Сегодня 01:48 24.03.2019

На тему сибирской ссылки нашего народа, я писал неоднократно, но никогда не писал по чьему-либо заданию или по соображениям конъюнктуры, и никогда не приурочивал свои публикации к очередному мероприятию, посвященному Дню памяти и скорби. Не писал потому, что в этот день бывает слишком много официоза, а в этой стране, там, где официоз – там нет места искренности и правде, зато лицемерия и лжи всегда с избытком. К чему эти мои заявления? А вот к чему.

28 декабря 2018 года, вместе с супругой, мы пришли к мемориалу «Исход и Возвращение». Народу – «море». С трудом, втиснувшись в людской поток, мы медленно, по спирали, поднимаемся к вершине холма и тут я слышу за спиной такой разговор:

- Наши уже прошли?
- Не знаю, никого не вижу.
- Надо их найти, показаться начальству. 

Оборачиваюсь, вижу двух парней в униформе, в руках красные гвоздики. Они были калмыками, а значит, со стопроцентной вероятностью, их старшие родственники, как и все калмыки, были изгнаны с родной земли 28 декабря 1943 года. И, наверняка, кто-то из них остался там навечно в сибирской земле, а потому эти парни пришли к мемориалу, не только подчиняясь приказу, но и по зову сердца, чтобы почтить память своих родных и близких. Но то, что они должны при этом показаться начальству на глаза, тем самым, подтвердить свое присутствие на этом мероприятии, вызывает у меня чувство ненависти и презрения к их командирам. Эти командиры-идиоты, как почти все нынешние российские начальники, встроенные в вертикаль власти, заточены не на работу во благо общества, а на беспрекословное выполнение воли вышестоящего начальства, в противном случае, вся эта пресловутая вертикаль власти рухнет как сгнившее дерево. Если завтра самый главный начальник прикажет им не на митинг идти, а надевать штаны через голову, они будут пытаться это делать и требовать того же от своих подчиненных, поскольку царь так приказал. В нашем случае, видимо Орлов дал команду премьер-министру Зотову обеспечить массовость митинга-памяти, тот приказал министрам, те, в свою очередь, руководителям различных ведомств республики и так далее, до самого низа. Как же они умеют все испохабить. Не надо народ сгонять на подобные мероприятия!

Кстати, Орлова на митинге лично я не видел, но накануне Дня памяти и скорби, он обратился к народу с ритуальной речью, где, в частности, заявил, что: 28 декабря 1943 года, наш народ был незаконно депортирован в Сибирь. Возникает вопрос к выпускнику МГИМО, – незаконно депортирован в Сибирь, - это как? Может быть, Сталину надо было поступить по-другому, т.е. депортировать калмыков в Сибирь и уничтожить там половину нашего народа по какому-то специальному закону, и тогда все было бы нормально?

Читаем дальше: Вечная память всем жертвам политических репрессий, своим мужеством и стойкостью отстоявших идеалы свободы и гражданских прав, сохранивших свои лучшие человеческие качества, веру в людей и любовь к Родине, которую они сумели пронести через всю жизнь и передать своим детям и внукам.

Опять возникает вопрос: Причем тут «Вечная память всем жертвам политических репрессий»? 28 декабря 2018 года, мы отмечали не день памяти всех жертв политических репрессий, а трагическую дату в истории нашего народа - 75-ю годовщину депортации калмыков в сибирскую ссылку! Кроме того, совершенно неуместны и абсурдны пафосные слова Орлова о том, что депортированные калмыки в ссылке отстояли идеалы свободы и гражданские права, сохранили веру в людей и любовь к Родине. Калмыки в Сибири были озабочены не отстаиванием идеалов свободы и гражданских прав, они там массово гибли от голода, холода, болезней, от издевательств и избиений комендантов и выродков рода человеческого из числа местного населения. Они думали о том, как им выжить в этом аду. А уж любить родину – СССР, которая поголовно истребляла их, им было не за что. Они, в большинстве своем, ее ненавидели. И совершенно справедливо.

Нет ничего отвратительней, чем лицемерная, ритуальная речь, звучащая в дни памяти и скорби о десятках тысяч жертв геноцида устроенного сталинским режимом против калмыцкого народа. Но Орлов играет по правилам игры, установленной уже нынешним режимом, хотя Путин и говорит, что: Страшное время репрессий невозможно оправдать высшими благами народа, это – преступление. В действительности же правила нынче такие: политические репрессии, если и были, то давно, так что - забудьте.

И сегодня, вся чиновничья рать, а также подавляюще большинство простого народа, согласилось следовать этому правилу. Если тридцать лет назад, еще во времена Советского Союза, благодаря перестройке, стало возможным открыто говорить о политических репрессиях, то через десять лет, в «демократической» России, с приходом к власти чекиста Путина, тема репрессий стала потихоньку сворачиваться, а вскоре и вовсе исчезнет с повестки дня. Как же быстро к нам вернулся авторитаризм, а с ним и СТРАХ! Чем это не доказательство того, что Россия – это страна рабов, страна господ? Сегодня, тех, кто публично говорит, например, о необходимости возврата в состав Калмыкии двух наших районов из Астраханской области, незаконно отторгнутых в 1943 году, можно посчитать на пальцах одной руки. Все остальные, скованные СТРАХОМ, молчат, хотя это требование совершенно законно, поскольку предусмотрена положениями статей 3 и 6 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов? А молчат они потому, что сегодня вновь наступили такие времена, когда говорить настоящую, а не «припудренную» правду о депортации калмыков, лучше не стоит, целее будешь. Но молчать – значит предавать память тысяч своих соплеменников, погибших в сибирской ссылке. 

Я думаю, что возврату СТРАХА в нашу жизнь, в немалой степени способствует и внутренняя цензура нашего человека. Люди сами не хотят уж очень откровенно говорить о депортации калмыков из страха, что их рассуждения на эту тему, могут войти, как им кажется, в противоречие с позицией государства по этому вопросу. Если сегодня послушать воспоминания тех, кто пережил депортацию, то обнаружится, что все их повествование ограничивается в основном разговорами о том, как их семью, 28 декабря 1943 года, выселяли  с родной земли и очень скупо о непростой жизни в Сибири. При этом, они также обязательно выражают благодарность простым сибирякам за оказанную им в годы лихолетья помощь, за сочувствие и понимание.

Иногда эти выражения благодарности, на мой взгляд, принимают какие-то гипертрофированные формы. Я уже по этому поводу высказывался, но хочу повторить еще раз. Как бы хорошо не относились к некоторым калмыкам простые сибиряки, нельзя давать улицам нашего города названия мест, где погибла почти половина нашего народа. Для нашего народа, Сибирь тех лет - это гигантская братская могила, где лежат тысячи, среди них немало безымянных, безвинно убиенных калмыков. Поэтому затея называть улицы городов в честь мест, где погибло столько наших людей, не просто не уместна, но и кощунственна. Это равносильно тому, как если бы бывшие узники Освенцима, Маутхаузена, Бухенвальда, Майданека, стали давать улицам своих городов названия этих концлагерей, в знак признательности за то, что их там не уничтожили. По-моему, это какое-то извращенное понимание добра и зла.

И в заключении. Как и большинство здравомыслящих граждан России, я не смотрю так называемые, официальные российские телеканалы, поскольку они вызывают у меня только чувство брезгливости и презрения, кроме того, это просто опасно для психики. Но бывают в жизни такие огорчения, когда по «техническим» причинам, вместо спутникового, ты вынужден смотреть аналоговое эфирное телевидения. Слово «вынужден» здесь является ключевым, потому что это случилось со мной, когда я, для того, чтобы получать хоть какую-то информацию, был вынужден 28 декабря 2018 года, смотреть 1-й канал, Россия 1, Россия 24, НТВ, ТВЦ, а это: Киселев, Соловьев, Шейнин, Зейналова, Скабеева с мужем и прочие мерзкие рожи аморальных и лживых пропагандистов, сознательно, с благословения власти, разжигающих межнациональную рознь и ненависть,  хотя  для некоторых – это цвет российской журналистики.

Так вот, ни один из перечисленных выше официальных телеканалов, которые существуют на наши с вами деньги, 28 декабря 2018 года, ни одним словом не упомянул о том, что в этот день в Калмыкии проходят траурные мероприятия, посвященные 75-й годовщине депортации калмыцкого народа.

Более того, в этот день, не то, что Президент России Путин, но даже самый мелкий чиновник федерального уровня, не направил нам свое обращение в связи с Днем памяти жертв геноцида калмыцкого народа. Тем самым, они высокомерно проявили свое неуважение к калмыкам.  Вам нужна такая федеральная власть? Мне – нет.

Семен Атеев