Сегодня 04:22 05.03.2021

Вторая половина января прошла под знаком массовых протестов в России. Среди прочих особо выделились выходец из Чечни Саид-Мухаммад Делимханов и уроженец Калмыкии Евгений Есенов. Истории обоих весьма похожи – оба оказались «случайно» втянутыми в драку с ОМОНом, действия обоих засняты на камеру. Вот только последствия для них могут быть совершенно разными.

Сразу после событий 23 января в Москве Следственный комитет возбудил ряд уголовных дел о применении насилия против силовиков (статья 318 УК). И после этого первым же задержанным стал наш земляк Евгений Есенов, об этом 26 января сообщила член Общественной наблюдательной комиссии Марина Литвинович. В тот же день Пресненский районный суд арестовал Есенова до 24 марта. Но предварительно он ещё был оштрафован на 10 тысяч рублей за участие в несогласованной акции.

СМИ стало известно, что за сутки до митинга Евгений отметил свой день рождения, а в субботу 23 января решил прогуляться со своим земляком по центру Москвы, не для участия в демонстрации, но чтобы продолжить праздник в кафе. Предполагается, что уроженец Калмыкии вступил в драку с представителями силовых структур на Пушкинской. После стычки с бойцами ОМОНа Есенов не был задержан сразу, обнаружили его несколько позже.
Между тем, 28 января Следственный комитет сообщил о задержании уроженца Чечни Сайда-Мухамада Джумаева, главного героя весьма вирусного видео рукопашного боя с несколькими омоновцами во время акции там же, на Пушкинской площади. Кадры, на которых молодой человек в темной одежде и светлых кроссовках отбивается сразу от группы силовиков, стали едва ли не самыми популярными в первые дни после митинга, быстро расходясь по соцсетям. Видно, как после короткой, но яркой стычки толпа оттесняет полицейских от парня, после чего ему удается скрыться.

Довольно быстро его имя стало известно, и уже на следующий день депутат Госдумы РФ Адам Делимханов записал видеообращение на чеченском языке, в котором предложил молодому человеку помощь Рамзана Кадырова: «Люди типа Навального, которые говорят, что мужик может жениться на мужике, [нам] не подходят и не подходили. … Мы всех знаем, так, мы говорили с учащимися вместе с тобой в МГУ и с твоими знакомыми. … Мы с твоим отцом говорили, если ты эту позицию не принимаешь … Но, если ты их позицию не признаешь, Рамзан-хаджи [Кадыров], наш падишах, сказал, что поможет тебе с тем, что касается закона, [как] только ты появишься. Мы не можем тебя найти, мы вчера и сегодня тебя искали. Если ты свяжешься с нами или как-то еще появишься, с решением твоего вопроса со стороны государства мы поможем. Всего хорошего».

Джумаева объявили в федеральный розыск и заочно обвинили в применении насилия в отношении представителя власти. По версии следствия, он «нанес сотрудникам ОМОН, а также полиции, множественные удары руками и ногами по различным частям тела». В деле Джумаева еще два аналогичных эпизода, их детали не раскрываются. Судя по всему, сдаваться юноша не собирался, по неподтвержденной информации, его задержали в Псковской области, дескать, Джумаев находился в лесах приграничного Палкинского района, он направлялся в сторону Латвии. При себе имел компас и карту. Позже СК опубликовал видео, на котором юноша говорит, что признает вину, оправдывается «горячей кровью». В итоге Пресненский суд Москвы отправил его под стражу до 23 марта.

И вот теперь мы сможем увидеть, насколько равны перед законом граждане одной страны. Ситуация почти идентична, но с первых же дней мы наблюдаем, какую активную позицию заняли представители властных элит кавказской республики, и как калмыцкие высшие чиновники упорно игнорируют дело, оставив земляка наедине с судьбой.

Между тем, понимая скандальность заявления Делимханова, его помощник позже особо подчеркнул, что в плане «решить вопрос со стороны государства» депутат говорил «только о юридической помощи». Тем не менее, в СМИ уже располагают информацией, что Чеченский СК пытается истребовать дело Джумаева в республику с тем, чтобы… что? Замять?

Впрочем, для Кадырова не всё однозначно. С одной стороны, по традиции чеченцы своих не бросают, это вполне себе часть политического имиджа Р. Кадырова. С другой, теперь он оказался втянут в патовую ситуацию – обещание помочь парню, который так ярко выступил на Пушкинской площади расходится с постоянным декларированием верности Путину. Так вот Джумаев, даже если он ввязался в драку случайно, или отрекся от либеральной идеи, - вполне может стать чуть ли не прецендентом, силовики могут сделать из него показательный пример, дескать, не всё дозволено даже Кадырову. В ином случае, если парня будет судить чеченский суд и назначит ему минимально возможное наказание, а то и вовсе развалит дело, то это лишь добавит очередную порцию раздражения со стороны российского общества. А Кремль запомнит. То есть, в любом случае, политический капитал «падишаха» несколько пострадает.

А вот у Хасикова таких проблем нет – он с самого начала построил свой политический имидж на конформизме и полном следовании «линии партии». Видели ли мы вообще какие-то активные действия, призванные помочь землякам? За относительно недолгую деятельность на посту руководителя республики он уже успел показать, важно ли для него сохранить достоинство народа. Так, после оскорбительного выпада со стороны спикера Верховного Совета Республики Хакассия Владимира Штыгаева, который, по сути, оправдал насильственную депортацию калмыков в годы Великой Отечественной войны, глава нашей республики лишь посоветовал хакасскому парламентарию «быть максимально корректным в высказываниях».

Как мы помним, Штыгашев ответил формальным извинением, получил взыскание по партийной линии, на этом для него всё могло и закончиться. Несмотря на то, что калмыцкая общественность требовала справедливости и, как максимум, возбудить дело об экстремизме. И только в конце декабря прошлого года депутаты Народного Хурала Калмыкии приняли решение обратиться к хакасским коллегам с предложением рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности спикера Штыгашева. Обращение было инициировано руководителем калмыцкого отделения «Справедливой России» Натальей Манжиковой. Кстати, по ее словам, «Председатель Народного Хурала Анатолий Козачко отказался подписывать такое заявление от имени всего Хурала, хотя депутаты проголосовали за обращение единогласно». На прошлой неделе делегация калмыцких депутатов во главе с Манджиковой прибыла в Абакан с тем, чтобы выступить на сессии парламента Хакасии. Но им не было предоставлено слово.

И, вроде, есть инициатива, но всё же за целый год с момента скандального выступления Штыгашева можно было как-то детальнее продумать ходы, последовательно выстроить «линию обвинения».
Как бы то ни было, даже если такой серьезный и больной вопрос почти год не вызывал у властной элиты Калмыкии желания вступиться за честь целого народа, стоит ли вообще удивляться полному отсутствию интереса к судьбе Есенова?

Георгий Уташев