Сегодня 04:26 05.03.2021

Если человек долго поднимался по чужой лестнице,
то, прежде чем найти свою, ему нужно спуститься.
Лао-цзы

Не мог пройти мимо и вынужден вступить в полемику с Германом Дораевым от 21.01.2021 года, который подверг обструкции мою точку зрения, отражённую в статье «Ойрат или калмык?», напечатанную в №51 «ЭК» от 24.12.2020 года.

Похоже, мой оппонент не читал внимательно саму статью, не совсем понял смысл предложенного и вынес своё личное, эмоциональное суждение, основанное на неполном наборе известных ему исторических и иных данных. Я понимаю позицию автора статьи «Кто мы?», она очень личная, вызванная обычной привычкой к означенному этнониму. Я могу выразить своё уважение к этой точке зрения безо всяких рациональных аргументов, но согласиться с ней не могу.

Наша заочная дискуссия не ставит окончательную точку в обсуждении данной темы о необходимости смены самоназвания нашего народа. Постараюсь обосновать свою позицию доводами, которые не вошли в саму статью, но требуют озвучивания здесь и затрагивают практически все стороны жизни нашего народа.

Герман Дораев в своей заметке согласен с тюркским происхождением названия «калмак», т.е. признаёт, что чужое, исходящее от других народов прозвище, которое использовали недруги наших предков. Проще говоря, он признаёт, что «калмак-калмык» не было самоназванием для наших предков – они себя идентифицировали по-другому.

Возвращаясь к замечанию своего оппонента о претенциозности, эмоциональности, субъективности и неубедительности моей точки зрения, должен сказать, что его мнение является результатом непрекращающейся двухсотлетней колонизации и ассимиляции нашего народа, что привело к изменению его культурных кодов, в том числе самоидентичности. Привычку не перечить своему хозяину, постоянно оглядываться и соотносить свои мысли, слова и действия с официальной позицией и политикой русских, российских, советских и вновь российских властей. Люди этой категории просто с детства привыкают думать и поступать, как учат их в детских садах и школах огромной Империи. Они привыкли клясться в верности, демонстрировать лояльность и верно служить государству, которые они называют Родиной. Они чувствуют себя рядом со «Старшим братом» братом меньшим, который обязан подчиняться воле Старшого – никакой свободы и самостоятельности. Они привыкли зависеть и подчиняться. Они уверены, что обязаны до скончания веков носить то имя, которое получили от своих хозяев их прадеды. Эту манеру и привычку не так-то просто вытравить из душ подневольных подданных, которые даже не подозревают, что они именно подданные, а не свободные и самодостаточные люди.

Все приведенные моим визави доводы имеют чисто эмоциональный характер: якобы, мы давно «калмыки» и не надо ничего менять. Он призывает не оглядываться на прошлое, а двигаться дальше. Хотя любому цивилизованному человеку известно, что без прошлого – не может быть ни настоящего, ни тем более будущего. Этого правила придерживаются монголы, японцы, китайцы, западноевропейцы, американцы …

А мы, отвергая своё прошлое, живя по имперским правилам и указке, отказавшись от своего прошлого, потому сегодня и двигаемся – непонятно куда и непонятно зачем.

Мы не имеем возможности даже свой язык сделать приоритетным в Республике, хотя родной язык у нас должен быть обязательным к изучению на всей территории Республики – за нас всё решают федеральные депутаты и чиновники. Калмыцкие же депутаты и чиновники лишь подмахивают всему, что спускается сверху, безо всяких размышлений. По справедливости, нам нужно не просто 3-4 часа родного языка, а то, что все предметы в начальных, средних и высших учебных заведениях должны преподаваться на родном языке, а русский и английский должны быть необходимыми, в дополнение к родному.

Ни с точки зрения национально-этнической, ни политической, ни тем более ментально-разумной, никаких обоснованных доводов оппонентом предложено не было. Все его аргументы в защиту чужого названия «калмак» ограничены только тем, что мы являемся потомками ойратов, но должны смириться с этой кличкой «калмак» и не позволять себе оскорбляться, смиренно приняв привычное. Даже ссылка на то, что нас знают во всём мире, как калмыков, совсем не вяжется с реальностью. О калмыках там не слышали, но, когда скажешь монгол, все знают. Понятно, что это носит обобщенный характер, но тем не менее это так.

Ещё раз обращаю внимание читателей на то, что мы обсуждаем наше самоназвание. Это много важнее того, как нас называют другие.

Особенно странным выглядело предложение про «инсинуации с национальным подтекстом», хотя предложение изменить самоназвание народа основывалось лишь болью за свой народ и состраданием к нему.

Очень гармонично вплетена в канву жвачка о дружбе народов в духе коммунистической и имперской пропаганды. При этом были приведены сомнительные аргументы о точке невозврата. Нет никаких точек невозврата.

Если временно забытое старое является востребованным, может восстановить историческую справедливость, подстегнуть чувство гордости и достоинства у нашего народа, то оно должно рассматриваться, изучаться и приниматься во внимание.

Должен заметить, что большевики, которым наши современники приписывают чудеса невиданного развития, навлекли на наш народ неисчислимые беды, страдания и геноцид, почти уничтожив его. Именно при их правлении началась окончательная колонизация нашей территории, когда сюда хлынуло большое количество граждан не титульной нации, ассимиляция и замещение нашей традиционной культуры и языка – культурой и языком государствообразующего народа.

В результате этой 100-летней несвободы сегодня мы имеем такие непопулярные в народе личности, как нынешний спикер парламента, насаждение разных «варягов» в органы республиканской и местной власти, присланных силовиков и правоохранителей, запрет и умаление роли родного языка. Мы даже Главу Республики и депутатов сами не можем выбрать. Наши земные богатства принадлежат не нам. Каждый может приехать на нашу землю и делать с ней всё, что позволят московские хозяева.

Но особенно меня поразила ссылка на переименование «милиции в полицию», где совершенно опущен тот факт, что многие сотрудники МВД после этого переименования уволились, потому что само название «полиция» имеет в России резко негативный смысл. В народе теперь сотрудников органов внутренних дел называют полицаями, что имеет ярко выраженный отрицательный характер, который ассоциируется с мрачными временами Второй Мировой войны и теми функциями, которые сегодня на них возложила нынешняя власть по подавлению мирных протестов.

Далее, почему-то оппонент акцентирует своё внимание на некой обиде и оскорблении, хотя я ранее специально обратил внимание на то, что мы слишком привыкли оправдываемся перед кем-то и руководствоваться чужим восприятием и запросами.

Но ведь смысл статьи совсем в ином. Объясняю. Статья была не просто этнокультурная, она имеет выраженный политический подтекст и потому должна рассматриваться не только с точки зрения простого обывателя, но и всего нашего народа, и тех редких соплеменников, которые очевидно не только национально-ориентированы, но и смотрят далеко вперед, в будущее, и могут действовать. Совершенно ясно, что тема переименования нашего народа должна рассматриваться в гораздо более широком контексте, в том числе и в политических смыслах, быть предметом широкой дискуссии, и при принятии решения людям необходимо брать во внимание аргументы разных сторон.

Конечно каждый волен называться так, как ему хочется и нравится, но история нашего народа, его страшная судьба в составе именно этой страны, еще раз говорит нам о том, что необходимо меняться и менять свою карму самим. И одним из основных приоритетов, наряду с возрождением родного языка, является возврат к своему имени. С именем «калмак» у нас ничего хорошего не было, а были только постоянные утраты, лишения, потери и беды. Нас преследовали голод, истребление, депортация, репрессии, унижение и подневольность. С этой кличкой мы не увеличились ни количественно, ни территориально (у нас постоянно отжимали и отжимают земли), не обрели политическую свободу. Наоборот, с проводимой политикой нынешней власти, мы можем потерять своё национальное образование и единственной преградой от такого варварского шага со стороны федеральных властей является сложившаяся политическая ситуация в стране и нестабильность режима Путина.

Мы должны вместе с другими народами этой страны, стремиться к самостоятельности и самоопределению. Сама страна находится на тонкой грани своего бытия и вероятно в скором времени нас ожидают опасные или многообещающие перемены и катаклизмы. Некоторые мы уже ощутили на себе – изменение климата, ковид, новые технологии. В сложившейся ситуации обязательно встанет вопрос о дальнейшей судьбе нашего народа. И мы должны быть готовы к такому развитию событий. Нам необходима своя «дорожная карта» с различными вариантами развития. Сегодня надо трезво оценивать ситуацию, но с точки зрения своих национальных интересов. Хватит уже служить и руководствоваться чужими требованиями, ожиданиями и приказами. Я считаю, что мы должны развивать вместе с другими народами России только равноправные, партнерские отношения между регионами и народами страны, но это уже тема другого разговора.

Одно мы обязаны знать доподлинно: судьба нашего народа должна находиться в наших руках, а не в Москве, Ростове-на-Дону или Астрахани. Мы должны стремиться к лучшему будущему для наших детей. И это не простые призывы в духе лживой пропаганды, которые исходят от власти современной России, а вполне осознанные посылы, обращения и предложения к нашему народу, вершителю своей судьбы.
    
Владимир Довданов, кандидат педагогических наук.