Сегодня 17:00 24.01.2020

«Ъ» стало известно о показаниях, которые дали участники региональной общественной организации «Единые народные общинные товарищества» (известна как частная военная компания (ЧВК) «Е. Н. О. Т. корп.»), обвиняемые в кражах, разбоях, вымогательстве и бандитизме. Со слов самих «енотов» следует, что в организации были четко распределены роли и задачи, причем самые ответственные поручения выполняли действующие военнослужащие. Как утверждают сами фигуранты — спецназовцы ГРУ.

Следственное управление Следственного комитета России (СКР) по Краснодарскому краю признало «Е. Н. О. Т. корп.» преступной организацией, участники которой, прикрываясь пропагандой патриотизма, совершали преступления различной степени тяжести. В частности, им вменяют в вину вымогательство (ст. 163 УК РФ) у жителя Туапсинского района Краснодарского края, поссорившегося с ученым из-за земельного участка, а также кражи (ст. 158 УК) и разбои (ст. 162 УК) в отношении фигурантов уголовных дел, проживающих в столичном регионе. Все эти преступления, полагает следствие, совершались в составе банды (ст. 209 УК) и даже преступного сообщества (ст. 210 УК), которое якобы организовали сотрудники столичного управления ФСБ.

Сами участники «Е. Н. О. Т. корп.», давая показания следователям, отмечали, что руководителем организации являлся Роман Теленкевич, который принимал все ключевые решения, давал другим задания и приказы. Свидетели особо подчеркивали, что неисполнение последних жестко «каралось» в ЧВК. При этом если первые наказания могли быть устными, то затем следовали «денежные взыскания» различных размеров и даже физические кары.

За идеологию «енотов» отвечал Евгений Морозов. Он же вел учет всех финансов и отдельно «материальных поступлений» в организацию, а затем распределял деньги между ее участниками.

Еще один активист «енотов» Василий Минчик занимался техническим обеспечением организации, а именно «хранил и приумножал» «средства взлома»: кувалды, ломы, болторезы. Он же отвечал за сохранность средств защиты в виде касок и бронежилетов, различного снаряжения, в том числе туристического, а также боеприпасов. Свидетели, кстати, утверждали, что они были холостыми.

Максим Комоляткин в основном работал у «енотов» с молодежью. Проводя различные тренинги, он «формировал устойчивое восприятие» того, что молодые люди не просто военнослужащие, а русские воины, готовые выполнить любые задачи.

Еще один общинник, имеющий прозвище Киса, искал для организации полезные связи в правоохранительных органах и структурах госвласти, собирая при этом базы данных «административного ресурса». Алексей Минчуков (Такса) «вел аналогичное направление», осуществляя поиск полезных для организации связей, в том числе источники ее финансирования.

Компьютерщик, известный как Вольный, раскручивал организацию через соцсети и пиарил ее отдельных лидеров, прежде всего Теленкевича. Другой компьютерщик по прозвищу Добби вел сайт организации, писал публиковавшиеся на нем статьи и размещал фото.

Дениса Карабана, известного как Белка, свидетели обвинения назвали военнослужащим ГРУ Минобороны. По их словам, Белка проводил с «енотами» тренировки по рукопашному бою, но они были довольно редкими, так как он нечасто появлялся в столичном регионе. Служил Белка где-то в Нижнем Новгороде примерно до 2017 года. При этом неоднократно помогал «енотам», когда они выезжали в «гуманитарные командировки» в Донбасс.

Стрелковой подготовкой «енотов» занимался Вещий Олег. Правда, постепенно он отошел от организации, зарабатывая деньги огневой подготовкой граждан на стороне. Зато с удовольствием участвовал в силовых акциях (угрозах, нападениях и физическом воздействии), за которые платили. Правда, по версии обвиняемых, сотрудничающих со следствием, доходы рядовых «енотов» были небольшими.

В декабре 2016 года сотрудники ФСБ и СКР пригласили их поучаствовать в оперативно-розыскном мероприятии «осмотр помещений». Одетые в камуфляж «еноты» действовали под видом бойцов спецподразделений, оказывающих физическую поддержку оперативникам и следователям. Как теперь утверждают обыскиваемые, у них после визита силовиков исчезли товары и деньги на 9 млн руб.

В свою очередь, один из «енотов» рассказал, что его вызвали в штаб организации, где вручили конверт, в котором находилось 2 тыс. руб. «Эти деньги — знак благодарности за помощь ФСБ», — было сказано при этом. Помимо конверта отличившемуся бойцу предложили «мобильный телефон марки Aplle 6» (так указано в протоколе), однако он «положил его на общак». То есть оставил в общем пользовании участников «Е. Н. О. Т. корп.».

Большинство «енотов» во главе с Теленкевичем сейчас содержится под стражей. Их адвокаты, обжалуя меры пресечения, никогда не указывали на связь Карабана с силовыми структурами. Зато защитники технаря Минчика отмечали, что он является военнослужащим, имеющим государственные и ведомственные награды за участие в гуманитарных операциях на территориях иностранных государств.

Источник: https://news.mail.ru/incident/39923865/?frommail=1