Сегодня 17:23 23.09.2018

Президент Украины отметил, что закон о реинтеграции Донбасса объединил Верховную Раду

Украина на законодательном уровне признала Россию страной, которая временно оккупировала территории в Донецкой и Луганской областях. Об этом говорится в законе «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», проголосованном в Верховной Раде 18 января 2018 года.

За проект закона, получивший в прессе называние закон о реинтеграции Донбасса, проголосовали 280 народных депутатов при минимально необходимых 226 голосах однопалатного украинского парламента. Во время рассмотрения этого документа, народные депутаты предложили 733 поправок, из которых 501 была учтена.

«Деятельность вооруженных формирований Российской Федерации и оккупационной администрации Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях, что противоречит нормам международного гуманитарного права, является незаконной, а любой изданный в связи с такой деятельностью акт является недействительным и не создает никаких правовых последствий», – подчеркивается в новом законодательном акте.

Пресс-служба украинского парламента цитирует нормы закона, в котором сообщается, что «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях на день принятия этого закона признаются части территории Украины, в пределах которых вооруженные формирования Российской Федерации и оккупационная администрация Российской Федерации установили и осуществляют общий эффективный контроль».

Согласно закону, «временная оккупация Российской Федерацией территорий Украины, определенных частью первой статьи 1 этого закона, независимо от ее продолжительности является незаконной и не создает для Российской Федерации никаких территориальных прав».

Президент Петр Порошенко во время совместного брифинга с генерал-губернатором Канады Жюли Пайетт отметил, что «украинский парламент почти конституционным большинством в 280 голосов проголосовал за закон о реинтеграции Донбасса».

«Это показывает, что когда нужно – наш парламент умеет объединиться. И, несмотря на бурную критику закона, которая якобы звучала в последние дни со стороны оппозиционных фракций, когда вопрос стал ребром – голоса были отданы в поддержку указанного законопроекта», – сказал Петр Порошенко, сообщает пресс-служба лидера Украины.

В комментарии по поводу поддержанного закона о реинтеграции Донбасса, спикер Верховной Рады Андрей Парубий подчеркнул, что «для нас остаются ключевыми моментами: прекращение огня, вывод оккупационных войск и всех вооруженных формирований наемников Российской Федерации с территории Украины и восстановления контроля над украино-российской границей».

«Владимир Путин сделал вызов всей системе международной безопасности. Его интересы идут гораздо дальше, чем Украина. Сегодня украинские воины защищают не только Украину, но и весь свободный мир», – цитирует пресс-служба Верховной Рады слова Андрея Парубия.

Закон и условия для ввода миротворцев

Эксперт по вопросам международной безопасности Украинского независимого центра политических исследований Виталий Мартынюк считает, что новый законопроект на официальном уровне регламентирует отход от понимания принципов и действий в рамках Антитеррористической операции. При этом, законодательное поле формирует условия для введения миротворцев, отмечает эксперт.

«Важно, что в законе отмечается отход от Антитеррористической операции (АТО): введение миротворцев в зону проведения АТО с позиции международного сообщества может вызывать вопросы. Но отход от АТО предусматривает, что Украина проводит операцию не против террористов, которые ранее не были так названы официально – за исключением одного постановления парламента. Отход от АТО закрепляет понимание, что идет отражение внешней агрессии – Россия называется агрессором. Для проведения миротворческих операций очень важно зафиксировать – кто является сторонами конфликта. Закон о реинтеграции позволяет это сделать», – говорит Виталий Мартынюк корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Виталий Мартынюк считает, что преобразование украинской законодательной базы в отношении вооруженного конфликта в Донбассе «вписывается» в понимание ситуации, как Украиной, так и Соединенными Штатами, и Великобританией.

«Россия в своем проекте резолюции о миротворцах для рассмотрения в ООН прописывала, что сторонами конфликта есть так называемые ЛНР-ДНР и Украина. В украинском видении ситуации, при поддержке США и Великобритании, прописано, что сторонами конфликта являются Украина и Россия, и «отход» от принципа понимания АТО вписывается в концепцию украинского формата введения миротворцев: на всю территорию, на границу с Россией», – отмечает Виталий Мартынюк.

При этом Виталий Мартынюк говорит, что угроза широкомасштабной агрессии со стороны России остается актуальной, но вряд ли она будет реализована.

«Агрессия России против Украины началась с февраля 2014 года, она проходила ровной линией, имела свои всплески, угрозы широкомасштабной наступательной операции существуют, но до президентских выборов Кремль не предпримет такие шаги, в Москве не хотят усиления санкций», – считает Виталий Мартынюк.

По его словам, Россия в глазах Запада пытается демонстрировать миротворческую позицию, желание урегулировать ситуацию в Донбассе, без действительной готовности прекратить военный конфликт с Украиной.

Не военное положение, но и не реинтеграция Донбасса

По мнению руководителя интернет-сообщества «Украина – в ЕС! Перспективы и развитие», политолога Дмитрия Воронкова, сегодня сложно предположить какими будут результаты действия закона, но однозначно одно – «закона все называет своими именами».

«Я бы не сказал, что этот закон может приблизить Донбасс, просто за оккупированные территории берутся более жестко, есть желание усилить блокаду, но это не будет способствовать реинтеграции Донбасса. Это шаг на пути к дальнейшей заморозке конфликта, но с другой стороны закон называет все своими именами. Это завуалированное военное положение под некую другую гибридную форму. Все права, которые получает президент и военные, достаточно схожи с тем, что предусматривает военное положение. Что касается России, безусловно, с ее стороны будет негативная реакция», – говорит Дмитрий Воронков корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Предоставление украинским военным возможностей для реализации силовых операций, по мнению Дмитрия Воронкова, учитывают сценарий, когда Россия по политическим или экономическим соображениям выведет свои войска и администрацию из оккупированных районов Украины. «В таком случае, украинские военные получат все полномочия проводить военные операции, освобождать оккупированные территории», – отмечает Дмитрий Воронков.

Он считает, что вместе с тем, закон не дает ответ на некоторые другие дискуссионные для украинского общества вопросы.

«Народные депутаты не поддержали разрыв дипломатических отношений с Россией, ряд экспертов говорят, что этот закон выводит Украину из Минского формата. На самом деле юридически данный документ никак не предусматривает выход из Минских соглашений. В законе нет упоминания о Крыме. Априори, это и не возможно – он адаптирован под Донбасс и определенную политическую и военную ситуацию, хотя в идеале должен быть один большой закон по оккупированным территориям, в котором были бы отдельные положения по Донецкой и Луганской областям и отдельно по Крыму», – говорит Дмитрий Воронков о том, что в ходе подготовки данного законопроекта, в сессионном зале парламента упоминалась возможность внесения в него упоминание об оккупации Крыма.

Дмитрий Воронков считает, что реакция Европейского Союза на данный закон будет более, чем сдержанная, поскольку Запад ожидает от Украины в большей мере проведение реформ, создания Антикоррупционного суда, успехов в борьбе с коррупцией.

Закон и защита гражданских прав в Донбассе

Политический аналитик Фонда «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива Мария Золкина отмечает, что данный закон в полной мере отвечает внутреннему украинскому политическому процессу и правому полю.

«Этот закон больше про то, как Украина будет действовать в нынешних условиях, как она упорядочит свои отношения, как государства, в вопросах обороны на территории Донбасса. Если бы этот документ был механизмом деоккупации или реинтеграции, тогда можно было бы ожидать какого-то изменения поведения западных партнеров. Но этот законопроект ни одного реального инструмента по деоккупации этих территорий не предлагает. Он предлагает государственные механизмы, фактически, в поддержку статус-кво территорий. Нет никакого намека в документе на то, что он поможет вернуть Украине эти территории или возобновить свой государственный суверенитет в неподконтрольных правительству районах Донецкой и Луганской областей», – говорит Мария Золкина корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Мария Золкина считает, что признание России – агрессором важно для внутренне политических процессов. Законодатель, по ее словам, наконец-то определился относительно статуса территорий – определяя их временно оккупированными.

«Для того, чтобы наступили международные последствия действиям России, была соответствующая ответственность для нее за то, что она сделала с Крымом в и Донбассе, необходимы не только резолюции международных организаций и представительств, стран, но и решения международных судебных инстанций для того, чтобы санкции на действия России были юридически обоснованы», – считает Мария Золкина.

Мария Золкина считает, что в состоянии неопределенности на востоке Украины, очень важно уделить пристальное внимание защите гражданских прав населения.

«Проблема в том, что состояние этого режима – “не АТО, но и не военное положение”, содержит в себе много норм из военного положения и действий силовых, вооруженных структур и спецподразделений, но при этом это не военное положение. И защита прав гражданского населения, сохранение и неприкосновенности жилья, движимого имущества, работа предприятий, которые окажутся в зонах безопасности, где режимы будут определяться решениями объединенного командования – все это сейчас не урегулировано и нет конкретного ответа: как это будет на самом деле?» – отмечает Мария Золкина.

Тарас БУРНОС