Сегодня 02:43 08.12.2021

Он становится уже национальным героем калмыцкого народа. Его сегодняшнее трагическое положение вполне сравнимо с той ситуацией, в которой пребывает в данный момент его народ. А если брать более шире, то Михаил Кандуевич так же оклеветан и оболган, как в годы сталинщины – прославленная 110-я Отдельная Калмыцкая кавалерийская дивизия. Шакалы от НКВД утопили в дерьме героический вклад калмыцких воинов в защиту Дона и Кавказа. Именно эта дивизия на две недели задержала подходы немецко-фашистских войск к Сталинграду.

Все это невольно вспоминалось накануне 80-летия начала Великой Отечественной войны. Вполне возможно, что расправа над Музраевым – это есть изощренное издевательство над обездоленным степным этносом. Мол, не должно быть у них успешных, а, тем более, влиятельных людей. А их, собственно, и нет в коридорах российской власти. Точнее говоря, если есть, то – пол-единицы. Те обвинения, которые предъявляются репрессированному генералу, говорят сами за себя: все высосано из пальца, главное – засадить за решетку надолго. Странно, что не предъявляется рытье туннеля от Волгограда до Вашингтона. Понимая, что обвинения в терроризме шиты белыми нитками, генералу подбрасывают патроны, уговаривают осужденных убийц хоть что-то пролепетать в его адрес. Началось все по мелкому, подло. Сначала вывели на скандал сына Музраева. Тот был подвыпивший в своей квартире. Прислали наряд полиции, якобы, для выяснения и спровоцировали на скандал. Все это засняли на видео и кинули в Сеть. Затем появилась информация о задержании генерала Музраева силами ФСБ. И это оказалось ложью. В общем, подготовка шла планомерная.
Уже вся страна прекрасно знает, что обвинения Музраева в терроризме, мягко говоря, абсурдны. Ведь поджигатели губернаторского дома давно осуждены, следствие велось под руководством генерала Музраева. Суд рассматривал это дело по статье порча имущества и не о каком терроризме даже не заикались. Когда следователи по делу Музраева стали наконец то понимать, что обвинения в терроризме, по меньшей мере, ущербно, то генералу при обыске подбросили патроны. Так они хотели хоть как то укрепить обвинительные притязания. От безысходности стали привлекать в качестве свидетелей тех, кого Михаил Кандуевич упрятал за решетку за коррупционные деяния. В их числе такие крайне одиозные личности, как экс-мэр Волгограда Ищенко и начальник ГУВД области Цукрука. Но и этого оказалось мало – в свидетелей призвали преступного авторитета по имени Алиетдин. Осталось только раскопать труп Чикатило и заставить его говорить против Музраева.
Апофиозом всего этого цирка стал отказ губернатора Бочарова от участия в суде в качестве свидетеля. Ведь он не просто крупный чиновник, но и герой Российской Федерации. Участие в таких сомнительных процессах для него стало бы ощутимым репутационным ударом. Из этого следует, что «потерпевший» не считает себя таковым. Для Бочарова достаточно, что хулиганы устроившие поджог его жилища уже давно пойманы и осуждены. Еще одним красноречивым фактом смехотворности всего происходящего стало решение о закрытом характере судебных заседаний. Всем стало очевидно, что Фемида явно стесняется. И логично, что закрытость суда над Музраевым была все-таки отменена.
Злорадствующие авторы в различных СМИ, как только не изгаляются над беззащитным теперь генералом. Они утверждают, что Музраев почти 20 лет был теневым хозяином области. Этого не может быть хотя бы потому, что во главе регионального СКР он стоял меньше 10 лет, а до этого был обычным заместителем областного прокурора. Впрочем, как будут развиваться события, мы узнаем уже 5 августа. Именно на этот день назначат первое заседание по существу. Надеемся, что хотя бы к этой дате обвиняемого доставят в Ростов. А то ведь комично вылилась ситуация, когда Музраева не смогли доставить в зал Ростовского военного суда по какой то мелкой бюрократической причине – якобы факсовое сообщение не подходит, нужен был оригинал с печатью. Не глупость ли? Процесс, за которым наблюдают высшие чины страны, спотыкается на таких идиотских промахах?
Волгоградский журналист Алексей Серебряков очень точно проанализировал всю ситуацию вокруг этого дела. Вот его выводы:
«Десятки самых разнообразных свидетелей. Главное обвинение следствия строится на показаниях бывшего директора Центрального рынка Евгения Ремезова, заявившего следствию, что организовал неудачный поджог дома на Латошинке осенью 2016 года якобы после беседы с Владимиром Зубковым и в интересах на тот момент руководителя СУ СК России по Волгоградской области. Примечательно, что Евгения Ремезова задержали на полтора месяца раньше, чем Михаила Музраева и Владимира Зубкова, но несмотря на истечение всех сроков следствия, о суде над ним не сообщается. Неизвестно, какие преступления инкриминируют экс-директору Центрального рынка. На суде должны дать показания непосредственные поджигатели дома Виталий Семисотнов, Дмитрий Ушаков, Иван Железняков и экстрадированный из США г-н Лисицын. По данным источника «Блокнота Волгограда», уже после получения сроков за неудачную попытку порчи чужого имущества один из поджигателей «вспомнил», что Ремезов упоминал фамилию Музраева, хотя ранее все поджигатели открещивались от связи с генералом. Ещё одним интересным свидетелем станет «правая рука Владимира Кадина» Алиетдин Махмудов, отбывающий наказание в виде 17,2 лет колонии строгого режима за организацию убийства Сергея Брудного. Его показания оказались весьма интересны. По неофициальным данным, «Али» согласился сотрудничать со следствием, так как попал в одну из самых тяжёлых по условиям колоний страны. А дача показаний позволила ему покинуть «адские условия». Свидетелем проходит и Виталий Брудный – брат убитого бизнесмена Сергея Брудного. Михаила Музраева обвиняют помимо организации «террористического акта» в том, что он не распорядился своевременно арестовать Виталия Брудного. По данным издания, Виталий Бруднов во время следствия не стал давать показаний на Михаила Кандуевича. Помимо представителей криминального мира, в деле Музраева-Зубкова фигурируют имена известных политических деятелей. На процессе могут появиться губернатор Волгоградской области Андрей Бочаров вместе с супругой, что вполне логично, поскольку дом, в котором они проживали, и стал объектом поджога. В деле имеются показания бывшего мэра Волгограда Евгения Ищенко и экс-главы ГУ МВД по Волгоградской области генерала Михаила Цукрука. Оба были осуждены в результате возбуждённых дел Михаилом Музраевым. В своих показаниях Евгений Ремезов указывал, что якобы не знал, что предстоит поджечь дом волгоградского губернатора. Он заверил, что хотел поджечь дом известного волгоградского бизнесмена и председателя реготделения Российского военно-исторического общества Виктора Василевского. Вполне возможно, что в суд вызовут и его. Поджигатели дома Семисотнов, Ушаков и Железняков осуждены, но не за «террористический акт», который вменяют Михаилу Музраеву и Владимиру Зубкову, а за попытку порчи чужого имущества. При этом во время процесса над ними возник скандал, обернувшийся в итоге отставкой с поста зампрокурора страны Виктора Гриня.
Виктор Гринь подписал обвинительное заключение по делу поджигателей, но волгоградские судьи отправили ему его обратно, поскольку высокопоставленный чиновник пропустил огрехи следствия, не указавшего об ущербе, причинённом неудачным поджогом. Получалось, что фигурантов и судить было не за что. Недочёт пришлось устранять, а над качеством работы следствия и зампрокурора страны смеялись во всём юридическом сообществе. Позиция Музраева и Зубкова: Своей вины в инкриминируемых преступлениях оба волгоградца не признают. Владимир Зубков и сторона его защиты хранят полное молчание, а вот Михаил Музраев лично и через адвокатов неоднократно заявлял, что его упрятали за решётку те, кого он в своё время посадил». Вячеслав Насунов