Сегодня 12:27 22.04.2024

Большинство из нас знакомы с чукчами по фильму «Начальник Чукотки» и из анекдотов. Отсюда у нас всегда была стойкая  уверенность в том, что чукчи всегда были просто добродушными охотниками и рыбаками. И наши земляки, волей судьбы, оказавшиеся в северных краях, как правило, ничего нового о людях, приютивших их, ничего не рассказывают

Но оказывается, что в прошлом чукчи, не задумываясь, беспощадно расправлялись с непрошеными гостями, посягнувшими на независимость земли чукотской.  В фильме «Начальник Чукотки» есть такая сцена: наспех собранное ополчение отказывается стрелять по белогвардейцам. Мол, нельзя убивать людей! Авторы доброй комедии, конечно, были слишком уж политкорректны. Потому что настоящий чукча никогда не произнес бы недостойные мужчины слова - и с большим удовольствием бы воспользовался случаем пристрелить парочку-другую «белых дьяволов».  И очень странно, что славное прошлое этого народа не освещается в вузовских и школьных учебниках. А еще я невольно задаюсь вопросом: как такой независимый и талантливый народ попал в анекдоты как синоним скудости ума?

Мы говорим «чукча» - и не подозреваем, что это всего лишь прозвище (от туземного «чаучу»), означающее «владельцы больших оленьих стад». Так представились русским первопроходцам вожди кочевых племен Чукотки. В то же время прибрежные племена, охотившиеся на морского зверя, носили прозвище «анкалыу». Однако так получилось, что всем им дали единое прозвище «чукчи» - так же, как эвенков окрестили «тунгусами». Но сами себя они называют «оравэтлат» - то есть «люди», а в старину предпочитали именоваться «луоравэтлат» - что значит «настоящие люди». В переводе на более понятные нам выражения, это что-то типа «истинных арийцев». Всех остальных чукчи людьми не считали и терпели только в виде взятых на войне рабов. Так что их соседи покоя никогда не знали, ибо редкий год чукчи не отправлялись в военный поход. 

В такой вот гордыни и пребывал этот древнейший народ, предки которого пять тысяч лет назад так и не перебрались в Северную Америку - пока на Чукотке не появились русские. В конце концов, чукчи согласились, что русские – тоже «настоящие люди», которых можно уважать. Но для этого понадобилось 150 лет бесконечных русско-чукотских войн… После разгрома Ермаком ханства Кучума освоение Сибири шло довольно быстро и почти без проблем. Отряд казаков приплывал на «човнах» на новую территорию, находил стойбище местных жителей и торжественно предлагал им «пасть под руку великого белого царя». От туземцев требовалось лишь пролопотать что-то вроде присяги и согласиться регулярно платить «ясак» - то есть налог в казну. Налог брали пушниной – собственно говоря, именно она и стала одной из главных причин захвата огромных сибирских территорий. 

Ценные меха были на Руси конвертируемой валютой еще с княжеских времен, но на Европейской части зверюшек со временем истребили, в то время как в Сибири даже бедные туземцы ходили, чуть ли не в соболях. Вот и ломанулись туда сначала казаки, потом воеводы со стрельцами, а за ними и русские переселенцы. До XIX века ничего, кроме мехов, в Сибири не искали. А лучшими охотниками были, конечно, местные жители, поэтому никто их зазря не собирался обижать. Так, за каких-то полвека, казацкие ватаги почти без проблем прошли всю Сибирь. Где-то мирные племена соглашались на все требования, кланяясь и бормоча «да, насяльника!», где-то пришлось пальнуть в воздух из мушкетов, чтобы обратить в бегство потрясающих копьями «воинов». 

Но, дойдя до Чукотки, русская экспансия споткнулась…. Чукчи были слишком великими воинами, чтобы бояться «громовых палок» бородатых пришельцев. К тому же каждый чукча-мужчина с рождения проходил такую военную подготовку, которая бы привела в ужас даже ветеранов современного спецназа. Так, маленьких детей приучали мгновенно реагировать, время от времени внезапно прикасаясь к ним тлеющей головешкой. Мальчик должен был научиться инстинктивно отскакивать при малейшем шорохе. Дальше – труднее. Чукча-подросток уже должен был уметь услышать полет стрелы и увернуться от нее. Последний экзамен был суров: отец брал его с собой на охоту, а потом внезапно стрелял сыну в спину. Увернулся – молодец, стал воином, нет – отец больше и не вспоминал, что у него был такой неудачливый отпрыск. Побежденные чукчи были обязаны просить врага убить их, а если противник захватывал стойбище чукчей, то женщины должны были быстро зарезать своих детей и старых родителей, а потом и себя. 

В военном деле чукчи были отнюдь не отсталыми: у них были доспехи и щиты из кости и дерева, они ходили в бой организованными группами под грохот боевых бубнов – обтянутых человеческой кожей. На суше они быстро создавали крепости из поставленных «на попа» нарт, а в море флотилии быстрых байдаров наносили опустошения не меньшие, чем драккары викингов. Одной из «фишек» чукчей были и внезапные «лыжные атаки». Поэтому, несмотря на свою небольшую численность (около 10 тысяч человек), чукчи наводили страх на огромной территории от Колымы до Аляски, на побережье которой они совершали свои набеги. Разумеется, что соседи чукчей не только боялись их, но и ненавидели – и с готовностью согласились помочь казакам, которые в середине XVII века решили склонить чукчей «под руку белого царя». Но ничего не получилось: чукчи осыпали казаков градом стрел и гордо удалились в тундру, откуда появлялись лишь для того, чтобы ограбить казацкий обоз.

Только в 1727 году Российский Сенат решил-таки «покорить» чукчей, для чего в далекую экспедицию было отправлено 400 солдат и казаков. Через 2 года отряд, наконец, добрел до Анадырского острога и, пополнившись союзниками из жаждущих мести якутов и коряков, пошел великой войной на чукчей. Это было лишь начало. В течение дальнейших 30 лет на самом краю Крайнего Севера происходили сражения, в которых участвовало до нескольких тысяч человек с каждой стороны. Они перемежались партизанскими вылазками чукчей, нападениями на обозы, взятием и разрушением русских крепостей. Война была не менее ожесточенной и масштабной, чем знаменитые «индейские войны» Дикого Запада, вот только в отличие от своих американских собратьев чукчи ее выиграли. 

В 1763 году русские оставили последние крепости и покинули Чукотку, а довольные чукчи, на радостях, тут же пошли опустошительной войной на коряков, которых разгромили и ограбили до нитки. Потеряв все свои оленьи стада, коряки были вынуждены ради выживания заделаться охотниками на морского зверя. Лишь в 1778 году, приняв предложение о подданстве на льготных условиях (никаких налогов и самоуправление), чукчи формально вошли в состав Российской империи. Конфликт, длившийся почти 150 лет, завершился. Но реально до самого XX века гордые «оравэтлат» не признавали над собой никакой власти и встречались с русскими исключительно ради торговли. Чукчи с усмешкой смотрели и на возникшие в 1930-х годах первые колымские лагеря ГУЛАГа с их золотыми рудниками и вооруженными охранниками. Товарищ Сталин был для них не большим авторитетом, чем «большой белый царь», поэтому в 1947 году, докурив завернутую в «Правду» махорку, чукчи отправились на очередную войну с эскимосами. Что едва не вылилось в международный конфликт, поскольку чукчи формально были советскими гражданами, а эскимосы – американскими. Но усмирять чукчей «сталинский режим» не решился. Власть поступила хитрее: начала «окультуривание» этого народа. Всевозможными подарками чукчей заманили к оседлой жизни в поселках, которая за несколько десятилетий вытравила из них всю воинственность. Так что сегодняшние чукчи ходят не в набеги, а на выборы, голосуя за «Единую Россию».

А главной бедой народов Крайнего Севера, как известно, является алкоголизм. Подвержены этому явлению и чукчи. По словам, наших земляков, чукчи, приняв на грудь «огненной воды», становятся неуправляемыми. В этом состоянии они нередко пускают в ход ножи. 

- Водочная бутылка застит белый свет. Раньше так хотели перепрыгнуть из первобытного строя в социализм, а теперь это прыжок в небытие». В итоге чукотский язык в крайне бедственном состоянии. Его знают разве что четверть коренных жителей Чукотки, хотя мы еще сохранили свои газеты (точнее, аж одну), радио и даже TV. Образно говоря, любой человек умирает в свое время, но не надо его толкать к гробу, - сказал в своем последнем интервью известный чукотский писатель Юрий Рытхэу. В том же интервью на вопрос журналистки:

- Как по-вашему, если бы Чукотка принадлежала не России, а Америке, было бы лучше или хуже?

- Думаю, значительно лучше для моего народа. Просто не повезло нам со "старшим братом", - ответил чукотский писатель.

В «Большом словаре русских поговорок»  значится, что «чукчами» называют глупого несообразительного человека. Понятное дело, что чукотские активисты возмутились и потребовали изъять из словаря этот термин. Однако, пока тихо, видимо никто из составителей этого злополучного словаря на этот шаг идти не собирается. Ну а если серьезно, то давно надо бы снять документальный фильм о Чукотке и его обитателях, о славной истории чукотского народа. И тогда, глядишь, все бы с глубоким уважением стали относится к этому интересному народу. 

 

Владимир ЛИДЖИЕВ,

 

Чукотка. Пос. Провидение.