Сегодня 18:41 19.04.2018

В конце 2017 года фонд «Медиастандарт» и исследовательская группа ЦИРКОН представили рейтинг регионов России по уровню развития института массовой информации. Для его расчёта было использовано в общей сложности 50 различных индикаторов, разделённых на пять частных индексов

Работа, тем самым, была проделана скрупулёзная и обёмная. А как иначе, ведь требовалось, например, изучить состояние среды для работы «четвёртой власти» в 85-ти субъектах РФ, которое везде было разным. Как, кстати, и степень влияния государственной власти, бизнеса и общества на их деятельность, а также положение самих средств массовой информации на местах и многое другое с ними связанное.
По итогам исследования всем регионам были присвоены своего рода рейтинги – от А (наиболее развитые) до Д (с наименьшим уровнем развития). В группу 13 аутсайдеров, как это ни прискорбно, угодила и Калмыкия. И это никого уже не удивляет - какая республика, такие и СМИ.
А одной из причин тому, если отталкиваться от критериев анализа «Медиастандарта», стало слабая подпитка из регионального бюджета. Если в целом по стране эти расходы почти не сокращаются, а кое-где и повышаются, то в нашей республике ситуация больше напоминает застой. С перспективой, впрочем, в любой момент ухудшиться.  
Исследование также выявило, что в большинстве российских субъектов медиасфера, то есть область деятельности СМИ, инертна и почти не реагирует на подвижки, происходящие на рынке массовой информации в последние 3-4 года. Без труда, например, удалось установить, что ключевое влияние на развитие медиасферы в регионах нынче оказывают, скорее государство и бизнес, чем потребители информации. И это требует особого, если не сказать, пристального, внимания.

***
Парадоксально, но факт: так называемые официальные СМИ Калмыкии с некоторых пор не имеют своего профильного министерства. Которое когда-то было, но с начала 2000-х годов, то и дело меняя свои вывески и статус, в конечном итоге ушло в небытие.
О его воссоздании вдруг заговорили на конференции Союза журналистов РК летом 2010 года. Не заговорили даже, а кулуарно пошушукались. Хотя председатель этого «Союза меча и орала» Санал Шавалиев, говорят, позволил себе непозволительное. Посетовал, например, что вопросом возрождения Минпечати и СМИ «никто в правительстве не занимается».
И тут же, возможно, о сказанном пожалел, ибо тогдашний глава этого самого Кабмина Владимир Сенглеев его тихо недолюбливал. За огромные долги газеты «Хальмг Yнн» типографии. И погашать которые Шавалиев даже не думал.
Жаль также, что эти его слова упрёка в адрес правительства не слышал советник Сенглеева Николай Санджиев. Который абсолютно по делу заметил, что «продвигать» во власть идею возрождения Минпечати или Комитета должен СЖК и никто больше. «Со стороны Шавалиева я этого не вижу», - отметил Николай Джамбулович.

***
Органы власти, говорят, к точке зрения Санджиева отнеслись с пониманием, попутно озвучив контрдовод: калмыцкие журналисты, дескать, сами ничего не делают во имя возрождения Минпечати и СМИ или, на худой конец, структуры менее звучной, но с функциями аналогичными.
Комитета по делам печати, например, который в былые времена у нас действовал, причём при Совете министров Калмыцкой АССР, и по своему весу мало в чём уступал любому из министерств. Но с развалом СССР значение печати вдруг упало, а о словах Ленина «Газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор» все дружно забыли. А зря.
В 2005 году в политической жизни Калмыкии появился орган госуправления с весьма причудливым наименованием – Министерство культуры и информационных коммуникаций. Если с культурой всё было понятно более чем, то вторая его часть наводила на разные шальные фантазии.
Если, к примеру, рассуждать буквально, коммуникации это что-то определённо спрятанное в землю. Кабеля связи, допустим, ржавые водопроводные трубы, ну и система канализации. А всё вместе – «информация к размышлению». Так как коммуникации у нас, как правило, в таком жутком состоянии, что объединять их с культурой небезопасно.

***
Но далее грянуло ещё более анекдотичное. В рамках очередной оптимизации министерств и ведомств в конце 2007 года сферы культуры и печати были пришпандорены к Минобру и науки, и конгломерат тот, причём в разных вариациях, просуществовал не один год. А кончилось всё тем, что «пару» культуре составил туризм, а образованию – наука. Кому «достались» печать и СМИ? Никому. Их попросту лишили и флага, и «родины».
В правительстве РК об этом «курьёзе», возможно, и знали, но делали вид, что ничего такого не происходит. Рабочий момент, каких в рабочем графике нашей слабо работающей исполнительной власти всегда хватает. Алексей Орлов, не могу не напомнить, всегда ласково называет калмыцких журналистов «коллегами». Но при этом закрывает глаза на то, что эти его сотоварищи, в отличие от него самого, бесхозны и, следовательно, бесправны.
Хотя, допускаю, что о беспризорности «коллег» он знает, но на создание спецструктуры, заботившейся бы об интересах прессы, никогда не пойдёт. Из-за вечной нехватки средств, а, самое главное, политической воли.
И то, и другое с некоторых пор взялся компенсировать пресс-секретарь Главы Буянча Галзанов. Потому, очевидно, что текущей работой не перегружен. Да к тому же знает, как запустить главредов СМИ в выгодный власти фарватер, что никакой министр печати не нужен. Шефы газет, кстати, покорно внимают каждой его «премудрости», держа, видимо, в уме слова Орлова: «Нам говорили, что пресса зажата, плохо функционирует. Мы сняли все рубежи, все барьеры, давление на прессу исчезло из обихода внутренней политики».

***
Вот и получается, что контроль власти над СМИ завязан на одном единственном чиновнике. На пресс-секретаре Галзанове. У которого, кстати сказать, есть свои, очерченные инструкцией, должностные обязанности. Но ему больше по душе учить уму-разуму главредов СМИ, и в эту роль он врос основательно.
А Орлов и правительство за всем этим лишь наблюдают. Молча. А может, и не наблюдают вовсе. Поскольку пресса у нас давно уже превратилась в нечто аморфно-глухонемое. Но которое при любых раскладах нужно финансово поддерживать. Она ведь, как никак, пусть и неумело и даже убого, но всё же отстаивает позиции власти. А любой труд у нас, по ст. 37 Конституции РФ, должен оплачиваться. Что эта самая власть и делает.

***
Источником нищеты редакций местных газет, в том числе районных, необходимо считать слабую подписку на них населением, а также госучреждениями и организациями. Как следствие – низкие тиражи и копеечные внебюджетные доходы печатных изданий, которые в былые времена были неотъемлемой частью их благополучного существования.
Увы, настала пора, когда люди вдруг перестали в прессе нуждаться. Исчез читательский голод, ибо всё, что в газетах пропагандировалось, стало враньём, и было направлено на оправдание бездействия властей. В условиях такого вот внезапного упадка превратился ни во что так называемый адмресурс. Надавить на подчинённых, дабы обеспечить ведомственную подписку, нынче не в силах даже самый лютый начальник.
На сегодня суммарный тираж республиканских газет, кроме районных, едва дотягивает до 12 тысяч. Для сравнения: примерно такую же цифру в лучшие свои годы давали городовиковский «Вперёд» и яшалтинские «Зори Маныча» вместе взятые. Ну а то, что «Советская Калмыкия» и «Комсомолец Калмыкии» в эпоху расцвета СССР печатались в количестве 40 и 50 тысяч экземпляров соответственно, нынче кажется фантастикой!

***
Реально ли прошлое хоть как-то реанимировать? Или приблизиться к прежним показателям хотя бы на полшага? Ответ однозначный: вряд ли. Чтобы такое стало возможным, нужно многое менять. Действующую власть, например, превратившую СМИ в тот самый «чемодан»: и тащить тяжело, и выкинуть жалко.
Другая причина сползания местных газет к отметке критичности и даже ненужности – пустота их
внутреннего содержания. Не обязательно быть очень вдумчивым читателем, чтобы прийти к выводу: все наши издания друг друга сухо дублируют. То есть одни и те же события подают в формате «точь в точь». Как правило, косноязычно и вызывающем зевоту.
Знакомый пенсионер, выписывавший раньше все местные газеты, без исключения, в последние годы от своей давней привычки отказался. «Как патриот, подписался лишь на национальную газету, - сетует старик. - Но и на её «изучение» трачу минимум времени, поскольку калмыцкого языка всё меньше и меньше».

Российские журналисты вышли на несанкционированный митинг протеста
против задержания журналистов на несанкционированных митингах протеста против запрета на проведение несанкционированных митингов.

Александр ЕМГЕЛЬДИНОВ

29\03\18