Сегодня 06:12 18.10.2018

В прошлом номере «ЭК» мы попытались исследовать, что, по мнению наших местных чиновников и дельцов от власти, входит в их своеобразное понятие «рай». «Рай» в этой жизни и на этой земле, судя по субъективным результатам работы и поступкам отдельных персонажей. Перечисленные составляющие особыми изысками не отличались.  Скорее они свидетельствовали о скудоумии и невежестве владельцев

Возьмем историю со «швейцарскими часами», которую с большим удовольствием смаковали обитатели «белого дома» в первой половине 90-х. Тогда при первом президенте Калмыкии Кирсане Илюмжинове во власть пришли представители новой, неизвестной доселе «волны». В большинстве своем это были молодые хваткие ребята с плебейскими замашками, от которых им так и не удалось избавиться в последующей жизни. Они прекрасно понимали, что Кирсан, по сути, подарил им уникальный шанс начать новую во всех отношениях жизнь. И уже первые шаги на властном поприще дали возможность увидеть прекрасные перспективы. В плане стремительного роста личного благосостояния. О предыдущей жизни на рабочих окраинах столицы, как и о работе на стройках, неудачной карьере в  разных конторах на побегушках, можно было забыть, как о дурном сне. Разом. Безвозвратно.
Теперь даже близкие друзья удивлялись, произнося непривычное для слуха имя-отчество вместо привычной кликухи. А новый имидж органично дополняли угловато сидевшие малиновые или ядовито-зеленые широкоплечие пиджаки. И конечно, все без исключения новые «слуги народа» призыва 93-го года мечтали о том, что могло сделать их образ еще более крутым и весомым в провинциальном понимании. О швейцарских часах. Самых настоящих, каких в Элисте еще толком никто не видывал в то смутное время. Понятно, что назначенцы в большинстве своем были людьми молодыми, и ими двигало к тому же простое желание пофорсить. 
В числе первых этим чудом техники обзавелся один из чиновников, которому подфартило с командировкой в Москву. Тем более, что перед отъездом он получил солидную сумму на расходы. В кишащей торговыми палатками столице тех лет он между делом целенаправленно искал часы с заветной надписью «Swiss made». А таковых, «оригинальных» в то время на торговых рядах было хоть отбавляй. Наконец приглянувшийся товар был найден и после недолгого торга был приобретён у уличного торговца в надлежащей «фирменной» упаковке и «паспортом». Радости не было предела. Цена оказалась  не такой пугающей, как предполагали знающие люди.
И вот родная Элиста. В первый же день на работе чиновник собрал у себя в кабинете коллег, чтобы похвастать солидной обновкой. После традиционно цоканья языками все с удовольствием послушали историю приобретения, в которой удачливый покупатель лихо «нагнул продавца и сбил цену». Но как часто бывает в таких случаях, один из слушателей скептически отнесся к «родословной» часов. У него закралось подозрение, что, скорее всего, столичный прохиндей облапошил доверчивого «оленевода». 
Владельца это не на шутку распалило, и он предложил устроить любое испытание неубиваемой швейцарской технике. Говоря современным языком, протестировать. Тут скептик некстати вспомнил, что стекло у настоящих часов нельзя поцарапать или прожечь. Вызов был с радостью принят. Один из болельщиков раскурил сигарету и приложил ее к стеклу, которое мгновенно расплавилось. Немая сцена завершила маленький праздник. Но на этом история взаимоотношений калмыцких чиновников и швейцарских часов, как маленькой толики западной цивилизации, не завершилась. В следующий раз, дабы продемонстрировать подлинность покупки, другому владельцу пришлось опустить часы в кипящий электрочайник. Здесь снова обратим внимание на то, что эти «опыты» проводили взрослые, обличенные властью люди, а не дети, пытающиеся разобрать игрушку с целью знакомства с ее устройством. Хотя суть одна.
А вот забавы и развлечения другого свойства. Жил-был чиновник довольно высокого ранга. Начало его стремительного карьерного взлета пришлось на середину 90-х. Помнится, это было удивительное во всех отношениях время, породившее множество довольно любопытных историй. Так вот он стал героем одной из них, по той простой причине, что сердце ему исправно разбивали женщины по имени Лариса. Первой из них, как и положено, была законная супруга. Но вместе с тем, как чиновник набирал вес в местной политике и стал вхож в самый ближний круг, то в его жизни появились ещё две Ларисы. С ними его связывали романтические отношения, имевшие серьезную финансовую подпитку. Одной из них, первой в «табеле о рангах», была куплена квартира в одном из спальных районов города. А другой, под вторым номером, сердцеед оплатил евроремонт. Благо пассия жилплощадью была обеспечена.
Говорят, что коллеги, бывшие в курсе его амурных похождений, не раз подкалывали ловеласа по поводу роли Ларис в его жизни. Тот в ответ отшучивался, дескать, даже во сне не расколюсь, ведь жена подумает, что это она ему снится. Вот такой любовный четырехугольник. Но еще дальше пошел другой известный начальник. Благодаря власти и практически безграничным на тот момент финансовым возможностям, он смог попробовать себя в качестве оператора домашнего видео. Возможно, в его понимании это и была скрытая от посторонних глаз часть «рая» на земле. Широкая публика смогла увидеть «творение» с помощью выпуска новостей на местном ТВ. Предваряя показ, ведущий, причмокивая от волнения, что-то мямлил про «спор поколений». Затем на весь экран пошли кадры обнаженной женской натуры весом под центнер. Как говорят в таких случаях, о вкусах не спорят. А «оператор-режиссер» так тщательно водил объективом по рыхлому телу, словно пытался «вспомнить все его трещинки». Но этот момент, благодаря «творческому подходу» всех сторон, стал одним из самых ярких за всю историю местного телевидения.
И как-то совсем уж безобидной кажется выходка еще одного вхожего во власть персонажа из тех же 90-х. Был период, когда калмыцкие «деловые», как они себя сами считали, люди любили останавливаться в столичной гостинице «Россия». Выходцы из степной республики могли здесь продать сайгачьи рога, приобрести партию дефицитной на тот момент оргтехники, продуктов или ширпотреба. Останавливались там и наши командировочные чиновники. Просто хорошо отдохнуть, развеяться и на несколько дней забыть о скучной работе. То есть попрожигать жизнь. Не раз земляки собирались вместе, чтобы обмыть удачную сделку или провести время за разговором. Порой возлияния бывали довольно обильными, да такими, что о выходках наших земляков начали ходить разные истории. Но больше всех начудил один «слуга народа». После застолья его потянуло на подвиги и каким-то образом он смог вырваться «на оперативный простор». Отряд в это время не заметил «потери бойца». Только после сигнала горничной коллеги смогли поймать беглеца. Оказывается, он не мог найти нужный номер и носился по бесконечным коридорам с криком: «Калмыки не сдаются!» Вид у него при этом был самый «боевой» - семейные трусы и отвисшее брюшко. Вот такие истории.

Евгений БЕМБЕЕВ   

31\05\18