Сегодня 00:31 13.12.2017

1993г. Первый раскол в театре. 2011г. Объединение театров. Как это было, а не как трактуют

«Напиши, как было у министра, чтобы не было кривотолков», - просили, провоцировали мои «единомышленники» на час. 

2011г. У министра. За столом чай, бублики. Начало хорошее. После небольшой разминки первый вопрос министра Васильевой: «Что делать Б.А. с театрами? Вы знаете театр от и до». Ну, думаю, молодец министр! Сразу быка за рога и хвост! А мне это и нужно было. Конек взыграл, разум вдруг появился, давление стабилизировалось, появился кураж и хлынул поток из подсознания, но сдержал себя. Министр все-таки. Не на 3-м микрорайоне. И я задаю встречный вопрос на вопрос: «У вас деньги есть?». Васильева: «Нет». Она поняла, что про бюджет спрашиваю. Я: «Какие наметки у министерства? Какие кандидатуры обсуждались? Может, кто себя предлагал?». И назвал фамилии работников театра. Васильева: «Нет, нет! Эти кандидатуры не подойдут. Слабые. Вопрос не обговаривался ни с кем. Вы первый. Вы знаете театр. Поэтому я к вам обращаюсь». Я: «Я могу предложить свой вариант. Вы будете довольны. Но с одним условием – верните имя театру Б.Басангова». Васильева: «Согласна. Какой ваш вариант?». Я: «Чиновники созрели для кирдыка?». Васильева: «Какого кирдыка?». Министр, конечно, не привыкла к моему вульгарному языку 3-го микрорайона. Я: «Надо расформировать ТЮЗ!». Васильева: «Ну что вы Б.А. Это неприемлемо!». Я: «Л.Б., минкульт в 1993 году создал ТЮЗ и  сейчас вы можете расформировать его. Это ваша прерогатива». Васильева: «Нет, нет! Это неприемлемо! Да вы что Б.А.?! ТЮЗ не пойдет на это! Устроят бунт! Манджиев Б. будет против! Нет, нет!». Я понял, что министр не в материале, не знает что творится в датском королевстве! И я пошел на абордаж через линию Манергейма. Я: «Лариса Борисовна, вы знаете, что в 2003 году в Калмыцкий театр пришел бывший министр культуры Манджиев А. с двумя «единомышленниками» (опять единомышленники) с братом Манджиевым Б., главным режиссером ТЮЗа и с директором Русского театра Хотлиным В. и объявил несведущему народу, что брат Манджиев Б. будет главным режиссером, а Хотлин В. будет директором всех трех театров». И министр заверил обалдевшую публику, что есть решение, Указ уже готов у Президента К.Илюмжинова. Но сейчас он, якобы, в отъезде. Дело времени. Но «несознательный народ» Калмыцкого театра зарубил «эпохальную» идею трех «единомышленников» на корню. Встреча-ахиниада у меня есть в записи. Позже на встрече с коллективом Калмыцкого театра К.Илюмжинов сказал: «Я не в курсе и не слышал. Работайте спокойно. Никакого объединения не будет». На арапа у «новаторов» не прошло. А еще бытовая зарисовка. Одна актриса из ТЮЗа так размечталась о возвращении в родные пенаты и выдала: «Вот вернемся в Калмыцкий театр, то сразу выгоним актрису Л. Довгаеву!». Во как! А почему не весь Калмыцкий театр?! Лариса Борисовна, ТЮЗ и Манджиев Б. 18 лет  мечтают вернуться в театр, из которого ушли, сотворив первый раскол. И не чувствуют вины! Это не каждому дано. Ни у кого, и тем более у меня нет никакой обиды на них. Если бы у меня была обида, я мог бы согласиться с вами, что ТЮЗ не надо объединять, но я же убедил вас в обратном. Это выгодно всем – актерам, театрам, власти. В 1993 году произошла не «мелочевка», а акция «стаи» с минкультом ни в чью пользу. И то, что произошло в 93-м году это уже история. Это надо знать. Разделение МХАТа в те годы россияне стыдливо не умалчивают. Надо извлекать уроки и предохранять от других крупных «шалостей».

И чтобы зацементировать сказанное я брякнул: «Вы как женщина, совершите мужской поступок! Надо расформировать ТЮЗ! Это прерогатива республики!». Мне показалось, что министр успокоилась. Мы еще встретимся с вами. «Я подумаю», - сказала Васильева на прощание.

Через день звонит секретарь Наталья и просит прийти на прием к Васильевой. Я причесал мысли и на приеме снова пошел на  абордаж - не паникуйте. Поговорите с предсовмина Л.Ивановой, убедите ее, а потом идите с ней к главе. Они согласятся на мое предложение, я уверен, на все 100 %, что чиновники будут «за». ТЮЗ для маленького города совершенно не нужен, экономически не выгодно. Статья о Б.Басангове выйдет в газете «Элистинский курьер»! (Кстати, статья вышла за 7 дней до Указа Главы). И настаивайте на расформировании ТЮЗа. После этого поговорите с Манджиевым Б. для успокоения. Он и ТЮЗ будут «за». Но Манджиев Б. будет ставить условия, требовать власти. Я его знаю. Они потом будут пиарить, что их, якобы, бросили на спасение театра. Хотя все не так. Знаю всех этих подписантов с их мудрецами.

После нашего разговора Васильева вызвала Манджиева во второй половине дня. Секретарь соединила меня с министром. Она сказала, что Манджиев Б. согласился, и Васильева поблагодарила меня. Я узнал в ТЮЗе домашний телефон Манджиева Б. и позвонил ему домой и спросил, чем кончился разговор с министром. Хотя все знал. Проверить на правдивость сути. Он ответил: «Поговорили о работе, в общем. Я уезжаю в Махачкалу на 3 дня». И положил трубку. В эти дни звонили ко мне и просили помочь Манджиеву Б. вернуться в Калмыцкий театр. Ругать за это никого не нужно. Просили же за дело. Через 3 дня, после приезда из Махачкалы Манджиева Б., я позвонил ему, но он опять не рассекретился. Я понял, что и министр не раскрыла всей полноты картины. А зачем? Пусть думают, что это ее мысль, идея. А Манджиев Б., наверное, подумал – откуда этот старый пень пронюхал и звонит. Манджиев и сейчас, наверное, не знает, что это я заварил кашу. Но каша-то получилась для тюзитян съедобной, хотя в 1993 году «шакалята» говорили - мы тебя тихо сожрем, а другие подписанты злорадствовали.  Вот такие низкие истины, т.е. дурная правда. 

По телефону министр пригласила меня на разговор об объединении в Калмыцкий театр. Пришел, а вахтер сказала: «Вас Яшкулов В. сказал не пускать!». Узнаю стиль околотка. Потом Васильева сообщила по телефону, что была в ТЮЗе. Все нормально. Выступили актеры Уланов И. и Мучиряев С., сказали на калмыцком языке, что когда придут в Калмыцкий театр «хутхан» не устраивать. Так сказала Васильева. Может подтвердить, если честная. Она сказала, что вызывала только одного Манджиева Б. Больше ни с кем не вела переговоры. А сейчас трактуют по-другому, и, мол, приглашали тех и тех. А об объединении идея моя, потом уже минкульт ставил точку. Васильева говорила, что был разговор только с Манджиевым Б. А зачем ей другие? Пешки – не тузы.

Когда некоторые узнали об объединении театров, так меня отматерили, что звон в ушах еще стоит. До этого я мат не знал. Клянусь здоровьем Трампа! «Зачем нам этот по-человечески подпорченный продукт?! Зачем объединение, Андреич?! Предложил хотя бы Сергея! А теперь тот будет делать не по справедливости, по какому-то своему разумению!», – кричали мои гости. «Все течет, все меняется, и он теперь будет брать другие высоты, ему будет не до вас», – глупо пошутил я. А справедливость, господа, жупел, замануха, мистика! Справедливость бывает только на небесах. И мы вдарили по-наркомовски. Благо ящик виски был от спонсора. Хорошо погуляли. Правда, полотенце погнули, самовар порвали, косяк двери лежал в 100 метрах от дома.                                

 

* * *

Прошло 6 лет после объединения, а у меня нет полного согласия с тем, что происходит на сцене объединенного театра. Но это естественно. В целом вектор движения правильный. Много калмыцких спектаклей. Но пьесы и постановки некоторых спектаклей оставляют желать лучшего. Иногда воплощения легковесные. Всюду песни, танцы. Могут сказать стиль такой, направление. Иногда недоказательно, неубедительно. Мера должна быть. Хотелось бы психологии, внятных событий, характеры персонажей. Многие играют себя. Первый, второй курс школы актерского мастерства. Мельтешня эпизодов в некоторых спектаклях. Быстрая смена картин – это не темпо-ритм спектакля. Кстати, актеры работают с энтузиазмом. Им нравятся песни, танцы. Молодые же! Но кроме энтузиазма и молодости есть еще кое-что другое. В распиареном спектакле «Я - Будда», хотелось бы уточнить мотивацию поступков героев. Меня смущает название «Я - Будда». У автора В.Хаптаханова пьеса называется «Я - Будда, человек». Скажем – деликатное позиционирование. Наверное, правильное. Но я не трогаю религиозное толкование, а говорю про режиссерское воплощение. Какие-то сцены нужно было больше растолковать, а не делать их намеками. Тема конечно, деликатная. Но я на полпути к полному согласию. Монахи из Шри-Ланки сказали после увиденного ими спектакля: «Надо для калмыков написать книгу про Будду и буддизм». Их высказывания настораживают. Кто прав? Знает только сам Будда. Но надо дерзать! И во всем должны быть грамотность и профессионализм. 

 

***

Издали буклет к 80-летию театра. О прошлом - ни слова, а только о 5-летнем объединении. И в оправдание поставили рядом две цифры 5 и 80 в буклете. Странно. Прошлое театра раздражает? А к 85-летию Калмыцкого театра, опять будет «ревизия» и в буклете будет о 10-летней истории после объединения. Все хотят наследить в истории. Но этим занимается ОН. А нам остается только скромно и профессионально трудиться.

 

***   

Зачем я это написал? Чтобы не повторять ошибки прошлых лет, а заниматься творчеством более профессионально. Расследуя прошлое, невольно выносится какой-то «сор из избы». Утверждаю всем – не надо сорить! Ни морально, ни нравственно. 

 

***

А калмыцкий театр был и будет. Независимо от нас. Но качество в профессии, морально-нравственный постулат в быту зависит от нас. Будет зло-пакость не будет прогресса. Мир задуман Богом по-другому. Это мы, люди, оскверняем его замысел.   

 

 

Борис Шагаев