Сегодня 10:31 17.06.2021

В  2021 году  исполняется 250 лет трагическому исходу большей части калмыков из России в Центральную Азию, сегодня об этом напоминает величественная конная статуя Убаши-хана - последнего калмыцкого хана, возглавившего в 1771 году этот исход.

Инициатива установки памятника Убаши-хану в Элисте принадлежит монгольским бизнесменам торгоутского происхождения,  по заказу которых скульпторы изготовили точную копию монумента возведенного в городе Булган (Монголия). Скульптура была в 2012 году передана в дар Калмыкии и установлена в малолюдном месте, на окраине города в восточной промышленной зоне.

Чем Убаши-хан вызвал такое неуважение у своих соплеменников в Калмыкии, что не нашлось достойного места для памятника последнему легитимному предводителю Калмыцкого ханства?

Существует две точки зрения при оценке личности Убаши-хана. Согласно одной, увод большей части калмыков из России – потеря суверенитета, предательство интересов своего народа, повлекшее огромные людские потери в пути следования. Согласно другой, он - герой, который ради сохранения самостоятельности своего государства, сохранения кочевого уклада жизни, принял мужественное решение об откочевке.   

Ученые-калмыковеды объясняют причины ухода калмыков сокращением в XVIII веке площади кочевий, затруднением доступа к самым обильными кормами и водами местам вследствие колонизации заволжских степей. В числе других причин называются ограничение суверенитета и вмешательство царской администрации во внутренние дела Калмыцкого ханства.

Провозглашенное в 1690 году фактически самостоятельное Калмыцкое ханство, длительное время поддерживало с Россией союзнические отношения, однако последовавшие во второй половине XVIII века усиление и экспансия Российской империи стали угрожать кочевому государству.

В ответ на эти вызовы, часть национальной элиты, высшее буддийское духовенство, приняли решение о возвращении калмыков на историческую родину ойратов в Джунгарию, обезлюдевшую и никому не подвластную после разгрома в 1758 году Цинской империей Джунгарского ханства. Здесь, в этнической колыбели ойратов, Убаши, взвесив все «за» и «против», хотел продолжить самобытную историю Калмыцкого ханства, единственного после гибели двух других – Джунгарского и Хошоутского – государства ойратов.

Этому великому и дерзкому плану, было не суждено осуществиться, так как уже в 1760 году Цинская империя создала в Джунгарии и Восточном Туркестане провинцию с символическим названием Синьцзян (Новая линия), непосредственно выходившую к границам Российской империи. Таким образом, китайцы замкнули Великую степь с востока. Места для суверенного существования кочевников, за которыми сохранилась только срединная, самая бесплодная часть евразийского степного пояса, практически не оставалось.

В июле 1771 года почти у самой цели своего героического похода калмыки были встречены китайскими пограничными властями, и после мучительных раздумий Убаши был вынужден объявить китайцам, что единственной причиной и целью их прибытия является желание вступить в подданство Китайской империи.

Прибывшим была оказана гуманитарная помощь. Их вождям пожалованы высокие китайские титулы и выделены земли. Здесь они могли кочевать, управлять своими подданными по своим обычаям, но под жестким контролем и служить Цинам по китайским правилам.

Иными словами, Убаши привел своих подданных к тому будущему в Китае, от удаленной опасности которого уводил их из России. Убаши получил от императора Цяньлуна титул хана и умер в 1774 году в возрасте 29 лет, ненадолго пережив крах своих надежд.
На Волге осталось не более трети калмыков (остались большая часть дербетовских родов, а также, не сумевшие по разным причинам уйти часть торгоутов и хошоутов). Ареал их расселения сжался, почти целиком перейдя, на левый берег Волги. Ханство упразднилось и превратилось во внутреннюю российскую провинцию. История калмыков как союзного России государства завершилась.

Возвращение калмыков в 1771 году из Восточной Европы в Центральную Азию – последняя трансконтинентальная миграция евразийских кочевников. Эпоха великих переселений азиатских номадов на этом закончилась. Уход калмыков – это попытка спасти свой суверенный традиционный кочевой мир от разрушающего воздействия превосходившей его по уровню развития, совершенно иной по характеру и потому казавшейся им опасной русской цивилизации.

Поведение человека во многом диктуется временем, обществом и самой жизнью. Убаши-хан - жертва обстоятельств, сама жизнь поставила его в такие условия, в которых необходимо было принять одно единственное правильное решение. И он его принял, посчитав единственно верным. Со мной можно не соглашаться, но считаю,  что не нам, с высоты сегодняшнего дня, судить о XVIII веке. Мы с событиями гораздо более близкими не можем разобраться, а здесь с легкостью даем оценки.

С уходом части калмыков, царская администрация, сделав оргвыводы, упразднила ханство, провела карательные мероприятия, а затем, чтобы пресечь дальнейшие попытки бегства, предприняла различные меры превентивного характера, в том числе смешала роды, стала стравливать между собой оставшихся калмыков. Смею предположить, что имеющие место в быту «улусизм» или «хотонизм», расцвели именно в этот период. Дефективные, не обремененные здравомыслием люди через века, злонамеренно, донесли эти пережитки до своих узколобых, не очень образованных потомков. При этом и в настоящее время, никто из оппонентов не может объяснить причины отдельных проявлений взаимной неприязни друг к другу.  

Говорят, что политика – это искусство компромисса. Может быть, ради уважения к нашему прошлому, памяти павших в походе соплеменников и консолидации нашего народа, стоит каждому из нас отбросить в сторону мелочный гонор, племенную спесь и родовое чванство. Каждое племя и род имеют славную историю, трудовые и ратные заслуги перед Отечеством. Конечно, человек может и должен гордиться своим происхождением, и это нормально, но только не за счет умаления и ущемления достоинства окружающих. Мало того, что мы извне постоянно получаем какие-то недружественные сигналы, так еще и изнутри раскалывают общество корыстные и мелкотравчатые интересы отдельных его представителей. Ведь, несмотря ни что, мы один народ, а сила любого народа - в единстве. Сообща мы столько пережили за эти 250 лет, сколько другие народы не пережили за тысячу. У нас один язык, одна культура, одна вера, общая история, одна судьба, и надеюсь, общее будущее. Поднимитесь над бытовой суетой и кухонными дрязгами, впустите в свои сердца благородство. Наши соплеменники из разных уголков мира с надеждой смотрят на Калмыкию - единственное на этой планете ойратское национально-территориальное образование и ждут, что когда-нибудь все вместе, мы, во главе с эпическим Джангром во плоти, будем счастливо жить в реальной, благословенной стране Бумба, под сенью желтого знамени наших предков.    

В знак примирения и взаимного прощения предлагаю перенести статую Убаши-хана, последнего независимого и самостоятельного в принятии решений вождя нашего народа, в другое, более достойное место. Постамент можно было бы дополнить барельефами на тему «Великого исхода», а сам памятник назвать в буддийских традициях, например, по примеру ступы  в районе третьего и четвертого микрорайонов г.Элисты – памятником «Примирения и согласия».

Дораев Г.Э.