировал сферу еще будучи на предыдущей должности вице-премьера. В связи с тем, что Рогозин изначально – выпускник журфака, то положение, которое он занял в ведомстве два года назад можно условно назвать «руководитель-пиарщик». И стоит признать, пиар (и хороший, и скандальный) удается на славу. В частности, он стал автором того самого знаменитого твита: «Проанализировав санкции против нашего космопрома, предлагаю США доставлять своих астронавтов на МКС с помощью батута». Сообщение было опубликовано 29 апреля 2014 года.

Очевидно, тогда эти слова крепко запали в душу американскому бизнесмену Илону Маску, который в то время, преследуя, прежде всего вопросы прибыли и жирных госзаказов на космические запуски, пытался организовать для своей компании светлое будущее. Ведь SpaceX, успешно запустившая Falcon 9 еще в 2010 году и готовившая к первому старту Falcon Heavy, уже не первый год пыталась попасть на рынок американского военного госзаказа, но почти безуспешно. Весной 2014 года, когда геополитическая ситуация резко обострилась, у Маска появился новый аргумент – российское происхождение двигателей первой ступени Atlas V. Но безальтернативность «Союзов» в плане пилотируемых полетов, надежность и относительная дешевизна российских двигателей РД-180 не позволили бизнесмену вот так сразу достичь желаемого.

Впрочем, шанс припомнить твит Рогозина у Маска выдался шесть лет и один месяц спустя – после удачного пилотируемого запуска своей ракеты Илон саркастически отрапортовал: «Батут работает». Да и в целом, на сегодня SpaceX уже запустила более 80 ракет, разработала грузовой космический корабль, пилотируемый космический корабль, сверхтяжелую ракету. За 17 лет компания показала эффективность, о которой «Роскосмос» может только мечтать. За это же время «Роскосмос» не разработал практически ничего. Может быть, только ракету «Ангара», но ее делали 20 лет и слетала она всего раз. При том что мощностей у «Роскосмоса» больше, чем у SpaceX.
Рогозин постоянно присутствует в информационном поле, вот только реальных дел мало. Зато по количеству контрпродуктивных шагов и заявлений с ним сложно сравниться. Он даже публично признал, что Россия не будет участвовать в американском проекте лунной орбитальной станции на вторых ролях наравне с Японией, Канадой, Евросоюзом. По его мнению, это для России слишком низко.

И у нас будет собственная лунная программа с новой ракетой и базой. Под это дело он же, например, в конце прошлого года запросил у государства триллион рублей, чтобы построить новую ракету-носитель сверхтяжелого класса для полетов на Луну. Мол, тогда к 2031 году мы сможем доставить первую российскую миссию на естественный спутник Земли. Вот только, даже если деньги найдутся, где гарантия, что лунная программа не постигнет судьба прочих крупных проектов – космодрома Восточный (более 140 уголовных дел в связи с прямыми хищениями средств и коррупционными скандалами) или МЛМ-У «Наука» (строится уж четверть века)?

Утнасн САНДЖИЕВ