Сегодня 13:05 22.04.2024

Предприниматель Виктор Куюкинов известен не только, тем, что владеет такси «Курьер» и гостиницей «Элиста». Он также был депутатом горсобрания, занимался и до сих пор занимается благотворительностью, является приверженцем идей демократии и антисталинистом. Сегодня это довольно редкий набор качеств, особенно для человека умеющего зарабатывать деньги и пытающегося их приумножить. Насчет приумножения у Куюкинова получается. И если бы был более сговорчивым, то, возможно, до сих пор был бы депутатом и был «идейно близок» к власти. Если бы, да кабы. Но не случилось. Потому что такой вот он человек. Разговаривали мы в редакции «ЭК». Насколько откровенное интервью у нас получилось - судите сами. Запретных тем не было

- Добрый день, Виктор Степанович. Давно вы не давали интервью нашей газете. С чем вы подошли к сегодняшнему дню?

- Ну что вам ответить? С чем мог, с тем и подошел. Вроде как не стыдно за прожитые годы. Есть чем гордиться, есть, что передать своим потомкам – а это не только знания и опыт. Хожу по улицам, ну, не гордо подняв голову, а просто не пряча от людей глаза. Иду, здороваюсь, куча людей меня знает, я многих знаю. Общаемся, встречаемся, разговариваем. Получаю искреннее удовольствие от общения. Может быть, это и есть самое главное в жизни человека - когда идешь на работу с хорошим настроением и когда идешь домой с таким же настроением.  

- А что такое счастье по вашему мнению?

- Счастье, мне кажется, это составное понятие. Когда тебе комфортно, когда комфортно твоим близким, когда комфортно и благополучно людям в стране, где ты живешь. Если говорить о моем самочувствии, то может мне комфортно, может быть мне хорошо и мои близкие себя неплохо чувствуют. Но когда вокруг я вижу, к сожалению, что многие, очень многие наши граждане живут, еле-еле сводя концы с концами, то мне от этого становится не так комфортно и замечательно. Конечно, по мере своих сил и возможностей я пытаюсь помочь тем, кто находится на грани голода и нищеты, но всем нуждающимся я помочь не могу. Всем помочь просто невозможно. А таких людей с каждым годом становится все больше, и я думаю, что это хроническая болезнь нашего государства, руководство которого обязано обеспечить своих граждан всем необходимым, чтобы они жили и радовались этой жизни.

 - Вы, в свою бытность депутатом горсобрания второго созыва (2001-2004 гг.), получили, по моей информации, вал обращений жителей Элисты с различными просьбами. Что хотели получить наши горожане от депутата Куюкинова?

- Тогда, я помню, выкупил все места в одном вагоне, который шел в составе «Поезда памяти» по местам бывшей ссылки калмыков. Эти места были розданы нашим бабушкам и дедушкам, которые когда-то на себе испытали сталинские репрессии, и у которых не было денег для поездки. Если брать сегодняшний день, например, то недавно мы сделали скидку в 50% для репрессированных, которую они получают при посещении городской бани и очень много благодарностей за эту скидку поступает от наших простых граждан. 

А тогда горожане приходили с самыми разными проблемами. У меня был первый округ – центр города, плюс первый микрорайон и еще какие-то улицы. Очень большое количество людей приходили с личными просьбами – им не хватало денег на лечение, лекарства, учебники и одежду для детей. Были и такие просьбы – заасфальтировать улицу, провести водопровод. Личные просьбы я старался решать сам, из своих средств. По поводу асфальта и воды, к сожалению, сколько я не обращался к руководству города, мое слово ими услышано не было. Хотя я не говорил с ними о своих личных проблемах и делегированы мне были полномочия тысяч горожан, которые за меня проголосовали, тем не менее, мэр города меня игнорировал. Мне не повезло в том плане, что в то время мэром был господин Бурулов. На тот момент из 11 депутатов только трое имели собственное мнение -  Полякова, Манжикова и я. Остальные 8 гордепов всегда голосовали так, как им указывал Бурулов. Зачастую эти голосования гордепов доходили до абсурда, это когда на предварительном обсуждении мы все приходили к одному мнению, а потом на заседании ЭГС эти же люди, которые голосовали «за», потом голосовали «против». Затем эти же депутаты пожимали плечами и говорили – ну, извини, нам сказали так проголосовать. 

- Эти же проблемы остаются и сегодня актуальными. Получается, что они не решаются десятилетиями?

- К сожалению, это так и есть. С тех самых «буруловских» времен все это тянется. И многие руководители муниципальных предприятий все также являются депутатами и все также голосуют так «как скажут». Поэтому ничего хорошего от таких «народных избранников» ждать не приходится. Не нужно питать иллюзий относительно гордепов. Их просто как бы не существует в реальности горожан, они все крутятся где-то там, на своей орбите с нашей действительностью не пересекающейся. Это, я считаю, порочная система, когда рука моет руку, когда идет откровенный торг между депутатами и руководством города за тендеры, горбюджет и прочие «пряники» в виде земли в центре города и ее выкупа. 

- Это вообще-то называется коррупция.

- Можно сказать и так. И тянется это, опять же я повторюсь, с тех самых «буруловских» времен. Начиналось все оттуда, если кто-то забыл – напоминаю. И вообще беда наша в том, что у нас практически несменяемая власть. А когда власть меняется, у нас это вызывает необычные эмоции – о, как же это могло произойти?! Взять того же Илюмжинова – 17 лет у власти. Бурулов – 10 лет. Сидел бы Кирсан и дальше, если бы не заявил, что его забирали инопланетяне. И Бурулов бы еще сидел в своем кресле, если бы не стал конфликтовать с Илюмжиновым. В России у нас люди сидят и на более высоких должностях и не видно никакого конца их этому сидению, хотя их вот эта «привычка генсеков» мешает развитию страны страшно, но они будут сидеть, потому что они так хотят и им это нужно. И все наши проблемы республики и страны заключаются в одной большой беде – несменяемости власти. Вот 30 лет сидел Сталин, 10 лет – Хрущев, Брежнев 18 лет, нынешнее руководство уже 16 лет. Промежуток, после начала горбачевской перестройки до путинских времен можно назвать тем самым всплеском «национального самосознания» - стало много свободы, оживились предприимчивые люди, росла промышленность, экономика. Был подъем всего.      

- Вы сейчас говорите как предприниматель? Какие годы, по-вашему, были самыми лучшими для российского бизнеса?

- Вот это время и было самое лучшее для предпринимательства – начало 90-х. Хотя меня очень сильно прессовали – и налоговики, и пожарные, и участковые. Просто заходили и цеплялись к чему-нибудь. Приходилось «дарить» им разные «подарки». Только после этого отставали. 

- Буквально на днях президент Путин внес законопроект, в котором предложил привлекать силовиков к уголовной ответственности (до 10 лет тюрьмы) за то, что они сажают невиновных предпринимателей. Как вам это?

- Этот закон должен был выйти 16 лет назад. А еще лучше на заре перестройки. Когда только предприниматели зарождались как класс, вот тогда бы это сильно облегчило им жизнь и помогло в ведении бизнеса. Тогда нужно было закон этот принять и строго-настрого приказать всем силовым структурам – не лезьте, не мешайте, не трогайте. Если уж вы сидите на шее у предпринимателей, если вы кормитесь благодаря их налоговым отчислениям, так будьте добры не мешайте им зарабатывать. Они же вас кормят. Берите пример с западных стран. Пожалуйста, открывайся, к тебе не лезут, некоторое время ты вообще не платишь налоги в период становления на ноги бизнеса. 

- Думаете, будет работать этот закон?

- Многие постановления и законы в России выглядят прекрасно, но, как говорится – гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Посмотрим. Надо, чтобы этот закон в первую очередь прочитали наши работники налоговой инспекции, МВД и ФСБ. 

- А вы не боитесь, что вас могут каким-то образом «нейтрализовать», к примеру, завести уголовное дело, надавить на следствие и вообще посадить?

- Вы знаете, ко мне было столько претензий и попыток отжать бизнес, что я уже их даже перестал считать. Были и попытки возбуждения уголовных дел, это происходило чуть ли не каждый год. В чем меня только не обвиняли – в коррупции, в мошенничестве, в неуплате налогов, в незаконной приватизации, в грабеже и даже в изнасиловании. Но мало человека обвинить в преступлении, надо же еще представлять более-менее веские доказательства, улики, а их то как раз и не было.  Если бы у следователей было за что зацепиться, то разве бы я сидел сейчас с вами и спокойно об этом рассказывал? Я бы сейчас где-нибудь на Колыме сидел и думал о смысле жизни. Ну, а поскольку любители клеветы и оговоров не могли представить доказательств, то им пришлось отвечать уже по моим искам о клевете, что я с удовольствием и делал – предъявлял встречные иски на крупные суммы. Многие дела я выиграл. Правда, в последние пять-шесть лет все эти попытки поставить меня «на место», слава богу, прекратились. 

- Какие проблемы, кроме «пристального внимания» силовых структур испытывает ваш бизнес сегодня? С чем это связано?

- За последние полтора года, я буду говорить о гостинице, поскольку это самый большой мой вид деятельности в предпринимательстве, где-то раза в два, а то и более снизился поток клиентов. Если раньше к нам приезжали люди просто «посмотреть» или «проезжали мимо и заехали», то теперь ездят строго «по делам» - командировочные.

- А где же эти 60-70 тысяч туристов, которые, как утверждают республиканские власти, посетили нас в прошлом году?

- Они утром приезжают, а вечером уезжают и в Элисте даже не ночуют. Это туристы «выходного дня». Я вижу эти огромные автобусы, которые стоят в центре, но из них ни один человек к нам не заходит. Да и зачем им к нам заходить, если у них все «на бегу»? Есть, конечно, те, кто приезжают издалека, тут одним днем не обойдешься, тогда они у нас ночуют. Кстати, хочу сказать спасибо Кирсану Николаевичу.

- ???!!!

- За то, что он в свое время построил Сити-Чесс, Центральный хурул и Пагоду. Это я говорю как директор гостиницы, поскольку если бы и этих достопримечательностей не было, то и приезжать туристам сюда было бы незачем. А так приезжают туристы – любуются, а больше любоваться у нас особо нечем. Хотя если бы Илюмжинов использовал по уму большие деньги, поступавшие от оффшора, то можно было бы сделать куда больше и для республики и для ее жителей. Если бы Кирсан проложил новый водопровод в Элисте, построил новый микрорайон для малоимущих и многодетных, сделал бы дороги такими, какими они должны быть, да ему бы уже при жизни в Калмыкии поставили памятник на Аллее героев. Хочу напомнить слова профессора Юлия Оглаева, который когда-то сказал: «Кирсан мог бы быть гордостью нации, но, к сожалению, он им не стал». А если бы он все-таки стал гордостью Калмыкии, то мог бы сегодня спокойно ходить по городу, здороваться, общаться, решать какие-то насущные проблемы, даже не будучи у власти. Но этого не будет. Тоже самое можно сказать про всех последних мэров и сити-менеджеров. 

- А кто-то из мэров был достоин уважения?

- На мой взгляд, в мою бытность, из тех мэров, которые хотели сделать что-то хорошее и делали это для Элисты, для народа, это Николай Секенов – председатель горисполкома, тот же мэр на современный лад и Вячеслав Шамаев, который тоже старался для горожан. К сожалению, с ним поступили очень плохо – его избили, сломали ему руку и просто выдавили из республики. В итоге залез в это кресло горе-руководитель и что от него осталось? Какая хорошая память у горожан осталась от Бурулова? Ларьки в центре города? Закрытые заводы и фабрики? Его друзья и родственники на теплых местах?       

- И что, по-вашему, нужно делать в этом случае? Как можно изменить ситуацию?

- Ничего утешительного в этом случае сказать не могу. Пока я не вижу такого руководителя города, который бы мог сдвинуть дела города с мертвой точки. Сейчас во главе Элисты сити-менеджером является молодой парень. Дай бог ему терпения, упорства и умения справиться с многочисленными хозяйственными проблемами, которые как снежный ком увеличиваются с каждым годом все больше и больше. Будем говорить прямо – город у нас в глубокой долговой яме, денег нет, износ труб достигает 80%, никаких бюджетообразующих предприятий нет, налоги мы берем только за счет НДС. Такая же картина наблюдается по всей республике. Теперь вопрос – откуда брать деньги на социальные проекты для горожан, если почти не осталось тех, с кого можно их брать? 

- Не думали снова пойти в политику, раз вам не нравится, что там происходит сегодня?

- Мне предлагали выдвинуть свою кандидатуру в сити-менеджеры, когда недавно был конкурс на это место. Говорили – иди, у тебя есть и опыт, и жилка предпринимательская, и ты был депутатом, и ты сможешь там что-то полезное для города сделать. Участвовать было можно и можно было даже и выиграть несмотря ни на что, хотя это было бы чрезвычайно сложно. Но с чем бы я столкнулся? Во-первых, были бы по отношению ко мне понимание и поддержка со стороны руководства республики? Скорее всего, такого понимания бы не было. Во-вторых, городская власть у нас находится в прямой зависимости от первого лица и остальных менее значимых лиц. Мэр города должен быть в очень хороших отношениях с республиканскими властями, иначе у него не будет денег ни на пособия, ни на всевозможные соцвыплаты, программы, общественные организации. Мне бы сказали – извини, парень, но для тебя денег нет. На бумаге муниципальная власть у нас самостоятельна – может никому не подчиняться, город сам себя должен содержать и дотировать. Но на деле у нас надо быть верным последователем руководителя региона, быть членом «ЕР», и это даже не берется под сомнение. Последователем, тем более преданным, я вряд ли стану. К «ЕР» я отношусь, мягко говоря, прохладно. Я считаю, что партия, которая за 15 лет ничего не смогла изменить и наладить, не имеет никакого морального права представлять интересы большинства и дальше находиться в Госдуме и принимать законы. Обещали же депутаты «ЕР» очень многое в своем манифесте 2002 года: к 2004 году россияне должны были платить за ЖКХ в 2 раза меньше, к 2005 году каждый россиянин должен был получать ренту от добычи природных богатств, к 2008 году каждая семья должна была иметь отдельное благоустроенное жилье, к 2017 году Россия должна была стать лидером в мировой экономике. И где это все? Не выполнили свои обещания – уйдите, дайте возможность попробовать другим.   

- Допустим, вы становитесь сити-менеджером. Какие бы предприняли первые шаги на этом поприще?

- Честно говоря, давно руки чешутся по «водоканалу». Надо было методично, раз за разом, по разработанному плану потихоньку менять старые ржавые трубы 60-х годов прошлого столетия, на новые - современные. Да, пришлось бы на эту замену потратиться, но зато потом лет сто можно было бы к этой теме не возвращаться. Надо было бы обязательно открывать новые муниципальные предприятия. Есть же деньги, возьмите оборудование в лизинг, крутитесь, зарабатывайте. Можно же было сделать так, чтобы народ здесь оставался и работал. Сейчас у нас люди активного возраста вынуждены ехать в Москву, еще куда-то, потому что у нас работу с более-менее нормальной зарплатой не найдешь. Куда идти работать? На маршрутки, в таксисты, на рынок. Все.

- Ситуация в других регионах с экономикой тоже не становится лучше. И как вы выразились – проблема в основном в несменяемости власти. А не страшно такое заявлять? Сейчас людей, куда за меньшие слова и поступки штрафуют, наказывают и даже сажают.

- Смешно, прожив долгую жизнь, чего-то бояться. И так наша жизнь, к сожалению, проходила в сплошном страхе. Наши родители, наши бабушки и дедушки жили в постоянном страхе, ждали – вот придут ночью, постучат, арестуют и либо посадят, либо расстреляют. Моего прадеда вот так увезли в 37-м году. Татр Михалинов его звали. Он был, выражаясь современным языком, предпринимателем. На свои деньги купил саженцы, посадил сад – михалиновский сад, даже песня такая есть, которую часто исполняла Валентина Ильцаранова. Он со своей семьей с утра до вечера растил этот большой сад – высаживал, полол, поливал, ухаживал, выращивал, продавал эти яблоки. Но как-то ночью пришли работники НКВД, забрали его из дома и больше никто его никогда не видел. Это что такое? За что? Семья осталась без отца, сад пришлось «подарить» колхозу, только после этого от жены и детей отстали. А прадеда назвали «врагом народа» и расстреляли.

- А сейчас «врагами народа» вы же знаете, кого называют? Тех, кто хочет свободно мыслить, говорить, рассуждать. И что дальше будет? Куда мы идем?

- Непонятно куда мы двигаемся. И так уже уперлись лбом в стену. Все цивилизованные страны двигаются вперед, развивают экономику, промышленность, науку. А что у нас? Можете назвать хоть одну марку телевизора, холодильника, стиральной машины, микроволновки, которые бы были отечественными и выпускались в России? Я пошел на рынок, хотел купить российский фонарик, похожий на тот который у меня был в детстве. Ни одного нет. Все либо китайские, либо еще чьи-то. Мне стало интересно, задал вопрос – а что-нибудь есть российское? Кроме булавок, иголок, линеек и мочалок ничего найти не смог. Вместе с тем мы бряцаем оружием, опять мы тут самые сильные и гордые в мире, у нас больше всего оружия на душу населения, мы можем земной шар несколько раз подорвать ядерными бомбами, тут мы мастера. Взорвать, уничтожить, помочь все это сделать – вот тут мы впереди планеты всей. Но разве стоя на этой позиции можно построить нормальную жизнь для своих граждан? Если есть только оружие, то можно только воевать, что и происходит в последние годы. И если мы хотим поменять свою жизнь в лучшую сторону нам нужно срочно перековать мечи на орала и начать пахать и строить, иначе ничего хорошего Россию не ждет.  

- В конце нашего разговора хотелось бы получить от вас политический прогноз. Что ждет Россию и нас всех в ближайшее время? Загляните вперед.

- Считаю, что в России в скором времени произойдут кардинальные изменения и для этого есть все предпосылки. Цены растут. Налоги становятся непомерными. Население нищает. Денег в резервном фонде почти не остается. Из чего платить пенсии, зарплаты бюджетникам, обеспечивать социальные гарантии? Нас ждет недовольство населения, возмущение граждан, их выступления, митинги. Если правительство думает, что их поддерживает 80% населения, как вроде бы «показали» недавние выборы в Госдуму, то это не так. И это не только мое мнение. Отмечу еще, что при этих кардинальных переменах Калмыкия разделит участь всей остальной России.    

 

Беседовал Виталий КАДАЕВ