Сегодня 08:03 27.09.2021

Когда-то давно, читая книгу о истории Ставропольского калмыцкого полка встретил странную даже для того времени фамилию – Кубюн. У остальных калмыков были вполне обыкновенные для современного уха фамилии: Жемчуев, Соломов, Шарапов, Анчуков, Толхаев. Прошло время и я столкнулся с этой фамилией в самых разных источниках.

Первая хозяйка крепости Ставрополь-на-Волге (ныне город Тольятти) княгиня Анна Тайшина предрекла, что пройдет 100 лет и  русские нас отсюда выгонят. Так и случилось. Россия крепко становилась на ноги. Ранее приграничные крепости утратили своё значение. На новые, уже безопасные для проживания земли, двинулись российские помещики со своими крепостными. Всё чаще стали возникать споры по земельному вопросу. Военной надобности в калмыках-воинах в Самарской губернии отпала. В 1843 году войсковую землю у калмыков отобрали. Ставропольское войско перевели служить на вновь создаваемую Оренбургскую линию-форпост для завоевания Средней Азии. Уходили с Самарской земли воины империи с обидой в сердце. На прощание подожгли принадлежавший Ставропольскому калмыцкому войску лес.

Служить на границе жители коренной России особо не рвались и Императорским Указом в оренбургские казаки стали насильно записывать бывших сирот-солдатских детей, государственных крестьян и крещёных татар (будущих нагайбаков) Но записать одно, а ведь им предстояло жить и воевать в степи. Ждало их страшное для русского человека  – Дикое поле. Поэтому во вновь организованные станицы для показа военной службы, стали селить по 10-20 семей калмыков. Долгое время Походная церковь Ставропольского Калмыцкого войска была единственной церковью во всём Оренбургском крае. Эта реликвия, подаренная калмыкам самим Петром-I, пропала в революцию из Неплюевского кадетского корпуса, где она хранилась и выносилась только по особым случаям.

Снова о Кубюнах я прочитал в книге заместителя Службы Внешней разведки России, генерала Владимира Ивановича Завершинского «Калмыки в Тарутино» Там описывался конфликт калмыков с представителями православной церкви. Осенью 1852 года в посёлке Кулевчинском, священник Колокольцев, заручившись поддержкой станичного начальства, устроил самочинный обыск в домах казаков-калмыков. Были изъяты предметы буддийского культа, которым тайно поклонялись формально крещённые калмыки. Сбежавшиеся на шум калмыки изрядно поколотили как самого священника, так и сопровождавших его православных казаков. Предметы буддийского культа вернули на прежнее место. Это дело дошло до губернатора Перовского. Давший санкцию на самочинные обыски станичный атаман был разжалован в рядовые и выселен из станицы. Власть встала на защиту калмыков. Буддизм, по прежнему был распространён у калмыков. Община даже послала в Калмыцкую степь молодого парня Василия Шархалова учиться в хуруле буддийским премудростям.  Также из доноса священника Ивана Харитонова известен случай с казаком Табашоновым. Придя к нему в дом с инспекцией, священник увидел на иконостасе икону, стоявшую вниз головой, видимо поставили по быстрому, увидев священника  в окно.  На замечание по поводу иконы, казак Табашонов в сердцах ответил «Он же бог, как захотел, так и встал» Лидером буддийской общины в посёлке Кулевчинский был Яков Кубюн. В 1905 году после выхода закона о свободе вероисповедания, большинство калмыков сняли кресты и вернулись к вере предков. Яков Кубюн поддерживал лидера оренбургских калмыков, отставного вахмистра, Георгиевского кавалера, бывшего станичного атамана станицы Березинской, Павла Ивановича Жемчуева (именем его сына Петра названа Республиканская больница в Элисте) , в его стремление создать в 1917 году национальную калмыцкую станицу на реке Тогузак и построить там небольшой хурул. К сожалению, воплотить эти планы в жизнь не удалось. В России началась Гражданская война.

Кубюны храбро сражались в Первую Мировую войну. Алексей Кубюн,  казак 1-го Оренбургского казачьего полка, заслужил два Георгиевских креста: крест 4 степени -За неустрашимость и храбрость в атаке и 3 степени -За то, что 17.03.1915 при атаке на неприятельскую пехоту, личным мужеством и храбростью увлекал за собой товарищей, чем способствовал общему успеху атаки. В этой атаке было взято в плен 40 австрийцев. Вместе с ним в полку служил другой калмык Полный Георгиевский кавалер Василий Нусхаев.

В 15 Оренбургском казачьем полку служил Мирон Васильевич Кубюн.  Его брат Андрей Васильевич Кубюн родился в 1886 году в станице Николаевской. Военную службу начал в 1905 году простым казаком. Исполнял обязанности станичного писаря по военным делам. Показал себя грамотным, аккуратным и исполнительным. Его заметили и перевели служить в Оренбургскую войсковую канцелярию. В 1908 году его уволили с военной службы для работы в канцелярии Оренбургского губернатора. Вскоре он получил первый чин по гражданскому ведомству, стал Коллежским регистратором. Далее карьера пошла вверх и он получил чин Губернского секретаря. Теперь к нему обращались согласно его чина -Ваше благородие.  В 1912 году, как потомок воина 1812 года, Андрей Кубюн был награждён медалью «В память столетия войны 1812 года. Женился на казачке Анне Ханжиной. У них родились сын Виктор 1910 года рождения и дочь Татьяна 1913 года. Началась Первая Мировая война и, будучи в казачьем сословии, Андрей Кубюн отправился на войну. Служил в штабе XI Армии помощником старшего дежурного адьютанта. За время службы удостоился ордена Святой Анны 3 степени с мечами и бантом –за взятие крепости Перемышль, орденов Святого Станислава 3 и 2 степени. После революции следы его теряются. Недавно читая книгу Николая Цереновича Манджиева «Кердата и кердатинцы» обнаружил несколько строк о Кубюне. В 20-х годах в сёлах Больше-Дербетовского улуса, 1-ый и 2-ой Оренбург, председателем товарищества по совместной обработке земли  (ТСОЗ) был А.В.Кубюн. На Отечественную войну из сел 1-ый и 2-ой Оренбург ушли более 100 солдат. В 20-х годах по призыву Антона Амур-Санана: оренбургские, уральские, терские и донские калмыки переехали на Родину в калмыцкие степи. Одно ли лицо, «Ваше благородие», губернский секретарь Андрей Васильевич Кубюн и Председателем ТСОЗа  А.В Кубюн, наверняка сказать не могу Но вполне могло быть, так он был грамотный человек.. Если да, то интересно, как сложилась его дальнейшая судьба? Куда пропали его царские награды? В советское время их показывать и говорить о них было нельзя. В Калмыкии и Астраханской области, если судить по соцсетям, живут представители фамилии Кубюн. Было бы интересно узнать у них о судьбе членов их семьи. Посмотреть лица их предков на старых фотографиях. Автор статьи будет бесконечно рад, если потомки этой героической фамилии захотят с ним встретиться. Обратиться можно через соцсети Фейсбук и Одноклассники.

Валерий Кутушов