Сегодня 03:00 08.12.2021

Тема Украины продолжает оставаться одной из главных во внешнеполитической повестке. К сожалению, приходится признавать, что к этому моменту во взаимоотношениях наших стран уже допущено столько ошибок, что на то, чтобы исправить ситуацию дипломатическим, конструктивным путём могут уйти и 50, и 100 лет. Должно смениться минимум два поколения, прежде чем «небратская» Украина перестанет быть для нас потерянной. И это настоящая трагедия с какой позиции ни взгляни. И в такой ситуации любая реакция президента, любое высказывание относительно международных отношений с этой страной вызывает самый серьёзный интерес.

Между тем свою статью Путин начинает с исторического экскурса в глубину веков. И сразу становится понятно, что данный материал в большей степени политический, нежели исторический. «Славянские и другие племена на громадном пространстве – от Ладоги, Новгорода, Пскова до Киева и Чернигова – были объединены одним языком (сейчас мы называем его древнерусским), хозяйственными связями, властью князей династии Рюриковичей. А после крещения Руси – и одной православной верой», - пишет президент. И на обывательском уровне, кажется, будто руководитель страны глаголет истину. Однако историки с этим утверждением вряд ли согласятся. Начиная с того, что по Путину получается, что уже древние славянские племена обладали чуть ли не национальным самосознанием, государством, объединённым по языковому, а позже и религиозному признаку. Но в эпоху феодализма люди не мыслили такими категориями, «нации» начинают складываться, в лучшем случае с XV века, а развитие капиталистических отношений закрепило процесс формирования и национальных государств, и национального самосознания, заодно, кстати, заложив основы для развития национализма. Явление это было сначала конструктивным, а ныне чаще всего данный термин употребляется в отрицательном значении.

Как не было единства языкового пространства, которое рисует Путин. И при Рюриковичах, и тем более после, условная «Древняя Русь» говорила не только на древнерусском, но также на германских, тюркских, финских, балтских, семитских и других языках. Так не было и религиозного единства на всём пространстве описываемых земель.

Так что стоит помнить о том, что статья президента изобилует множеством художественных допущений, обобщений, а также упрощений вплоть до искажений. Её не стоит воспринимать, как исторический труд, но как политическое высказывание. И всё же это нужный материал. Хотя бы потому, что любое произведение говорит об авторе больше, чем о предмете

высказывания. И статья Путина о единстве двух народов, действительно, способна рассказать довольно много о том, как мыслит и чем живёт президент.

Например, статья ярко иллюстрирует как в сознании человека уживаются противоречивые убеждения. В этот раз президент снова повторил тезис о закладывании коммунистами «мин», «бомб» и прочих взрывчатых веществ под основы российского государства. «Среди лидеров большевиков был реализован ленинский план образования союзного государства как федерации равноправных республик. В текст Декларации об образовании Союза ССР, а затем в Конституцию СССР 1924 года внесли право свободного выхода республик из Союза. Таким образом, в основание нашей государственности была заложена самая опасная «мина замедленного действия». Она и взорвалась, как только исчез страховочный, предохранительный механизм в виде руководящей роли КПСС, которая в итоге сама развалилась изнутри».

То есть, по Путину, право республик самостоятельно определять свою судьбу, которую гарантировали большевики, придя к власти, — это и есть «мина». Однако право наций на самоопределение в описываемый исторический период, в сложившихся тогда условиях, было одним из наиболее ценных, наиболее популярных лозунгов создающегося государства. Во многом то, что большевики на законодательном уровне закрепляли обещанные права, склонило чашу весов в их пользу. А поддержка широких масс населения, народов союзных республик позволила в конечном счёте создать страну, которая всего через несколько десятков лет стала играть одну из определяющих ролей на мировой арене.

В то же время, Ленину и большевикам, которые «по прихоти кромсали страну» Путин противопоставляет Белое движение, которое, дескать, стремилось сохранить единое государство. Вот только выступали они не просто за сохранение «неделимой России», но за сохранение её в старом виде, со старыми порядками, по которым большинство населения жить не хотело.

Кроме того, у белых довольно часто декларативные лозунги расходились с предпринимаемыми действиями. Так было и с «неделимостью». Вспомнить можно, хоть попытки атамана Семенова создать в Забайкалье Монголо-Бурятское государство, хоть деятельность иных белых сепаратистов – например, основание Всевеликого войска Донского — республики на Юге России, которую провозгласило белое правительство. Кроме того, Белое движение во многом опиралось на интервентов, которые явно не рассматривали сценарии будущего России, как целостного и сильного государства. Не стоит забывать о том, что царскую Россию называли «тюрьмой народов», именно потому, что свободы определять свою судьбу, особенно у «туземцев» не было никакой.

Однако главное противоречие даже не в том, что первое лицо государства на протяжении многих лет одновременно льёт воду на мельницу антисоветизма и тут же инициирует законы о защите исторической памяти. Право народов на самоопределение – один из основных принципов международного права,

которое было провозглашено в специальной Декларации ООН. Более того, разве не благодаря праву народов на самоопределение в 2014 году Крым присоединился к России? Разве не это событие на многие годы определило внешнюю и внутреннюю политику государства, а также стало основной темой госпропаганды? Однако, видимо, когда это угодно власти, то право народа на смену государства может быть «историческим выбором», когда не угодно – оно становится «миной замедленного действия».

Георгий Уташев