Сегодня 04:37 10.04.2020

Астраханская область с коварством Штыгашева ссылается на документы периода сталинских репрессий и смешной аргумент о «фактическом землепользовании»

В ноябре 2016 г. на заседании Госсовета отсутствие межрегиональных границ и механизма урегулирования споров признано ВРЕДЯЩИМ экономике регионов. В январе 2017 г. правительство России своим распоряжением утвердило «целевые модели упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности субъектов РФ». Одним из ключевых пунктов в нем значится полное установление межрегиональных границ.

Наглость – второе счастье

Председательствовавший на заседании Госсовета Владимир Путин дал правительству РФ и регионам поручение завершить работу по установлению границ регионов и населенных пунктов до (!) 2021 года. С тех пор прошло 3,5 года и мы, посмотрев на Публичную кадастровую карту Росреестра, с сожалением видим там очень большие разночтения. Три обособленных участка территории общей площадью 390 000 га (участки площадью 3271 км², 214 км² и 486 км², всего 3983 км²) по-прежнему принадлежат одновременно Республике Калмыкия и Астраханской области. То есть продолжает существовать так называемая чересполосица – расположение земельных участков одного хозяйства полосами вперемежку с чужими участками. Получается, воз и ныне там.

Эта история о размежевании поземельных границ смахивает на сюжет русской сказки «Заюшкина избушка». Облюбовали астраханцы отгонные пастбища на территории восстанавливаемой после реабилитации Калмыкии, подписали документы об аренде. Привыкли хозяйничать и обжились, как на своей земле: разрабатывают полезные ископаемые, реализовывают мероприятия по сохранению и восстановлению популяции сайгака в рамках Соглашения между Минприроды и ПАО «Лукойл», создали 54 крестьянско-фермерских хозяйств и природный заказник «Степной». Со временем наглые соседи решили, что они никакие не арендаторы¸ а самые настоящие собственники избушки лубяной. Так, по доброте душевной, Калмыкия оказалось в роли пострадавшей от вероломства: идем и плачем, горюем, лапками слезы утираем.

По сюжету сказки ни Собака, ни Волк, ни Медведь не смогли помочь Зайцу. Прогнал Лису с печи Петух в красных сапогах, который нес косу на плечах и хотел ею бесстыжую посечи. В нашей истории в роли Собаки и Волка выступают администрации приграничных Лиманского и Черноземельского районов, правительства Калмыкии и Астраханской области, чьи рабочие встречи о статусе 390 тыс. га в районе Черных земель оказались безрезультатными. К сведению, позиция калмыцкой стороны заключается в следующем: существующие границы РК установлены Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 9 января 1957 г. Исходя из них, используемые в настоящее время Астраханью 390 тыс. га находятся в пределах территории Калмыкии. Следовательно, в соответствии с действующим федеральным и республиканским законодательством астраханским землепользователям надлежит заключить договора аренды. При этом речь не идет о ликвидации действующих на спорных территориях 54 КФХ. Честно говоря, в списке фермеров всего несколько фамилий коренных лиманцев, большинство же – выходцы из Чечни и Дагестана, которым, по большому счету, нет особой разницы, где состоять на учете.

Астраханская же сторона продолжает считать выделенные ей в 1940-1950 г.г. отгонные пастбища принадлежащими области и на этом основании отказывается платить арендную плату. Наглость – их второе счастье. В позиции соседей прослеживается негативный и, я бы сказал, штыгашевский оттенок: они считают спорные гектары своими на основании постановлений и указов, увидевших свет… (!) в период ликвидации Калмыкии и сталинских репрессий, то есть геноцида калмыцкого народа.

«Повезло» с соседом

Вот этот моральный аспект – немаловажный в территориальном споре. Тем более, что в данном материале не поднимается вопрос о возвращении Калмыкии двух ее бывших районов (Лиманского и Приволжского), которые остались в границах Астраханской области после восстановления республики в 1957 году. Вопрос полной территориальной реабилитации – это тема отдельного и более обстоятельного разговора, возможно, на уровне Международного суда ООН.

В нашем цикле корреспонденций речь идет о проблеме урегулировании межрегиональных границ (на фото – карта/oleg-shein.livejournal.com), которая поднята на упомянутом выше заседании Госсовета. И при ее решении всем сторонам и, прежде всего, федеральному центру, как арбитру в споре, нужно учитывать, что в 1948 году ООН признал геноцид преступлением, нарушающим нормы международного права и… (!) не имеющим срока давности.
Конечно, не все так запущено в нашей стране: Ростовская, Сталинградская (Волгоградская) области, Ставропольский край и Дагестан вместе со всем цивилизованным миром осуждают геноцид, потому что объектом преступления является безопасность человечества. Эти регионы проявили добрую волю по отношению к реабилитированной Калмыкии и признали неправомерность своего землепользования.

А вот Астраханская область с коварством Штыгашева ссылается на документы периода сталинских репрессий и смешной аргумент о «фактическом землепользовании». Чего греха таить, «повезло» так «повезло» с соседом – у нас под боком пригрелась оборзевшая донельзя Лиса из сказки, дискредитирующая идеи федеративного государства. И даже Медведь с его внушительными габаритами или наш «самый гуманный суд в мире» расписался в собственном бессилии. Истец в лице республиканского прокурора не смог расторгнуть договор между КФХ «Р.Т. Муцаев» и администрацией Лиманского района.

Это нашумевшее дело 2003 года выдержало несколько кассаций, слушалось в Элисте, Астрахани, Казани и Москве. Предпоследним заседанием, проходившим в Казани, оспариваемый участок Муцаева был признан ничтожным, поскольку его сдал в аренду неправомочный субъект в лице администрации Лиманского района. В это время губернатор Анатолий Гужвин отчаянно метался из одной инстанции в другую со своим аргументом о «фактическом землепользовании», закидал письмами Генпрокуратуру и Высший Арбитражный суд, чего не скажешь о Кирсане Илюмжинове и вице-президенте Валерии Богданове. В итоге Высший Арбитражный суд РФ установил, что спор – не экономический, то есть ему не подведомственен. И только на этом основании производство по делу было прекращено.

Петух без косы

Судьи умыли руки, а астраханцы из их решения выжали максимум пиара. Тотчас все газеты запестрели заголовками «Вопрос с «черными землями» разрешился в нашу пользу», «Астрахань выиграла у Калмыкии территориальный спор» и т.д. Они, можно сказать, выиграли информационную войну – здесь можно сделать упрек инертным калмыцким СМИ. А что такое ложная пропаганда – знакомо калмыкам, как никому: теперь население Астраханской области убеждено в том, что степные территории, расположенные вдоль железнодорожной трассы Астрахань – Кизляр, по праву принадлежат им. На самом деле, людей ввели в заблуждение - суд всего лишь отослал участников спора к ч. 3 ст. 67, подпункту «а» ч. 1 ст. 102 Конституции Российской Федерации.

Иными словами, роль храброго Петуха, который поможет нам выкурить из лубяной избушки Лису, должен сыграть федеральный центр. И вот здесь возникает вопрос: есть ли у Москвы желание и, главное, та самая коса, которая обескуражит наглую Лису?!

По поводу желания можно сказать следующее: да, проблема урегулирования межрегиональных споров притушена обычаями делового оборота и практикой, но рано или поздно к ней придется возвращаться, ведь пограничный вопрос – одно из препятствий для развития субъектов. И возвращаться на законодательном уровне, что и является, по сути, косой, то есть четким правовым механизмом установления межрегиональных границ.

Согласно Распоряжения Правительства РФ от 31.01.2017 № 147-р «О целевых моделях упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации», к 2021 году силами Минэкономики, Росреестра, АСИ и региональных властей все границы должны быть полностью установлены. При этом российское законодательство не устанавливает четких правил, как регионы могут их устанавливать или менять. Получается, отличие нашей истории от русской сказки в том, что у реального Петуха нет орудия, инструмента, вдобавок он оказался каким-то хитротрахнутым, поэтому «установление границ между субъектами Российской Федерации возложено на региональные органы государственной власти».

Верно говорят, что сказка – ложь, да в ней намек, добрый молодцам урок. Из этой истории мы можем вынести только ленинское: судьба нашего народа в наших собственных руках. Надо консолидироваться. Нужны лидеры и в этом плане у нас полная пустота. Команда Бату Хасикова пока не оправдывает надежды, и это не досужие домыслы. Недавно, например, глава РК встречался с новым главой Росреестра Олегом Скуфинским (на фото справа – ред.), где были подняты, по сообщению РИА Калмыкия, всего два вопроса: оформление прав Калмыкии на объекты Постоянного представительства РК при президенте России и перспективы региона в рамках планируемой ведомством масштабной цифровизации. Спрашивается, почему администрации главы региона в голову не пришло прояснить вопрос о статусе 390 тыс. га в районе Черных земель?! Почему разбазарен такой удобный случай?

(Продолжение следует)

Григорий ГОРЯЕВ