Сегодня 18:36 19.09.2018

Предприниматели, потерявшие бизнес в результате пожара на оптовой базе в Элисте 13 июля, за неделю не смогли добиться встречи с властями и не получили ответов на просьбы о материальной помощи. Проверки пожарной безопасности на оптовой базе не проводились, заявили арендаторы.



Пожар на единственной в Элисте оптовой базе произошел рано утром 13 июля. К моменту прибытия пожарных открытое горение происходило на семи складах базы, общая площадь пожара составила 1200 кв. метров. Тушение пожара силами всех пожарных частей Элисты заняло три часа, сообщила начальник пресс-службы республиканского МЧС Надежда Мандик корреспонденту "Кавказского узла".

Глава МЧС возложил вину за пожар на арендаторов

Глава МЧС по Калмыкии Андрей Колдомов выступил с официальным комментарием и назвал предварительные версии пожара на брифинге 17 июля. По его словам, "возгорание произошло либо из-за короткого замыкания, либо из-за неисправности электрооборудования", приводит его слова РИА "Калмыкия".

По словам Колдомова, сообщение о пожаре поступило в МЧС слишком поздно: "кровля уже горела открытым огнем", а это означает, что "пожар развивался как минимум часа полтора-два", указал он.

Руководитель ведомства также отметил, что МЧС не участвовало в приемке сгоревших складов, которые были сданы в эксплуатацию в 2011 году. "По федеральному законодательству в 2007 году МЧС было выведено из состава комиссии, которая занимается обследованием новых зданий перед введением в эксплуатацию", – заявил Колдомов, отметив, что в течение трех лет после начала работы ведомство не имеет права проверять объект.

Администрация Элисты не проводила никаких совещаний в связи с пожаром, поскольку "территория оптовой базы – не муниципальная земля", заявили в пресс-службе мэрии 13 июля корреспонденту "Кавказского узла".

Глава республиканского МЧС высказал мнение, что пожар произошел "из-за недобросовестности самих предпринимателей", при том, что склады были приняты в эксплуатацию с нарушениями. Как указал Колдомов, все сгоревшие помещения находились под одной крышей, так называемые пожарные разрывы между ними предусмотрены не были, деревянная кровля не имела специальной обработки, препятствующей горению материала.

"Только один склад был оборудован системой сигнализации. Но даже установленная система оказалась неисправной, так как уже лет семь не обслуживалась", – заявил Колдомов, возложивший вину за все перечисленные нарушения на комиссию, которая принимала здание.

Предприниматели обвинили МЧС в бездействии

Арендаторы сгоревших павильонов возразили, что с 2011 года сотрудники МЧС уже дважды должны были проверить оптовую базу. Предприниматель Светлана Очирова утверждает, что за время ее работы на оптовой базе вопрос пожарной безопасности "ни разу не поднимался".

"В МЧС ссылаются на то, что с 2007 года они не имеют права "кошмарить" малый бизнес проверками, мол, за все теперь должны отвечать сами предприниматели, и надо было страховаться. Но склады сданы в эксплуатацию в 2011 году. Если они говорят, что в течение трех лет не имеют права проверять, значит раз в три года они могли это делать. В таком случае они должны были уже минимум дважды проверить нашу базу. Я здесь работаю больше трех лет, при мне проверок не было, и от коллег я о проверках МЧС никогда не слышала. А на страхование у нас нет денег – с учетом наших заработков, это очень накладно", – заявила Очирова корреспонденту "Кавказского узла".

Арендатор одного из сгоревших складов потеряла, по собственным подсчетам, более 1 млн рублей "У меня были промтовары. В заявлении в полицию указала сумму 1 млн 100 тысяч рублей", – сообщила Светлана "Кавказскому узлу" сразу после пожара.

Предпринимательница отметила, что с 2011 года она на пенсии и ее бизнес – "единственный источник дохода в семье". "На работу в моем возрасте не берут, а у мужа такая работа, что зарплату он получает раз в год. Пришлось накопить 50 тысяч рублей и заняться малым бизнесом, продажей промтоваров. Взяла кредиты, по-другому в нашем деле не получается. Еще года два выплачивать", – рассказала Очирова.

Арендатор сгоревшего павильона Татьяна Павлова сообщила, что является матерью-одиночкой и поддерживает материально своих пожилых родителей.

"Родители получают пенсию, но прожить на эти деньги сложно. Сын – студент элистинского вуза, сейчас на третьем курсе. Всю семью тяну сама, залезла в кредиты, торговала женской одеждой. Налоги, аренду всегда платила исправно и теперь надеюсь на помощь со стороны республиканских властей. Считаю, что мы пострадали не по своей вине. Для таких случаев должны быть предусмотрены какие-то меры содействия", – сказала Павлова. 

Предпринимательница также заверила, что страховка ей "не по карману". "Понятно, что страховка нужна, но так как всегда не хватает средств – налоги большие, аренду платим – никто о страховке не думал. Бизнес у нас не такой уж денежный, поэтому страховка остается на втором плане. Прибыли хватало на кредиты и питание, лишнего мы не имели", – пояснила она.

Пострадавшие предприниматели 16 июля пытались попасть на прием к главе Калмыкии Алексею Орлову, спикеру Народного хурала Анатолию Козачко и главе администрации Элисты Окону Нохашкиеву, но нигде их "не захотели слушать", рассказала арендатор двух торговых точек Заяна Мушкаева корреспонденту "Кавказского узла".

"Нохашкиев, как нам сказали, в отпуске, к Орлову нас попросту не пустили, выставили за дверь. Козачко тоже не принял – записал, но неизвестно, на какое число. Взял наши контакты, пообещал позвонить. Все ссылаются на приемные дни, никто не хочет брать во внимание форс-мажорные обстоятельства. А у нас нет времени ждать. Нам надо на что-то жить, детей в школу собирать", – заявила Мушкаева.

Арендаторы складов, по ее словам, потеряли в результате пожара не только товар, но и документы. "У нас сейчас нет ни денег, ни документов. Мы не можем нанять юриста и подать правильно составленные заявления в различные инстанции", – посетовала Мушкаева.

Предпринимательница уточнила, что на руках у нее остался договор аренды, в котором "случай пожара не прописан". "Есть только пункт про аварию. Там сказано, что если авария произошла по вине третьего лица, то арендатор в течение пяти дней предъявляет требования к третьему лицу – осуществить ремонт или за свой счет осуществляет ремонт с последующим взысканием убытка с третьего лица. То есть в обход руководства мы должны предъявлять претензии к третьему лицу", – отметила предприниматель.

Колдомов на брифинге пытался "выгородить" свое ведомство, считает Заяна Мушкаева. "В понедельник, 16 июля, мы попали на прием в Следственный комитет. Представитель руководства при нас позвонил в МЧС и прямо спросил, почему не было проверки на оптовой базе после пожара в Кемерово. Ему ответили, что был приказ проверить только торговые центры", – сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Предприниматели добиваются встречи с руководством города и республики, чтобы потребовать материальную помощь, пояснила арендатор Зоя Бадмаева, которая лишилась магазина женского белья.

"Без работы остались около 20 предпринимателей. Каждый потерял от 650 тысяч до 3-4 миллионов рублей. Общий ущерб, по нашим оценкам, примерно 20 миллионов. Мы не просим возместить нам наши потери, но нам нужен хотя бы минимальный стартовый капитал. Пусть нам выделят субсидии для предпринимателей, если надо, мы составим бизнес-план. В республике ведь нет работы, иначе мы не создавали бы сами себе рабочие места. И мы вновь готовы их создать, но нам нужно с чего-то начать", – сказала Бадмаева корреспонденту "Кавказского узла". 

Предпринимательница подтвердила данные о том, что пожарных на оптовую базу вызвали слишком поздно – от таксистов арендаторы узнали, что "дым был виден уже в три часа ночи". "А пожарных вызвали в 4.59. Прошло два часа, и за это время охрана не удосужилась проверить, что происходит", – добавила она.

Бизнес-омбудсмен: все наши предприниматели экономят на страховке

Пострадавшие должны адресовать вопросы в первую очередь  арендодателям и директору базы, заявил Владельцы торговых помещений на сгоревшей оптовой базе в Элисте на встрече с бизнес-омбудсменом Саналом Улюмджиевым. Фото пресс-служба уполномоченного по правам предпринимателей в Калмыкии https://www.facebook.com/profile.php?id=100017132440433Санал Улюмджиев корреспонденту "Кавказского узла".

"Может быть МЧС или мэрия выносили им предписания, от этого надо отталкиваться. Если компетентные органы установят виновного и официально предъявят обвинения, то предприниматели смогут подать в суд иски о компенсации материального и морального ущерба. Мы, если потребуется, будем представлять их интересы, но для этого нужно установить виновного, а пока нам остается ждать результаты расследования и выступать в роли просителей. Сейчас главное – помочь восстановить им предпринимательскую деятельность", – сказал Улюмджиев.

По словам бизнес-омбудсмена, после обращения группы предпринимателей он направил главе правительства Калмыкии Игорю Зотову письмо с просьбой оказать "безвозмездную, разовую материальную помощь" пострадавшим от пожара на оптовой базе.

"Надеюсь, что наше правительство изыщет возможности, хотя все, что касается финансов, решается непросто. Ни денег, ни документов, подтверждающих сумму ущерба, у пострадавших предпринимателей нет. Что-то возместить будет трудно, тяжелый случай. Было бы хорошо, если бы пострадавшие были застрахованы, но все наши предприниматели, к сожалению, экономят на страховке", – добавил бизнес-омбудсмен.

В МВД по Калмыкии воздержались от комментариев. "Информация для СМИ у нас пока нет", – сообщил представитель ведомства 18 июля корреспонденту "Кавказского узла". Комментариями руководства оптовой базы "Кавказский узел" пока не располагает.

Источник:

http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/323208/