Сегодня 11:35 17.06.2021

2020-й не щадит никого, даже налаженный процесс «общения президента с народом» («Прямая линия») в этом году пришлось совместить с большой Пресс-конференцией – еще одним ежегодным шоу. Может быть, поэтому и длительность оного едва не дотянула до рекорда. Хотя, ничего категорически нового мы не услышали.

К пресс-конференции ответственные лица готовились заранее – охранительные СМИ старались изо всех сил, накручивали позитив. Прежде всего по поводу побед российской вакцины, затем – демонстрация военной мощи. А чиновники, наконец, решили заняться обузданием цен на базовые продукты питания – и вот уже подготовлен законопроект по сдерживанию стоимости «макарошек», сахара и масла (кстати, не для всех регионов).

В этот раз основные темы большой беседы с российскими СМИ: проблемы пандемии, логично обсуждался вопрос состояния российского здравоохранения, уровень доходов граждан, внутренняя и внешняя политика. Особенно аудитория ждала реакцию Путина относительно ситуации с Навальным – отравление и расследования которого в последние месяцы довольно ярко обсуждались в СМИ страны и мира. Забегая вперед, ни по одному вопросу сенсаций не случилось. Впрочем, обычное дело.

Вопрос системы здравоохранения в контексте коронакризиса можно назвать самым важным, и вот президент отметил, что российская медицина оказалась намного эффективнее мировых в период пандемии. Оно может и так, однако уровень смертности в России по итогам января—октября 2020 года стал максимальным за десять лет, а по избыточной смертности населения от всех причин (показатель сверхсмертности) у нас ситуация хуже, чем в США, которые, вроде как, от пандемии страдают куда больше и показатели заражения там зашкаливают.

Конечно, причиной такого положения может быть не только ковид, но и другие заболевания, вызванные сбоем в медицинских системах стран (например, несвоевременные госпитализации или операции по другим болезням). Собственно, в этом и состоит проверка способности системы преодолевать серьезные потрясения. Так намного ли лучше наше здравоохранение?

В целом, общение Путина с работниками СМИ прошло стандартно, без сюрпризов. За 20 лет мы уже привыкли к такому формату, устоялись и традиции – президент решает мелкие проблемы, отвечает общими фразами на глобальные вопросы, а лейтмотив – психотерапевтический, дескать, все не так плохо, да, есть трудности, но они из-за пандемии. С нефтегазовой иглы мы слезаем, а по сравнению с Западом – вообще «белые и пушистые», — это, кстати, цитата. Кроме того, Путин привычно ругал «бояр», или даже не ругал, а скорее укорял некоторых из них, в том, что они позволяют себе хамство людям. При том, что остальные управленцы, дескать, работают честно и хорошо.

И если российских чиновников можно корить бесконечно, ибо есть за что, то с зависимостью от экспорта энергоносителей всё не так радужно. Да, доля дохода в бюджет государства от продажи нефтегазовых ресурсов в этом году составила около 30%. Однако так сложилось скорее против воли властей – в этом году, как мы помним, было критическое падение цен на нефть – в апреле на мировом рынке оно составило около 25%. Также стоит принимать в расчет сделку с ОПЕК+, в соответствии с которой Россия с мая 2020 года резко снизила добычу нефти, и это тоже сыграло свою важную роль. То есть страна продавала ресурсы в меньшем объеме от запланированного, да ещё и за меньшую цену. Так что тут стоит усматривать не самостоятельный отказ от зависимости, но жёсткую терапию по отмене «иглы».

В этой связи Россию, естественно, ждёт синдром отмены – недополученные деньги надо будет где-то искать – скорее всего замещаться они будут налогами и заимствованными средствами, и вот ряд экспертов уже теперь предсказывают, что объем госдолга к ВВП в России в 2021 году будет больше 20%. Кстати, в смутном в 2000 году он был на уровне 6,5%.

На этом фоне президент не преминул снова вспомнить лихое старое время: «В 2000 году за чертой бедности жили 29% населения, почти каждый третий. В 2018 году мы вышли на планку в 12%. Сейчас, к сожалению, планка немного поднялась — до 13,5%. … Сейчас план такой — уйти от 13,5 до 6,5% людей, живущих за чертой бедности. Цель амбициозная, но реальная», - успокоил Путин.

И, вроде, стоит порадоваться перспективам. Если не задаваться вопросами: кого в стране власти считают бедным, а кого относят к среднему классу? В марте этого года сам президент обозначил позиции государства – к среднему классу относится тот, кто имеет доход свыше полутора минимальных. «По этому критерию (доход около 17 000 руб. – ред.), - сказал Путин, - к среднему классу относится 70% россиян».

Да, если основываться на такой точке зрения, а также иметь в виду падающую платежеспособность рубля, то «бедных», действительно, становится всё меньше и меньше. Зарплаты же растут, правда, даже сам президент отметил, что при этом «реальные доходы падают».

Главной темой, хоть сколько-нибудь претендовавшей на интригу, можно назвать реакцию на «расследования» о ближайшем окружении президента, а также на обвинения со стороны Навального. Но интрига разрешилась очередным стандартным обвинением в сторону западных партнеров и «спецслужб США». Вместе с тем, саму ситуацию он обрисовал довольно цинично – «хотели бы отравить – отравили бы», при этом не прямо, но подтвердил, что слежка за «берлинским пациентом» все же ведется. Либералы не довольны. И цинизмом, и слежкой.

Однако способен ли ныне образ внешнего врага унять протестный потенциал и сплотить нищету, бедный средний класс с олигархами перед лицом кровавого Запада? С учетом того, как растут цены, как оказывается медицинская помощь и всего прочего, игнорирование политической турбулентности и явственного запроса в обществе на перемены, не приведет ни к чему хорошему.

Ещё один немаловажный момент в пресс-конференции – российские элиты на таких выступлениях всегда считывают определенные сигналы для себя. Отсюда такое внимание к вопросам демократического процесса – Путин между делом заявил, что традиционные партии выступают с патриотических позиций и заботятся о благе страны, но анонсировал участие в избирательной кампании новых объединений, и объявил, что у избирателя есть возможность их поддержать. То есть, с одной стороны, его слова про новые партии могут быть определенным «реверансом в сторону демократических принципов», поскольку именно «народ решает кого поддержать».

А с другой стороны, для элит это может быть сигналом к тому, что даже у традиционных думских фракций есть шанс быть отторгнутым от «кормушки», а в нижнюю палату Парламента могут войти и новые политические объединения. Собственно такой же сигнал - заявление президента о возможности выдвижения в 2024 на новый срок. Но это для элит уже должно иметь успокаивающий эффект – стабильность, как она интерпретируется в наших высших кругах власти.

Чего не хватало для полного соответствию жанра – доброй или комической сказки. Раньше в ходе прямых линий обязательно случалось что-нибудь эдакое – просьба ребенка подарить платье или собаку. Помощь малоимущей семье с насущными проблемами или показательная порка нерадивого чиновника в прямом эфире. Да и в ходе пресс-конференций всякое случалось – можно вспомнить хоть комичную ситуацию с тем, как один наш земляк упрашивал президента поздравить его дочь с днем рождения – тоже комичный элемент для всей российской аудитории, и постыдный эпизод для калмыцкого журналистского сообщества.

Ничего настолько же яркого в этот раз не случилось. Зато Путин озвучил решение о выплате по пять тыс. руб. родителям с детьми до 7 лет включительно. Словно добрый Дед Мороз положил под ёлочку подарок на Новый год.

Верит ли наш народ в сказки? Под Новый год российские лидеры часто творят чудеса. Самый большой «подарок» в своё время сделал Ельцин в 1999 году, когда обозначил свою неожиданную отставку. И, кстати, ныне Путину столько же лет, сколько было первому президенту 21 год назад. Да, 68-летний Путин сегодня выглядит гораздо лучше 68-летнего Ельцина. Хотя, и он теперь уже заметно устал. Но убаюкивать и успокаивать народ не перестает.

Утнасн Санджиев