Сегодня 03:31 18.05.2021

Послания президента Федеральному собранию обычно отличаются своей непредсказуемостью. Так, в прошлом году итогом обращения Путина к двум палатам Парламента стали анонсы изменений в конституцию и переформатирования Правительства. Ныне неожиданностью стало скорее отсутствие по-настоящему громких заявлений. Особенно по сравнению с «Посланием-2020».

Выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием продолжалось около 80 минут, что несколько дольше, чем обычно длятся такие мероприятия (ежегодное послание прошло уже в 27 раз). Владимир Путин огласил те тезисы и положения, которые, в целом, были ожидаемы – главными темами стали преодоление кризиса, вызванного пандемией. Сегодня, по словам президента, главная задача - восстановить реальные доходы граждан и обеспечить их дальнейший рост. Глава государства объявил о новых социальных выплатах, предложил пакет дополнительных мер по поддержке регионов и экономики. Сенсаций не произошло.

Большую часть времени было уделено вопросам внутренней политики. Чуть позже министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что по итогам обращения расходы в рамках мер, озвученных президентом РФ, составят около 400 млрд рублей за два года. А, например, до конца 2023 года на инфраструктурные кредиты регионам направят 500 млрд руб. Ставка по ним составит не более 3% годовых со сроком погашения 15 лет. По словам президента, федеральный центр поддержит те регионы, которые проводят «взвешенную финансовую политику». «Принцип будет следующим: чем меньше было долгов у региона, тем больше он сможет получить инфраструктурных кредитов», — уточнил он.

Впрочем, интереснее не то, что говорил Владимир Путин, но то, как именно он это говорил. Традиционное послание Федеральному собранию прошло на фоне обострившейся в очередной раз международной обстановки и на фоне всплеска оппозиционной активности. Так что в таких условиях обращение российского лидера, в отличие от прошлых лет, по большей части было адресовано не «западным партнерам», а гражданам страны.

Тем интереснее, что так любимое слово «прорыв» президент употребил лишь однажды – в отношении российских учёных, которые разработали вакцины от коронавируса. Для сравнения, в послании к Федеральному собранию в 2018 году он использовал слова «прорыв» и «прорывной» двенадцать раз.

Единственный «прорыв» в речи Путина касался эффективного отражения вызовов эпидемии. По мнению президента, Россия, в отличие от многих других государств, справилась с напастью куда лучше прочих стран. Впрочем, на этот счет есть и другое мнение. Коронакризис показал, насколько готовы государства к масштабным потрясениям. Особенно суровым стресс-тест был, естественно, для национальных систем здравоохранения. И вот, наряду с официальной статистикой заболеваемости, которая у нас, действительно, выглядит относительно неплохо, есть иной подход. Так, согласно данным, которые приводит World Mortality Dataset, Россия стала одним из аутсайдеров по борьбе с пандемией, при том, что избыточная смертность (превышение среднегодовых показателей смертности) в России за прошлый год, по подсчетам Росстата, составила 324 тысячи человек. У половины из них был коронавирус. По иным данным, согласно исследованию интернет-издания «Проект», которое основывается на расчетах Дмитрия Кобака из Тюбингенского университета, за период эпидемии COVID-19 в России «сверхпланово» умерло 414 тысяч человек. И это уже второй в мире результат после США (избыточная смертность – 560 тысяч человек).

Конечно, высокая смертность не говорит о том, что непосредственно пандемия уносит больше жизней, чем заявляют власти. Это скорее показатель (не)эффективности системы, когда все силы брошены на борьбу с коронавирусом, высоки «сопутствующие» потери – нагрузка на систему здравоохранения возросла, и она перестала справляться с потоком «обычных» не коронавирусных пациентов.

Не меньше слова «прорыв» Путин любит и Киплинга. Во внешнеполитической части послания были отсылки на горячо любимую Путиным «Книгу джунглей» (сравнение ряда стран с шакалом Табаки, которые «подвывают» США, которые в этой аналогии — Шер-хан). В прошлый раз российский президент обращался к образам из «Книги джунглей» во время массовых протестов 2011-2012 годов. Тогда он сравнил протестующих с бандерлогами, которых гипнотизировал удав Каа. Возможно, на фоне протестной активности в этом году это своеобразное напоминание о тщетности выступлений против власти.

В части, касающейся внешней политики обошлось почти без демонстрации военной мощи страны, без видео нового оружия и воспоминаний о победах над «печенегами с половцами». Зато Путин признал версию Александра Лукашенко о том, что протестующие в Беларуси планировали убийство первого лица страны. «Можно как угодно относиться, например, к Президенту Украины Януковичу или к Мадуро в Венесуэле, – сказал Путин, – Можно иметь любую точку зрения по поводу политики Президента Белоруссии Лукашенко Александра Григорьевича. Но практика организации госпереворотов, планов политических убийств, в том числе и высших должностных лиц, – ну это уже слишком».

В завершении речи о внешней политике Путин заявил о готовности дать «асимметричный, жесткий и быстрый» ответ в случае, если Запад захочет сжечь мосты. При этом, дескать, Россия сама будет определять границы «красной черты», которую не стоит переступать в отношениях с Москвой. Впрочем, даже это обещание не выглядит прямой угрозой.

Георгий Уташев