Сегодня 22:13 03.06.2020

Через пару дней наша страна отметит один из главных (если не самый главный) праздников – 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Несмотря на то, что торжества, ввиду пандемии, пришлось свести к минимуму, значение даты остается исключительным.

Значимость Победы для истории страны и мира трудно переоценить. Однако, если раньше праздник был просто одним из важнейших торжественных дат, то в последние полтора десятилетия культурное и политическое значение его для российского народа всё увеличивается. И теперь уже 9 мая – это не просто день памяти и скорби, все чаще праздник позиционируется, как некая точка сборки всего нашего гражданского общества. Война – величайшая трагедия, которая затронула каждую семью. Эта тема неизменно вызывает глубокий эмоциональный отклик в каждом гражданине страны. Однако, патриотизм и общее героическое прошлое народа, к сожалению, все чаще становятся инструментом политики.

Ужасы и тяготы войны не могли не отразиться на всех аспектах жизни советского народа. Эхо тех событий, так или иначе, еще долго будет отзываться, можно сказать, что Великая Отечественная стала частью нашего культурного кода. К ней чаще всего обращаются в политической полемике, особенно, когда речь заходит про превозмогание трудностей. Очень удобно, да и счет уже оплачен кровью наших дедов.

В советскую эпоху все мы привыкли ощущать себя частью великого государства, которое стремится к выполнению глобальной задачи. И ведь не было никакой необходимости декларировать проблему защиты исторической правды, тем более включать этот пункт в Основной закон. Геополитически страна была настолько сильна, что такой вопрос не появлялся на повестке – всё всем и без того было очевидно. А после, представ перед необходимостью вновь обрести собственную национальную идентичность, был обнаружен самый простой путь решения – не развитие проектов, направленных на построение светлого будущего, но переосмысливание и смакование прошлого. Между тем, в соседней Украине, да и в Прибалтике, пошли тем же путем, только сосредоточившись на шельмовании советского прошлого.

Но, по большому счету, а как у нас защищают историческую правду?

У Калмыкии есть яркий пример – национальное воинское формирование – 110-я Отдельная калмыцкая кавалерийская дивизия. Мы помним, что изначально идея появления подобных подразделений базировалась на тезисе о том, что представители одной национальности будут эффективней взаимодействовать друг с другом, обладая единым менталитетом и языком. Однако впоследствии оказалось, что политические вопросы сильно влияют и на отношение военного начальства к национальным соединениям. Именно поэтому еще до ссылки калмыцкого народа в районы Сибири и преступной ликвидации Калмыцкой АССР, в высших эшелонах власти страны уже искусственно плодились слухи о якобы ненадежности калмыцких воинов. Эти абсурдные домыслы стали причиной того, что республиканскому Обкому ВКП(б) пришлось даже подавать доклады, подчеркивающие заслуги калмыцких частей.

И все же последующая депортация народа, а также то, что калмыцкая дивизия в первых оборонительных боях понесла значительные потери и была вынуждена отступать, послужили благодатной почвой для рождения слухов о неустойчивости морального духа калмыцких кавалеристов, о дезертирстве и присоединении к врагу, что, естественно, не соответствовало действительности. Вместе с тем, в советские годы, в ранних исследованиях истории создания и боевого пути 110-й ОККД часто содержались ошибочные сведения, некоторые искажения фактов. Зачастую это было обусловлено тем, что свидетельства ветеранов были переработаны в виду необходимости соответствовать «линии партии», да и сами участники войны редко говорили о событиях и фактах, которые, на их взгляд, не были существенными и не служили главной на тот момент задаче – делу воспитания молодого поколения. Во всяком случае, в том виде, как оно рассматривалось в советскую эпоху.

Им приходилось превозмогать многие трудности, например, слабую материальную базу, ведь даже доукомплектование личным стрелковым оружием происходило уже в июле 1942 года, когда дивизия заняла оборонительную позицию в районе Нижнего Дона. В том числе, были и сложности морального характера. Есть свидетельства того, что бойцы остро переживали за судьбу оставленных дома родных, где в то время началась эвакуация скота, а жизнь становилась все трудней. Люди также прекрасно понимали, что задача прикрытия отходящих войск относительно малыми силами, когда нужно противостоять врагу, который не только значительно превосходит числом, но обладает чудовищной танковой и авиационной мощью – миссия практически самоубийственная.

И то, что в этих условиях 110-я ОККД смогла выполнить боевую задачу, избежать полного окружения и разгрома – причина, по которой исключительное мужество воинов национальной дивизии не может подвергаться сомнению. При этом правда в отношении этого воинского формирования была попрана еще во время войны, и где же теперь настоящая реабилитация?

Сегодня у нас, вроде как, новая «линия партии» - защита исторической правды, которую возводят в разряд конституционного закона. При этом российские институты власти легко и непринуждённо меняют даже дату окончания Второй мировой войны – по непонятным причинам перенося ее со второго на третье сентября. Еще раз напомним, акт о капитуляции Японии был подписан 2 сентября 1945 года, соответственно, вместе с ним окончилась война.
Вообще, советско-японский конфликт продолжался менее месяца. Поскольку, обладая богатым опытом боевых действий против немцев, Красная армия серией быстрых и решительных ударов прорвала японскую оборону и быстро начала наступление вглубь Маньчжурии. Танковые части успешно продвигались в, казалось бы, непригодных условиях - через пески Гоби и хребты Большого Хингана, но отлаженная за четыре года войны с самым грозным противником военная машина практически не давала сбоев.

Кстати, несмотря на то, что калмыцкий народ к тому времени уже был насильственно депортирован, не все этнические калмыки отправились в Сибирь и на принудительные работы в Широклаг. С японской кампанией тесно связано имя нашего прославленного земляка – Эренцена Лиджиевича Бадмаева. Между прочим, пару дней назад был своеобразный юбилей – 30-летие с того дня, как наш земляк получил звезду Героя Советского Союза – спустя 45 лет после того, как он к этому званию был представлен.

Э.Л. Бадмаев в звании старшего лейтенанта командовал 785-ой ротой стрелкового Краснознаменного полка 144 стрелковой дивизии. И во время наступления на гору Верблюд, на рассвете 9 августа 1945 года, после тяжелого двухчасового боя рота Бадмаева смогла справиться с сопротивлением крупного гарнизона японцев, засевшем в сильно развитой системе дотов и дзотов. Рота уничтожила 35 солдат и офицеров, захватила 2 пушки, 5 пулеметов, склады с боеприпасами, продовольствием и обмундированием.

За эти и другие подвиги в ходе японской кампании 30 августа 1945 года наш земляк был представлен к званию Героя Советского Союза, но ввиду национальности тогда он заслуженную золотую звезду не получил, и был награжден орденом Красного Знамени. Только лишь Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года Эренцену Лиджиевичу Бадмаеву вручили полагающуюся ему награду с формулировкой «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Георгий САНДЖИ-ГОРЯЕВ

На фото: Первый комендант и начальник военного гарнизона Берлина генерал-полковник, Герой Советского Союза Э. Берзарин торжественно провожает Знамя Победы в Москву.

Из всех родов славы самая лестная, самая великая, самая неподкупная – слава народная.
В. Г. Белинский