Сегодня 04:16 18.05.2021

В калмыцкой литературе много произведений, посвящённых теме депортации. Преимущественно действие в них происходит в местах ссылки народа, а героями в основном всегда выступают дети, женщины, старики. Повесть «Несломленный. Степная быль» Вячеслава Убушиева — абсолютно новое прочтение темы депортации.

Да, действие происходит в годы депортации, но в Калмыкии. Здесь мы видим героя, который не согласился с решением депортировать целый народ, остался дома, бросив вызов не только той бесчеловечной политике, но и себе. Депортация целого народа — печальная страница истории СССР 1930– 1950-х годов прошлого века. Аналогов подобному в мире не было. Никто не додумался придумать ярлыки «народ-предатель» или «наказанный народ». Когда в мирную жизнь людей врывается война, она всегда приносит горе и несчастье в семьи, нарушает привычный порядок вещей. Но если война приносит новую беду, то это невыносимо тяжело. В этом году — 78 лет с момента депортации калмыцкого народа в отдалённые регионы страны.

Это была уже вторая волна депортации после довоенной, и она отличалась рядом особенностей. Молниеносность: депортация целого народа происходила в предельно короткие сроки. Люди просто не успевали организоваться для какоголибо сопротивления. Всеобщность: представители определенной национальности выискивались и подпадали под наказание. Людей отзывали даже с фронта. Именно тогда граждане стали скрывать свою национальность. Депортация сопровождалась высокой смертностью. Писатель Виктор Астафьев в своих интервью вспоминал: «Произошёл страшный испуг и унижение. А унижение даром не проходит – народ был в те годы «перемолот». Одних усылали в северные дали, других из жарких краев переселяли к нам. Тасовали судьбы людей почём зря. Так вот у нас появилась целая улица немцев, переселенцев с Поволжья. Есть калмыки, литовцы, кого только нет, даже финны есть — на десяти языках говорит деревня… Так вот, перемешали людей – в порошок стёрли души…».

Калмыки испытали на себе тяготы многих войн, но особенно последних двух — гражданской и второй мировой с выселением народа в Сибирь. Уже давно отгремели взрывы и гул боев Великой Отечественной войны, но все равно колит в груди, когда читаешь очередное произведение об этом периоде. Повесть «Несломленный. Степная быль» — не только талантливое литературное воплощение реальных событий, случившихся в калмыцкой степи в 40—50-е годы ХХ века. Это и смелая историческая констатация того, что было. Повесть позволила увидеть трагическую судьбу конкретного человека, оставшегося один на один с общей и личной бедой в родных степях. Была рада мысли, что не оскудела калмыцкая литература, коль рождаются такие сильные прозаические произведения. Автор продолжил традиции русской, советско-калмыцкой литературы: повесть отличается ярким и свободным повествованием, легким литературным языком, душевной стилистикой. Ярко выражен образ главного героя — Басанга Бембеева, никогда не склонявшего голову перед врагом и мужественно переносившего все невзгоды. «За два с половиной года Бембееву довелось участвовать и в танковых атаках, и в рукопашных боях, и в бросках на немецкие дзоты, и в ночных вылазках за «языком». Но особенно тяжело ему пришлось летом сорок второго на берегу Дона, когда 110-я Отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия, спешившись, держала оборону на участке протяжённостью пятьдесят восемь километров, хотя по воинскому регламенту дивизия должна защищать участок в восемь, максимум в десять километров. Тем не менее, дивизия не пропускала гитлеровские части почти две недели, хотя перед нею ставилась задача продержаться дней семь», — так пишет автор о своём герое. В силу трагических обстоятельств Басанг становится бойцомодиночкой, который олицетворяет собой символ отваги и стойкости, символ веры в справедливость.

Да, он в начале повести – честный воин, переживший три серьезных ранения… Но дальнейшие события – депортация калмыков резко меняет жизнь солдата. Он не верит в происходящее: «Сев на коня, задумался: «Действительно, почему же калмыков не будут брать в Красную Армию? По какой причине? Конца войне ещё не видно. Может, и в будущем году придется воевать. Немец ведь просто так не сдастся. Казалось бы, фронту нужны хорошие бойцы. А калмыки всегда считались превосходными воинами, если вспомнить прошедшие войны России с турками, шведами, французами, с теми же немцами, в которых калмыцкая конница часто считалась ударной силой. А если учесть недавние бои на Дону, то не дрогнула 110-я калмыцкая дивизия: держалась почти две недели, и если бы не соседняя дивизия, не выдержав бомбежек, не оставила своих позиций, то калмыки продержались бы ещё неизвестно сколько. Так почему же теперь калмыков не считают нужным призывать в армию? Непонятно и подозрительно что-то…», — рассуждает Басанг.

Автор в художественной форме показал психологию времени и трагичную психологию своего героя. Он первый открыл завесу тайны над тем, о чём знали многие, но боялись рассказать. Это — смелый шаг в сторону не только правдивого, но и нового освещения проблем депортации, трагической судьбы отдельно взятого человека и народа.

Не веря в то, что весь народ мог быть предателем, Басанг, уже хлебнувший военного лиха, допускал, что война может сотворить что угодно, даже предательство. «Возможно, такое быть могло, но не все же были предателями. Разве можно назвать предателями всех колхозников, с которыми, хоть и немного, но довелось работать Бембееву. Не было среди них пособников оккупантов — это Басанг мог сказать точно. Конечно, где-то в степи прятались дезертиры и те, кто за несколько месяцев успели «отличиться» в зверствах. Чего греха таить, были и такие. Но эти были обижены Советской властью в годы Гражданской войны и после неё, в годы коллективизации и борьбы с религией, когда сотни буддийских храмов и монастырей были разрушены, а священнослужители, в основном, расстреляны или посажены в лагеря. Басанг вспомнил, как на улицах освобожденных от немцев казачьих станиц и украинских сел гроздьями висели чьи-то тела. Оказалось, что это были казненные полицаи. У этих, видимо, тоже был свой счет к Советской власти, но им не повезло, недолго они наслаждались местью…». Эти мысли не давали ему покоя, пока он не решился на отчаянный шаг: «Ну что, Бадма, будем делать? Ты слышал, теперь не только мы с тобой, но и дети со стариками стали предателями. Ты тут в тылу вместе с женщинами и подростками старался обеспечивать воюющую армию продуктами, тёплыми вещами, и я на фронте за чужим спинами не прятался, не позорил имя свое и своих земляков. Но всё равно я предатель?! Нет, ты как хочешь, Бадма, а я отсюда не двинусь. Я останусь здесь, я не дезертир, не преступник, не убийца какой-нибудь. Почему же я должен переселяться в чужие края? Да еще под конвоем! Никуда не поеду!».

Даже название повести «Несломленный. Степная быль» уже предвосхищает, что в повести всё правда. Круг проблем и тем, очерченных в повести, достаточно широк. Это и качества людей, такие, как добросердечие, сострадание, взаимовыручка. В повести это тема присутствует — тема сопереживания, соучастия в судьбах друг друга людей разных национальностей — калмыков, русских, казахов. «Бембеев долго задумчиво стоял в темноте. Этот русский, по сути, теперь тоже преступник: не зная его хорошо, стал пособником человека, которого Советская власть объявила вне закона. А ведь их связывали всего лишь колхозные дела. В редкие визиты в русский поселок они с Нипалычем перекидывались ничего не значащами фразами, и ничего более. Друзьями, даже приятелями они не были, а теперь лучше и вернее этого Нипалыча на всём белом свете у Басанга никого не было. Все остальные с недавних пор стали для него врагами. И что побудило этого уже немолодого человека ехать в такую даль, в такую далеко не теплую погоду, чтобы предупредить какого-то калмыка о грозящей ему опасности?!», — задается вопросом Басанг, проникаясь искренним уважением к этому человеку.

В заключение можно отметить, что повесть позволяет задуматься о многом, переосмыслить в очередной раз то, что случилось с нашим народом. Читается она легко. Надо отметить понятный и доступный язык произведения, который весьма колоритен, благодаря использованию фольклорно-мифологических мотивов, вкраплению в текст жанров народного творчества. Война и личное горе не убирают из души и сердца способность также любить и быть любимым. Пронзительна тема короткой, но яркой любви Басанга и казахской девушки Алтынай, поверившей в чистую и благородную душу избранника. Но не суждено счастью сбыться: погибает герой. «…Вот так наш Басанг все эти годы воевал, получается, со сталинизмом, с политикой государства. И погиб, доказывая свою правоту. Он жил по калмыцкой пословице, которая гласит: «Смерть храбреца в глубине степи». Очень правильная пословица», — заключает автор. Уважаемый калмыками Семен Липкин во время Великой Отечественной войны был корреспондентом дивизионной газеты «Красный кавалерист». «Я признателен судьбе за то, что в жаркое лето 1942 года, в рядах 110-й кавалерийской дивизии, я делил с воинами-калмыками опасность боёв и тяжкую горечь нашего временного отступления. Когда в эпоху сталинского геноцида решили ликвидировать, как нации калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, крымских татар, я с ума сходил от невыносимой боли. Я плакал по ночам, вспоминая высланных друзей. Эта боль мучает меня и поныне», — с горечью писал Семен Липкин. А как мучает и не дает покоя это тема нам, потомкам тех, кто пережил чудовищную трагедию. Из поколения в поколение передаётся боль, а значит и память о наших предках. Она сохраняется и передаётся благодаря творчеству неравнодушных к этой теме писателей, поэтов, кинорежиссёров, театральных деятелей, художников, скульпторов и т.д. Ради памяти тех людей, которые безвинно пережили это страшное горе. Вячеслав Убушиев – яркий представитель современной калмыцкой литературы. У него редкое для сегодняшнего дня творческое дарование — он одинаково талантливо пишет и на калмыцком, и на русском языке. Из-под пера автора вышли роман «Тоhран дун» (Песнь жаворонка) на двух языках, документальная повесть «Жизнь прожить» — об отце, известном в Калмыкии журналисте, публицисте, знатоке устного народного творчества… И вот написана замечательная повесть «Несломленный. Степная быль». «Дорогой Вячеслав, с удовольствием прочитал Ваш роман. Мне он понравился своей национальной особенностью, темой, сюжетикой и стилистикой, — написал В. Убушиеву заместитель председателя Московского городского отделения Союза писателей России, секретарь Союза писателей России, вице-президент Петровской академии наук и искусств, академик Академии Российской словесности, заслуженный артист России Валерий Иванов-Таганский. — Думаю, что это серьёзная и талантливая работа, кроме того охватывающая значительный период жизни Калмыкии. На самом деле, это русская проза, которой Вы, на удивление, хорошо владеете. Поздравляю!». Такую оценку роману «Песнь жаворонка» даёт известный российский литературовед, кинорежиссёр. Повесть «Несломленный. Степная быль» тоже просится на экраны, поскольку она столь гармонично написана и переложить её на язык кино не составит труда. Будем надеяться на внимание наших кинематографистов. А автору пожелаю новых творческих озарений и исполнения задуманных планов.

 

Раиса ДЯКИЕВА,

доктор педагогических наук, профессор, завкаф