Сегодня 05:18 25.08.2019

Внимание, скоро эта статья и ей подобные будут вне закона! ... наверное

В первый рабочий день после новогодних каникул, девятого января, Комитет Госдумы РФ по безопасности и противодействию коррупции поддержал весьма резонансные законопроекты о запрете распространения недостоверной общественно значимой информации и об ограничении доступа к материалам, выражающим в неприличной форме явное неуважение к государству. В упрощенном смысле это законопроект, который поможет огородить власть и представителей правящих элит от резкой критики со стороны российских СМИ, кроме того, вообще любые острые высказывания в адрес госслужащих, по этим законам, будут активно пресекаться.


Авторами обеих инициатив выступили глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас, его первый заместитель Людмила Бокова и депутат Госдумы РФ Дмитрий Вяткин, чуть позже к ним присоединилась еще группа парламентариев.


Раскрывая подробности первого законопроекта, можно сказать, что он будет запрещать публикацию в СМИ и интернете «недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий».


Ну а второй документ будет направлен на блокировку материалов, предназначенных для неограниченного круга лиц, «выражающих в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ». В дополнение к обеим инициативам внесены сопутствующие поправки в Кодекс РФ об административных правонарушениях, которые предусматривают ответственность за нарушение вплоть до ареста.


Казалось бы, такие понятия, как «нарушение общественной безопасности, жизни, здоровью граждан» - стоят того, чтобы их защищать. Однако на сегодня нет четкого понимания, что это за информация, формулировки законопроекта весьма расплывчаты и позволяют трактовать их весьма широко. И потом, в нашей стране и без того есть прецеденты возбуждения дел за комментарии, оставленные в сети, эта тема настолько животрепещущая, что заслужила отдельного внимания со стороны президента РФ, который в конце прошлого года внес пакет поправок, частично декриминализующий 282-ю статью Уголовного кодекса - об экстремизме.


В случае принятия новых законопроектов, сонм дел (пока административных) за якобы экстремизм в Сети пополнится еще и наказанием тех, кто осмелится сказать что-то против наглых, вороватых чинуш. Отсюда недалеко до ситуации, когда само это словосочетание - «вороватые чинуши» - даже вне контекста встанет в ряд запрещенных и будет грозить административным преследованием.


Откуда вообще растут ноги у подобных инициатив?


Разговоры о том, что нашей власти нужна дополнительная защита от нападок со стороны СМИ и просто людей с активной гражданской позицией ведутся довольно давно. В прошлом году, нечто подобное говорил, например, лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский, он тогда призывал пресечь деятельность оппозиционной радиостанции «Эхо Москвы», которая якобы порочит честь и достоинство честных государственных мужей. Но особенно беспокоит свобода слова тех, кто одновременно относится к властной и бизнес элитам.


Вот, кстати, что касается того самого автора резонансных законопроектов – сенатора Андрея Клишаса, то он в прошлом году стал объектом расследования Фонда борьбы с коррупцией. Тогда в интернете появились материалы о том, что у члена Совета Федерации имеются выведенные в офшоры фирмы, псарня и часы на 163 млн. руб. ФБК в своем расследовании ссылается на интервью Клишаса швейцарскому изданию на русском языке «Наша газета», в котором сенатор говорит, что на территории этого участка есть псарня, в которой содержатся 30 породистых собак. Помимо питомника, по данным фонда, в подмосковном владении чиновника есть трехэтажный дом общей площадью 1,2 тыс. кв. м. Ссылаясь на кадастровые выписки, Навальный утверждает, что свой участок Клишас зарегистрировал не полностью, а лишь частично. Самая большая часть владения — чуть более 5 тыс. кв. м.  по документам принадлежит их ТСЖ, в выписках нет пометки, что земля находится в пользовании у сенатора.


Помимо этого, ФБК озвучил еще целый ряд разного рода домов и прочего добра, которое, вроде как, находится в собственности Клишаса. Сам сенатор на нападки со стороны Навального ответил, что у него, помимо названного, «много чего есть», но все зарегистрировано и все налоги уплачены. Удивительно ли теперь, что такие люди спешат поскорее заткнуть рот всем, кто осмеливается хоть как-то критиковать представителей власти?
Естественно, любые российские законы влияют на жизнь каждого гражданина нашей страны. Кто-то может подумать, что возня жирных федеральных чиновников мало интересна нам тут, на земле. Однако это вовсе не так.
Калмыцким чиновникам вовсе не чужды мысли и устремления федеральных коллег. Им бы тоже не помешал дополнительный инструмент реагирования на какую бы то ни было критику. Один из последних примеров – все мы помним, как глава администрации Элисты Окон Нохашкиев минувшей осенью обратился в суд с требованием обязать председателя калмыцкого отделения партии «Яблоко» Батыра Боромангнаева удалить пост в соцсети, где фото Нохашкиева было подписано обидным, по его мнению, словом «редиска». Тогда Элистинский городской суд согласился с доводами защиты и посчитал, что данное слово (в данном конкретном случае) не может порочить честь и достоинство госслужащего.


А вот если бы наказание за оскорбление властей в интернете уже было введено в правовое поле, то еще не известно, как кончилось бы дело. Сегодня покой государства охраняет уголовное законодательство – статьи за публичные призывы к осуществлению экстремисткой деятельности, а также «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Но поскольку гораздо легче осудить человека по административной статье – в случае принятия законопроектов, они грозят стать наиболее популярными, в плане пресечения недовольств среди населения.


Между тем, хорошая новость в том, что Министерство связи и массовых коммуникаций РФ не поддержало эту инициативу. Заместитель министра Алексей Волин на минувшей неделе открыто высказался против, поскольку публичное использование нецензурной лексики и оскорбление кого бы то ни было вне зависимости от достатка и положения уже ограничено законом, а предложенные поправки о «явном неуважении к государству» можно трактовать слишком широко. «Одна из задач государственных органов – спокойно выслушивать критику своей работы. Не сахарные», — добавил Волин. Действительно, инструменты борьбы с явными оскорблениями или клеветой у государства уже имеются, зачем вводить специфичные нормы для защиты отдельных категорий? Дабы еще раз подчеркнуть их привилегированное положение?
Впрочем, есть и плохая новость – под конец минувшего года президент РФ Владимир Путин уже высказал свою поддержку законопроекту. Путин считает, что «Практически во всех странах это есть, нужно с уважением относиться к своей стране. И есть правила, которые надо соблюдать везде. Если есть ответственность вне интернета, она должна быть и в интернете», — сказал он.
Странно, очевидно, наш президент либо не разобрался в вопросе и ляпнул, не подумав, либо не догадывается о том, что в развитых странах должностные лица ввиду своей работы даже более беззащитны перед любой критикой, чем обычные люди.

Георгий Санджи-Горяев

Нет стеснения более жестокого, как не иметь сказать то, что думаешь.
Шарль де Сент-Евремон