Сегодня 15:47 10.12.2018

Алексей Навальный предлагает освободить малый бизнес от налогов, ликвидировать Пенсионный фонд, создать спецслужбу по борьбе с коррупцией и отменить призыв. Опрошенные РБК эксперты оценили основные положения программы политика

Основатель Фонда борьбы с коррупцией Алексей Навальный спустя год после объявления о своих намерениях баллотироваться в президенты обнародовал программу, с которой он планирует пойти на выборы, если его зарегистрируют кандидатом. Глава ЦИК Элла Памфилова ранее предупреждала, что политик сможет зарегистрироваться только после снятия судимости.

Экономика
Навальный предложил ликвидировать Пенсионный фонд России и на его основе создать «крупнейший в мире фонд-инвестор» по аналогии с норвежским суверенным фондом Government Pension Fund Global. Последний инвестирует нефтегазовые доходы норвежского правительства в активы по всему миру. «Звучит как популизм, но не более того», — считает замдиректора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горлин. «Ликвидирует Алексей Навальный Пенсионный фонд, а как пенсии выплачивать сегодняшним пенсионерам? Кто будет заниматься этой функцией?» — рассуждает эксперт.
Оппозиционер предлагает передать в новый пенсионный фонд средства ФНБ, акции торгуемых на бирже госкомпаний и их дивиденды, а также доходы от приватизации. «Вдруг случится, что в следующем году доходы «Роснефти» или «Газпрома», о которых говорит Навальный, не позволят выплатить дивиденды в силу каких-то причин. Как сделать это стационарным?» — говорит Горлин. По его словам, идея направлять часть дополнительных доходов госкомпаний в резерв пенсионной системы для обеспечения большего роста пенсий и сглаживаний колебаний доходов пенсионной системы многократно воспроизводилась, «но это должно быть системно на основе дивидендной политики или через увеличение налога на прибыль или других налогов, но не ломая действующую страховую систему».
Превращение ПФР в аналог норвежского фонда не приведет к хорошему результату, согласен директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. Роль норвежского фонда в России был призван выполнять Фонд национального благосостояния (ФНБ), напоминает экономист, но ФНБ в этом статусе не состоялся. «То есть опыт централизованных инвестиций на пенсионные цели в России​, по сути, провалился», — отмечает Буклемишев.
Увеличение МРОТ до 25 тыс. руб. — еще одна идея Навального — «превышает возможности бизнеса и государства», считает Буклемишев. Чтобы увеличить зарплаты работникам в несколько раз, предпринимателям придется либо соблюсти закон и уволить значительную их часть, либо перевести на теневую форму занятости, к которой «есть серьезные тяготения», говорит экономист.
Распределение доходов поровну между федеральным центром и регионами, как предлагает Навальный, требует серьезных корректирующих мер, считает Буклемишев: «Напомню, 50 на 50 — это соотношение времен президента Ельцина. Сейчас оно, конечно, смещено в пользу центра, но представьте себе, что мы изменим ее за счет каких-то налогов, и получится, что наиболее богатые регионы получат дополнительные деньги, а наиболее бедные станут еще относительно беднее».
Увеличение минимальной зарплаты, пенсионная реформа и перераспределение налоговых доходов между федеральным центром и регионами — это «абсолютно разумные экономические идеи», считает директор центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович. «Думаю, что эти же вопросы будет поднимать будущее правительство, и в принципе это вовсе не экстремистские предложения», — рассуждает Остапкович. Но вот идея передать туда средства ФНБ «выглядит популистской», а сравнивать российские и норвежские экономические реалии «некорректно».​ По словам Остапковича, достичь минимальной зарплаты 25 тыс. руб. «абсолютно реально», к подобным цифрам через несколько лет придет и правительство. «Если позволить безработице увеличиться до 8–9%, тогда можно повышать минимальную зарплату до 25 тыс. Такой рост зарплаты выведет с рынка людей. Ничего страшного я в этом не вижу», — размышляет экономист, оговариваясь, что «у нас социально ориентированное государство и люди должны получать хоть какую-нибудь зарплату, но не быть безработными».

Борьба с коррупцией
Для эффективной борьбы с коррупцией оппозиционер предлагает учредить специальную независимую структуру, которая не будет входить в систему правоохранительных органов. Также Навальный настаивает на ратификации Конвенции ООН против коррупции и предлагает перевести госкомпании вместе с другими госактивами под контроль специального фонда при структуре, которая заменит ПФР​, а также сократить присутствие государства в экономике, ввести и ужесточить законы о раскрытии конфликта интересов и лоббизме.
«В части о конфликте интересов он абсолютно прав. Контроль за аффилированными лицами и введение норм, которые более жестко это контролировали бы, — это действительно необходимо. Сюда же примыкают лоббизм и увеличение срока давности [по коррупционным преступлениям с 10 до 20 лет]», — заявила в беседе с РБК заведующая проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики НИУ Высшей школы экономики Елена Панфилова.
Панфилова отметила, что в программе не хватает части, связанной с системой защиты заявителя о коррупции. Эта часть ратифицирована Россией, однако выполняется «не очень хорошо». «У заявителя бывают проблемы, потому что чаще всего заявляющие предприниматели становятся жертвами «обратки» — ст. 159 УК (мошенничество)», — пояснила Панфилова.
Комментируя предлагаемое Навальным учреждение независимой структуры по борьбе с коррупцией, Панфилова отметила, что Россия нуждается в структуре, которая «в первую очередь занималась бы координацией». «Следствие останется у следствия, прокурорские функции останутся у прокуроров, но надо сделать так, чтобы они занимались этим по некой единой программе и единым строем — это было бы неплохо», — пояснила эксперт.

Внешняя политика
В части ведения внешней политики оппозиционер предлагает помириться с остальным миром, прекратить «агрессию в отношении Украины» и таким образом добиться снятия санкций. Для проблемы Крыма политик предлагает найти «легитимное решение в пользу местного населения». Также Навальный выступает за введение визового режима для стран Средней Азии.
«Он [Навальный] не хочет связывать себя с присоединением Крыма и в то же время не хочет выступать против. Если провести любой референдум, то большинство выскажется за сохранение в составе России. Для российской власти референдум неприемлем из соображений престижа, но для Навального здесь проблемы нет, так как он не присоединял», — сказал РБК политолог Алексей Макаркин.
По словам Макаркина, программа рождает много вопросов о механизмах, но она устроит его аудиторию. Она [аудитория] хочет, чтобы мы и с европейцами договорились, и Крым оставили за собой», — пояснил политолог.
В предложении Навального ввести визовый режим со странами Средней Азии эксперт увидел противоречия. «Его предложение о визовом режиме полностью противоречит предложению об интеграции на постсоветском пространстве. Он, с одной стороны, за интеграцию на постсоветском пространстве, с другой — за визовый режим. В этом есть противоречие, но для его избирателя его нет. В данном случае Навальный идет за своим избирателем, который хочет и того и другого», — отметил Макаркин.

Другие инициативы
В своей программе Навальный также предлагает сократить госаппарат, минимизировать контроль власти над бизнесом, дать больше полномочий регионам, гарантировать независимость судебной системе, смягчить наказания по ряду составов преступлений, вернуться к четырехлетнему президентскому сроку, отменить призыв и ряд других инициатив.
Президент Международного института политической экспертизы Евгений Минченко в разговоре с РБК назвал программу Навального «типичным социальным популизмом, рассчитанным на очень невзыскательную публику».
«Из плюсов программы можно назвать то, что нет крючков, за которые можно зацепиться, например, вопросы Крыма, отношения с Западом — все завязано именно на социальную проблематику. Социальный популизм в стиле раннего Жириновского, но без национального вопроса», — сказал Минченко.
Он отметил, что Навальный не объясняет свои инициативы. «В два раза (увеличить расходы) на образование, в два раза — на здравоохранение. Почему именно в два раза? Не объясняется. 25 тыс. руб. — минимальная заработная плата. Почему не 20 тыс. или 30 тыс. руб? Нет даже попыток [объяснения]. Будет лучше — будет больше денег», — пояснил эксперт.
Тем не менее в предвыборной программе Навального «гораздо меньше популизма и радикальных мер, чем ожидалось», считает ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения Европейского университета Кирилл Титаев. В программе отсутствуют решения некоторых важных проблем, к примеру, перезагрузка судебной системы, но ключевые идеи говорят о том, что работа была проведена достаточно серьезная, уверен Титаев.
«Сомнительной и утопичной идеей», по мнению Титаева, является предложение о выборах судей. «В России это нереалистичная мера, учитывая маленькую явку на выборах. Эта мера скорее вредна, поскольку создаст псевдолегитимность заранее согласованным кандидатам», — пояснил эксперт. Предложение Навального о «тотальном пересмотре законодательства» говорит о «не очень правильном понимании того, как работают правоохранительные органы», заключил Титаев.
Навальный выбрал неудачное время для публикации своей программы, сказал РБК руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников. Сейчас, говорит эксперт, «все сходят с ума» по поводу завтрашней пресс-конференции Путина. «Если он [Алексей Навальный] хотел в информационном пространстве ее перебить, то это явно не получится, и эффект от ее [программы] появления смазанный», — сказал РБК Колесников.

https://www.rbc.ru/politics/13/12/2017/5a3159259a794736bc3a3b0a?from=main