Сегодня 05:08 27.05.2022

27 марта 2020 года вышел Указ Главы Республики Калмыкия «О дополнительных мерах по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории Республики Калмыкия».

Мало кто тогда предполагал, что на степную республику надвигается беда большого масштаба.

В летние месяцы 2020 года все федеральное руководство во главе с президентом Путиным всполошилось из-за ситуации с коронавирусом в Дагестане. Она там характеризовалась как катастрофическая. В Калмыкии с ее 270 - тысячным населением дела обстояли и обстоят в разы хуже. Тем не менее, этот факт не попадал ни в какие сводки, никого это в Москве не тревожило, не вызывало желания оказать какую-то особую поддержку. Нам, конечно, не привыкать к такому равнодушию со стороны центральных властей, но почему не били тревогу местные власти? На мой взгляд, все это искусственное затишье было очень выгодно местному минздраву и непосредственно министру, мол, авось пронесет, не стану главой или премьер-министром, так хоть усижу в нынешнем кресле. А между тем «косяков» у него накопилось вагон и маленькая тележка. Во-первых, дезертирство на “передовую”, когда министерский кабинет опустел, а оперативное руководство передали в руки одному из заместителей. Это был первый и сокрушительный удар по тактике и стратегии борьбы с эпидемией на территории Калмыкии. Председатель правительства Зайцев вынужден был на одном из совещаний настойчиво указать, где сейчас должен находиться Кикенов. Но даже после возвращения с “передовой” министр обязан был выдержать двухнедельный карантин на самоизоляции. И это опять упущенное время. А между тем, он не забывал о своем излюбленном занятии - расправляться с неугодными руководителями медучреждений. Для медицинского сообщества стал шоком факт увольнения без объяснения причин Николая Гучинова с должности главного врача станции скорой помощи. Это одно из самых лучших подразделений в системе минздрава Калмыкии, что отмечено и на федеральном уровне. Здесь внедрили госпитальный этап скорой помощи на базе Республиканской больницы, ввели дистанционное электрокардиографическое исследование и систему “ГЛОНАСС”. Уже более 5 лет учреждение не имеет ни финансовой, ни кредиторской задолженности. И все это благодаря организаторскому таланту главного врача Гучинова. Как то глава РК Хасиков, попросил одного из видных политических деятелей республики, в прошлом занимавшего пост одного из высших руководителей Калмыцкой АССР, порекомендовать ему новые кадры. Так вот, в качестве кандидата в министры здравоохранения прозвучала фамилия Гучинова Николая Владимировича. Разумеется, это получило огласку, что заставило действующего министра насторожиться и принять необходимые меры. Он и раньше имел зуб на успешного руководителя скорой помощи, стремился назначить на его место свою очень близкую знакомую, которая была там заместителем. Кикенов придумал для нее даже новую должность в аппарате министерства. По всему было видно, что она не просто близкая, а очень близкая особа для министра. Но настоящим профессионалам-медикам плевать на то, что происходит между ними. Главное - что при всех этих играх страдает дело. Скорая помощь - это важнейшее звено в нынешней эпидситуации. Все там было налажено на очень высоком уровне. Хорошая кадровая, медикаментозная и транспортная обеспеченность позволяли при самых плотных нагрузках выполнять все качественно и вовремя. Даже с уходом Гучинова, все там некоторое работало как отлаженные швейцарские часы. Новоявленная начальница, как характеризует ее персонал, с трудом вникает в дело. Но коллектив, в принципе, может прекрасно обходиться без нее. Но есть еще одна существенная причина устранения Николая Владимировича.

Минздрав России уже более трех лет требует объединения скорой помощи и медицины катастроф. Но у нас это упорно игнорировалось. Все потому, что при объединении обязательно вскроются вопиющие нарушения, допущенные министром при организации работы медицины катастроф. Многомиллионные долги, отсутствие экстренного резерва лекарственных средств и оборудования при чрезвычайных ситуациях. Все роздано и списано уже два года назад и не восстановлено до сих пор. Конечно же, Гучинов не смог бы закрыть на это глаза. Поэтому Кикенову нужен был свой человек, который прикрыл бы эту преступную халатность и разгильдяйство. Таким человеком и оказалась К.Н.Хулхачиева. Процесс объединения уже состоялся, хоть и с горем пополам.

Накануне эпидемии руководство аптечного управления убеждало Кикенова в целесообразности закупки одноразовых масок, индивидуальных средств защиты и дезинфекции. Однако он не только не прислушался к этим требованиям, но просто-напросто уволил начальника аптечного управления и его заместителя. В результате в Калмыкии вплоть до майских праздников ощущалась острая нехватка масок, что способствовало распространению болезни. Ко всему прочему, разгорелся скандал с аппаратами ИВЛ, которые, якобы под давлением вице-премьера РК Ирины Шварцман, хотели закупить по явно завышенной стоимости. Но почувствовав, что дело пахнет керосином, то бишь серьезным уголовным делом, минздрав спешно разорвал контракт. Замминистра по финансово-экономическим вопросам, не желая ввязываться в эту аферу, предпочел уйти в отставку. Сомнительный договор пришлось подписывать другому заму. Кстати, есть мнение, что причиной ухода министра в госпиталь простым врачом было желание уйти в тень при совершении этой сделки. Этот театр абсурда в министерстве продолжается до сих пор. Не пора ли дать занавес и сделать оргвыводы? Тем более, что Калмыкия на печальном первом месте в России по заболеваемости на душу населения.

Вот как объяснял озадачившее поведение Кикенова председатель Общественного Совета МЗ РК заслуженный врач республики Александр Болтыров: «К решению министра здравоохранения выйти на работу в инфекционный госпиталь, который был перепрофилирован для лечения пациентов с коронавирусом, на полную 14 дневную рабочую неделю общественность отнеслась по разному. До февраля этого года об этой инфекции мало что было известно, да и сейчас остается много вопросов. В этой ситуации я вспомнил о борьбе с опасными инфекциями в СССР, когда чтобы найти правильное решение врач нередко жертвовал своим здоровьем. Вспомнил действия наркомов здравоохранения Калмыкии Мухлаева Б.М. и Мергасова О.В., которые сменили кабинет и ручку на операционную и скальпель, подавая личный пример своим коллегам во время Великой Отечественной войны. Видимо, как врач с большой буквы, Ю.В. Кикенов по другому поступить просто не мог. Его примеру последовали главный врач Октябрьской райбольницы Эльдеев В.Ц. и Яшатлинской райбольницы Сарангов Е.М».

Безобразная низкопрофессиональная работа нашего минздрава и его руководителя, привела республику на одно из самых первых мест по коронавирусу в России и печальное лидерство по ЮФО. Слишком много бойкого пиара приходилось наблюдать в действиях Юрия Кикенова. В сети некоторые лизоблюды прочили «героическому» министру даже пост главы РК или премьер-министра. Ну, прямо- таки второй Бериков, которого тоже кучка его почитателей называет истинным руководителем Калмыкии! Все это направлено, прежде всего, на дискредитацию действующего главы республики. И целей своих они в некотором роде достигают... Вот уж действительно, в жизни всегда найдется место не только подвигу, но и малопонятным поступкам. Шокировавший общество недавний демарш действующего министра здравоохранения РК Юрия Кикенова (кстати, любимца экс-главы республики Алексея Орлова) вызвал поначалу настоящее раздвоение в оценках. Люди наивные и крайне доверчивые восприняли это как профессиональный героизм. Но способные хоть как-то трезво анализировать ситуацию, пребывают в недоумении. Министр уходит «на передовую» – под предлогом познать ситуацию изнутри, бросив при этом ответственный пост, передав бразды правления своему заместителю. И это при том, что в условиях пандемии Covid-19 органы здравоохранения становятся ключевыми звеньями как на федеральном уровне, так и в регионах. Волею судеб, Кикенов оказался в эпицентре событий, и все нити в его руках. Обрывать сегодня эту нить и передавать в другие руки не только не разумно, а попросту глупо. О чем это может говорить? Своими действиями Кикенов вольно или невольно показал, что в правительстве Калмыкии царит полный бардак, во всяком случае, в его социальной сфере. И это в условиях – чрезвычайных и невиданных со времен второй мировой войны. Если было желание «хайпануть», попиариться, набрать очки в чьих-то глазах, – то это верх цинизма. Недаром в соцсетях угодливые подпевалы сейчас пишут, что Кикенов – настоящий глава республики. Получается, Хасикова уже «похоронили»? Вполне возможно, что уход министра в инфекционный госпиталь был продиктован банальным желанием подзаработать денег. Ведь врачам этой категории сейчас предусмотрены большие надбавки. Но в любом случае, какими бы благими намерениями ни оправдывался этот странный поступок, уход министра в столь тяжелый для общества период нужно трактовать однозначно: дезертирство. В республике и без того упущено время благодаря запоздалым действиям руководства минздрава РК. Всецело занявшись «нулевым» пациентом и его контактами, прозевали другой очаг коронавируса. И лишь усилия местного Роспотребнадзора позволили хоть как-то купировать угрожающую ситуацию. А она, действительно, в те месяцы напоминала фронтовую обстановку. Для людей сведущих, зигзаги Кикенова не стали каким-то откровением. Многим памятна печальная история его работы главным врачом Сальской районной больницы в Ростовской области. Оттуда он, как говорят, еле унес ноги от уголовного преследования. Кстати, спас Кикенова его предшественник на посту министра, сделав главврачом в Яшалте. В общем, в системе калмыцкого здравоохранения ситуация нездоровая. Продолжается преследование талантливых, но неугодных специалистов. Расчистили должности для новоиспеченных главных врачей республиканской больницы, онкологического диспансера, городской поликлиники, станции скорой помощи и других служб. И кто же теперь следующий? Все это происходит в непростой ситуации, которая в нынешних обстоятельствах нагнетается.

Вот такой получился обзор годовщине пандемии короновируса. Вот уже 309 человеческих жизней унесла эта болезень в Калмыкии. Для нашей маленькой республики это огромная цифра. Столько наших земляков мы не теряли даже в Афганистане и Чечне. Объявить траур по жертвам Covid-19 священный долг руководства республики. Может, кто-то в этом сомневается?

Вячеслав Насунов