Сегодня 16:54 15.09.2019

Калмыкию в последние годы лихорадит. Уже выросло не одно поколение людей, не знающих, как это – править и жить по совести. Страшно подумать, но со времени прихода Илюмжинова к власти и передачи своего «трона» Орлову прошло уже 26 лет!

И эти годы родили настоящих манкуртов, заполнивших собой нескончаемые чиновничьи кабинеты. Они лихо воруют то что плохо лежит, врут, предают и в поисках лучшего места под солнцем активно работают локтями. Это благодаря их вредительской деятельности республика практически выжжена и оголена людьми и ресурсами.

Известный калмыцкий политик, хозяйственник, предприниматель и меценат, заслуженный работник народного хозяйства РК Николай Шовгуров считает, что сейчас, как никогда, пришло время собирать камни, то есть вычищать регион от скверны и, прежде всего, от подлых и бесчестных людей.

- Николай Александрович, вас в республике знали, как активного члена илюмжиновской команды…

- К приходу к власти предшественника Орлова я много лет жил и работал в Москве и Бельгии, занимался продажей калмыцкой и российской шерсти на аукционах Европы.
К чести Илюмжинова, с приходом к власти он стал созывать профессиональных и грамотных специалистов, которые хотели и могли принести пользу родной республике.
Меня, очевидно, пригласили как человека, имевшего не только три образования и специальности, но и большой опыт хозяйственной работы в первую очередь на родине. Я много лет трудился инженером в системе треста «Калмстрой», возглавлял Октябрьское райпо. Работая за рубежом, серьезно изучал основы европейского менеджмента, был и до сих пор остаюсь спортсменом и адептом здорового образа жизни.
Позвали и сходу предложили заняться строительством нового стадиона «Уралан» и возглавить республиканский футбольный клуб, перед которым сразу поставили задачу войти в высшую лигу страны.
Кроме того, я был назначен представителем президента республики в городе Элиста, то есть по сути возглавил городскую администрацию. А еще был одним из организаторов и непосредственным участником 33-й Всемирной шахматной олимпиады-1998 в Элисте.

- «Уралан» 90-х действительно сделал невозможное и стал известной в стране командой…

- Да, из захолустного коллектива мы превратились в клуб высшей лиги. Такого успеха у калмыцкого футбола никогда не было и, наверное, больше не будет. Тренером мы пригласили одного из лучших футболистов СССР – Павла Яковенко из киевского «Динамо». У нас играли Филимонов, Смертин, Кормильцев, к нам приезжал президент Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ) Николай Толстых.
А восхождение команды началось с того, что в 1997 году, став победителем первого дивизиона, «Уралан» завоевал право участвовать в высшем дивизионе российского футбола. Лучший результат, которого он там добился, – это седьмое место в 1998 году, а высшее достижение в Кубке России – выход в полуфинал в сезоне 1999/2000. В чемпионате 2000 года команда заняла последнее место и следующий сезон провела в первой лиге, где, заняв второе место, вновь получила путёвку наверх.
А потом из-за финансовых проблем игроки стали уезжать, и «Уралан» снова покатился вниз и вообще развалился. Но все это случилось уже при президенте клуба Алексее Орлове, исполнительном директоре Николае Андрееве и директоре стадиона Климе Хване.

- Ходили слухи, что вы строили стадион на свои средства. Неужели это правда?

- Действительно, на возведение стадиона «Уралан» государственных средств выделено не было. Я практически в одиночку выступил генеральным инвестором и затратил на обустройство футбольного поля и трибун около 80-ти миллионов рублей.
Доходило до того, что чернозем мы ввозили из плодородных районов Ставропольского края, Волгоградской и Саратовской областей, перенимали опыт строек в других регионах страны, использовали при возведении трибун современные импортные технологии, применяли инновационные материалы и, наконец-то, отгрохали стадион вместимостью 10 тысяч мест.
Мой труд был отмечен званием заслуженного работника народного хозяйства республики, правда, ордена за свою работу (по заверению Илюмжинова, было выдвижение от республики) так и не получил.

- Что в вашей жизни пошло не так?

- Отношения с президентом Калмыкии стали портиться задолго до его отставки. Думаю, что на него очень влияло его совершенно некомпетентное и трусливое окружение, которое никогда не любило и до сих пор опасается профессионалов и тех, кто говорит в лицо правду.
Я никогда не наушничал и не скрывал, что презираю интриганов, а эти люди и по сей день стоят «у штурвала». Жаль, что мы сейчас наблюдаем время всплывшей на поверхность воды грязной пены, но я лично прилагаю все усилия в ней не испачкаться.

- Чем сейчас занимаетесь?

- У меня фермерское и охотничье хозяйство. Там, на берегу озера, я посадил до тысячи кустов винограда, 70 сосен, розарий, построил большой двухэтажный бревенчатый дом, столовую, баню. Развожу сельхозживотных, охотничьих собак, ловлю на удочку рыбу.
Ко мне часто приезжают в гости известные в стране люди – кинорежиссер Никита Михалков, дипломат и бывший помощник президента России Сергей Ястржембский, неоднократно бывал прекрасный актер Александр Абдулов. С удовольствием встречаю политиков кремлевской элиты, которые приезжают ко мне отдохнуть. Кроме того, возглавляю республиканский спортивно-охотничий клуб «Чограй».
У меня две дочери, четыре внука, хорошая жена, хороший дом – а что ещё надо человеку, чтобы встретить старость?

- Неужели ваши знания и хозяйственный опыт сегодняшней власти не пригодились? Разве можно на фоне сплошь и рядом убогих и беспомощных специалистов разбрасываться такими бесценными кадрами?

- А у меня даже «отжали», как сейчас говорят, стадион. Провели рейдерский захват. Хотя, повторюсь, объект не имеет государственного статуса и в его строительство не вложено ни рубля из бюджета. Кроме того, там так и не случилось госприемки, поскольку отсутствует госэкспертиза, как и проектная документация. Хотя городская администрация в 2017 году задним числом выдала разрешение на «строительство» стадиона, а уже через месяц «ввела» его в строй, на что прокуратура республики внесла представление, ведь произошло вопиющее нарушение Градостроительного Кодекса РФ.
Такое скоротечное подписание документов и легковесное введение в эксплуатацию сложного социально значимого объекта и приводит к трагическим случаям и человеческим жертвам, как в Кемерово.
Когда-то я попытался привести объект в соответствие нормам, но мне этого сделать не дали. Зато сейчас вмиг состряпали документы, а Министерство земельных и имущественных отношений (министр Борис Лиджиев) и Росреестр РК (руководитель Дольган Буватинов) тут же его зарегистрировали и поставили на баланс.

- Тяжело вам идти против сегодняшней системы?

- Да, это непросто. Прошлым летом меня, представьте себе, закрывали в камере СИЗО управления по г. Элиста МВД по РК.
Дело было так. Сидел дома, смотрел заключительный матч чемпионата мира по футболу. На радостях и от переполнявших меня эмоций решил помириться с теми, с кем был не в ладах, и поехал домой к главе на правах старшего товарища и бывшего коллеги, а еще человека, хорошо знакомого с его родителями; как полагается у калмыков, – с гостинцами.
Звоню, стучусь в калитку трехметрового забора – никто не открывает. Вернулся домой, а поздно ночью ко мне вдруг приехал наш участковый уполномоченный и пригласил в полицейское управление.
Там началась некая непонятная суета. Повезли на процедуру освидетельствования, я не отказался, поскольку вообще не пью спиртного и не курю. Никто не объясняет причину ареста. Вот только допытываются: ездил ли я вечером на энную улицу и какова была цель той поездки?
Все же оформили в кутузку, вынудили провести в изоляторе ночь. А там в июльскую жару даже питьевой воды не было! Мне, страдающему диабетом, от сильной обиды и небывалого унижения стало плохо, резко подскочили уровень сахара и давление.
Приехала скорая с намерением госпитализировать, поскольку врачи диагностировали предынфарктное состояние, но меня не выпустили.
Ночевал в камере вместе с неким наркоманом и задержанным иногородним, который находился в федеральном розыске. И только практически через сутки в городском суде узнал, что меня подозревают в…  хищении металлических заграждений на стадионе, которые, во-первых, там стоят до сих пор, во-вторых, они принадлежат мне лично, поскольку я их привез со своей фермы. Там даже советское клеймо есть, и остатки старой краски 1990-х годов сохранились!
В общем, судья, большое ему спасибо, не усмотрел в моих «деяниях» состава преступления, вынес вердикт «невиновен» и отпустил на волю.
Я добрался домой, а оттуда сразу же переехал на больничную койку, где долго восстанавливался от потрясения.
Кстати, прокуратура мне от имени государства прислала потом официальное письмо с извинениями.

- Выходит, что вас на той самой улице банально испугались?

- Не хочу сейчас ворошить прошлое и вспоминать людскую подлость. Бог им всем судья. Просто хочу подчеркнуть: я прожил 66 лет, и мне ни за один день своей жизни не стыдно. Потому что всегда жил честно, был и есть патриот своей родины и народа. И мне сейчас больно видеть, во что превратилась республика и кто нами правит.
Беда нынешней власти в том, что она как бы живет одним днем и не вместе со своим населением, а параллельно. Посмотрите сами: вследствие бездарного и откровенно слабого руководства всей ветвей власти в «белом», «сером», «красном» домах и районных и сельских муниципалитетах мы съехали на самые последние позиции в стране, превратившись в откровенно нищий регион с самым низким уровнем жизни. И как бы ни старались заезжие эксперты-политологи, как бы ни расхваливали «мудрое» и «дальновидное» руководство Калмыкии, мы-то у себя дома видим, до чего республика докатилась.Вы посмотрите: кругом расцвела коррупция, мошенничество, очковтирательство, кумовство. Одни дутые проекты сменяют другие, и каждый спешит урвать кусок от субсидий, дотаций, вложений, и даже лагерных нар не боится.
Но ничего, правоохранители наконец-то сказали и еще скажут свое веское слово. Авгиевы конюшни стали потихонечку вычищаться, а камни – собираться, то есть пошел процесс оздоровления общества, которое наконец-то поверило: любое зло будет наказано, а вор будет сидеть в тюрьме. А то посмотрите, что творится в сегодняшней городской мэрии! Там, если ты в материальном смысле «пустой», на тебя сразу вешают ярлык «нищеброда» и «лузера», и даже разговаривать с тобой откажутся. Меряются, у кого дороже и круче телефон, наручные часы, машина и особняк. Пришло время людей, которые за кусок мяса горло друг другу перегрызут. А когда они слышат, что в бытность руководителем города я на свои личные средства строил Яшкульский и Центральный хурулы, Казанский кафедральный собор в Элисте и Крестовоздвиженскую церковь в Приютном, полностью озеленил туей, елями, розами Сити чесс и мостил тротуары на Клыкова – от 101-го квартала до Дворца профсоюзов, на Пушкина и аллее героев – они не то что не верят. Молодые люди даже не понимают, как это можно взять и вложить собственный капитал в благоустройство и украшение своего города. По собственному желанию и по зову души.

А мне просто хочется, чтобы все женщины Элисты ходили по красивым улицам на шпильках, а дети бегали и радовались ровным удобным дорожкам. Вот такой я неисправимый романтик.

Беседовал Лиджи БОРАЕВ

Как несправедливы вы, той судьбы превратности… В розницу — хорошее, оптом — неприятности…