Сегодня 16:45 17.11.2018

Минувшая неделя завершилась празднованием Дня народного единства. Выходной в понедельник на «продолжение банкета» уже не смахивал, и Россия вяло вернулась к будням.

До 101-й годовщины некогда Великого Октября в среду. Не новый день отдыха, к сожалению, но в Элисте вновь были заметны нарядно одетые люди, в основном пожилого возраста, собравшиеся у памятника Ленину. А в умах у них звучали слова из песни: «Будет людям счастье //Счастье на века //У Советской власти  //Сила велика. //Сегодня мы не параде //А к коммунизму на пути //В коммунистической бригаде //С нами Ленин впереди!»

Значит, не ушли ещё пока в безвозвратное прошлое времена, когда каждое 7 ноября считалось для нас едва ли не главным событием года. Которое не только терпеливо ожидали, но и искренне желали. Ради пары минут резвой ходьбы или даже пробежки, повернув головы вправо, в сторону длиннющей трибуны с руководством республики на ней. Да ещё и с криками «Ура!» или «КПСС – слава!» Мероприятие то называлось демонстрацией, и ради него или во славу его мы бросали все свои дела и спешили в «торжестве» тогдашней нашей жизни поучаствовать.
Кое-кто, спору нет, это «публичное выражение своих действий, посредством массового шествия» в глубине души презирал. Из-за его строго явочного характера, в первую очередь. А ещё - из-за солдафонского хождения в колоннах. Больше всего, однако, не нравилось таскаться с портретами престарелых вождей КПСС.
Кстати, когда политическая акция заканчивалась, транспаранты с повелительными обликами этих самых parteichef, все, кто их до этого держал в руках, бросали. Где угодно и без стеснения и, тем самым, давая понять, что место «членов и кандидатов в члены» на свалке истории. Увы, так и случилось.
Но если этот факт не припоминать, каждый новый праздник Великой революции становился для обычных людей большой страны именинами души. По Элисте, например, было много гуляющих – в одиночку, семьями и влюбленными парами. Отовсюду лилась, пусть и бравурно-маршевая, но всё-таки музыка, и ей, казалось, подыгрывало всё – деревья, здания и даже унылые ноябрьские пейзажи с непогодой впридачу.

***

Очередную годовщину россияне, а вместе с ними и жители степной республики, отметили и в минувшее воскресенье. Годовщину Дня народного единства. Какую вот только по счёту - знает не каждый. То же самое и с самой сутью события 4 ноября.
Кстати с 1996 года по 2004-й он назывался Днём согласия и примирения, но потом Владимир Путин посчитал, что согласие и примирение достигнуто, и пора добиваться «народного единства». Непонятно вот только, в чём соотечественники главы государства, точнее, их «народная» часть, должны быть едины?
В единодушном, как во все времена и эпохи,  одобрении внешней политики России или всё-таки того, что происходит внутри неё? А может быть, нам стоит быть «едиными» и не вылезать за определённые рамки в чём-то другом? В своём бедственном положении, например?
Как сказала год назад глава Счётной палаты РФ Татьяна Голикова, за чертой бедности у нас находится около 21 миллиона человек. И тенденция эта, как считает большинство россиян, может пойти на убыль лишь, скажем, к 30-й годовщине Дня народного единства.
А вот премьер Дмитрий Медведев высказался на этот счёт в своём заумном стиле. Мол, бедность есть обратная сторона «недоразвитости экономики». Кто бы спорил, хотя всё сильнее кажется, что недоразвита не экономика страны, а те, кто её тупо формирует? И лишь экс-министр финансов Алексей Кудрин сказал по существу: нашей стране с её уровнем ВВП стыдно иметь такой уровень бедности.

***

4 ноября 2018 года жители Элисты никакими красно-сине-белыми колоннами, как в годы Страны Советов, или, как год назад, не шли. Традиции, даже самые почитаемые и оттого, казалось бы, вечные, всё-таки имеют свойство медленно угасать. Зато цело и почти невредимо другое наследие из прошлого - «явочный характер» для участников той или иной политической тусовки.
Потому-то, это бросалось в глаза, лица многих «явившихся» (из числа тружеников бюджетных организаций и учреждений), были откровенно кислыми. Как будто выпили они перед походом на площадь Пагоды Семи дней не чашку горячего кофе или чая или чего покрепче, как их старшие предки когда-то, а уксуса.
Да и в руках почти всех активных сторонников «народного единства» не было ни портретов Медведева, Путина или Алексея Орлова, ни от руки написанных воззваний вроде «Под знаменем «Единой России» - вперёд к новым победам и свершениям!», ни даже алых гвоздик или надувных шаров.
Самое же тоскливое: тёти и дяди, посетившие площадь Пагоды под грифом «явка обязательна в любую погоду», через час пребывания на ней вдруг дружно её покинули, оголив ряды празднующих до неприличия. В результате, до наступления сумерек, никуда не ушли лишь неустанные дети, их родители с бабушками и дедушками и заслуженные ветераны, смотревшие концерт художественной самодеятельности, не отрывая глаз.

***

Один из их плеяды – гвардеец Великой Отечественной и мирного послевоенного труда, уроженец Чувашии Пётр Леонтьев (на снимке) угостил меня чаем, после чего вспомнил о том, что, безусловно, интересно. В Элисте он живёт уже 60 лет. И долгие годы, в годовщину Великого Октября, участвовал в торжественных шествиях. Потому что по-другому, как и все советские люди, не мог - то был главный праздник всей его прошлой и настоящей жизни. Которую он бесстрашно защищал в войну с фашистами. А потом, как строитель-созидатель, восстанавливал из руин в Калмыкии.
На фронт Пётр Леонтьевич попал в 43-м. По повестке прошагал в военкомат 18 километров, но в свою призывную команду не успел. Воинский начальник за это спросил строго: не догонишь свой эшелон, посажу или оштрафую на 28 тысяч рублей. Юный Петя этой угрозы испугался настолько, что …вернулся в отчий дом. Пешком. Обрисовал ситуацию матери, и она попросила деревенского начальника выделить ей лошадь с повозкой. На ней поехали на ближайший полустанок, где и подоспели чудом к нужному поезду.
В Элисте он обосновался потому, что работы здесь после войны было выше крыши. Сначала строил дома своими руками, потом руководил, как прораб, мастер и начальник участка, и во всех качествах был в авторитете.
В свои 93 года Пётр Леонтьевич помнит почти всё. Свою фронтовую жизнь, например, и, что поражает, держит в голове наименования и номера многих армейских подразделений, в составе которых дошёл до Берлина. А также фамилии, имена, отчества и воинские звания своих командиров. А ещё названия населённых пунктов, которые он освобождал до полного уничтожения врага.
Не забывает он и имён своих начальников и просто коллег по послевоенному труду в Элисте. Алексей Орлов, кстати, жил с родителями в одном с ним доме по улице Ленина. Леонтьев даже помнит номер их квартиры, а также малолетнего Лёшку, который, кстати, помнит и дядю Петю, который шугал его и других пацанов за детские шалости и непослушание.

***

В День народного единства на площади Пагоды в этот раз из властной верхушки был лишь премьер Игорь Зотов. Как более молодой, чем Орлов и Анатолий Козачко, видимо. А ещё впечатление такое, что «график посещений» тех или иных мероприятий у главы республики сейчас «свободный», как и у преуспевающих студентов. На «экскурсию» в Китай он слетать на неделю не поленился, а вот на 100-летии ВЛКСМ и 80-летии Целинного района, а также на открытии величественного православного собора в Городовиковске отсутствовал. Народ, его там ожидавший, пережил разочарование.
…А коммунисты Элисты вчера провели свой мини-митинг возле памятника Басану Бадьминовичу Городовикову. Ярких речей на нём не прозвучало, как и песен под баян про «И вновь продолжается бой». Не было и клятвенных обещаний сломить хребет коррупционерам и «наш новый мир» построить. Праздник, когда-то нами горячо любимый, в этот раз, похоже, обошёл нас стороной?

Внук за компьютером спрашивает деда:
- Дедушка, а правда, что все коммунисты - чайники?
- С чего это ты взял, внучек?
- В гимне коммунистов «Интернационал» есть такие строки: «Кипит наш разум возмущенный...»

Александр ЕМГЕЛЬДИНОВ