Сегодня 18:27 11.04.2021

После выхода статей о деятельности Избирательной комиссии РК редакция «ЭК» получила множество одобрительных  откликов и звонков  от наших читателей. Ни для кого не секрет, что  Избирком Калмыкии давно уже (и справедливо) не пользуется  доверием среди подавляющего числа жителей  республики, во многом благодаря, не в последнюю очередь, методам работы и многолетнему руководству одними и теми же персонажами.

Мы убедились, что тема работы  комиссии действительно реально интересует избирателей республики. Как  принимаются  решения в  калмыцком избиркоме, кто персонально входит в состав этого республиканского органа, что обсуждают на его заседаниях, какие невидимые и скрываемые от  общественности методы и приемы используются для «обеспечения» нужных цифр и результатов различных выборов – об этом мы решили обратиться к члену Избирательной комиссии Республики Калмыкия Эрдни Бадмаеву.

-Эрдни Эльтонович, а  как давно вы являетесь членом республиканского избиркома?

Я был назначен в нынешний его  состав в начале июня прошлого года единогласным голосованием депутатов Народного Хурала по предложению политической партии «Гражданская Платформа». Кстати, на том же заседании республиканского парламента были назначены выборы Главы Республики Калмыкия на 8 сентября 2019 г.

Давайте, я для понимания всех читателей немного поясню, как вообще формируется ИК РК. В соответствии с законом, в этот орган входят 12 членов комиссии с правом решающего голоса. Половина, опять же в соответствии с федеральным законодательством, по предложениям политических партий, общественных организаций или государственных органов  назначается Народным Хуралом, а другая половина, аналогично – Главой республики. Все права и обязанности, статус членов комиссии установлены, прежде всего, Федеральным законом «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Этот закон является, скажем так, базовым: кроме него существуют другие законы, в т.ч. региональные, постановления, инструкции ЦИК и пр. То есть  это такая  достаточно большая юридическая отрасль, которая в целом носит название «избирательное право».

Через день после назначения я уже принимал  участие  в работе Избиркома.
       
-Получается, что все  члены  ИК РК являются членами разных партий? А можете поподробнее  назвать всех  ваших коллег, и какие партии они представляют?

Не совсем так, по закону член комиссии не обязан быть членом партии, которая тебя предложила. Я, к примеру, не являюсь членом партии «Гражданская Платформа», как думаю, и большинство моих коллег от других партий. Это, кстати, является одной из гарантий независимости для членов избиркомов всех уровней, также как и особый правовой  статус членов избирательных комиссий субъектов РФ. Так как член избиркома должен руководствоваться в своей деятельности, прежде всего,  соблюдением избирательного законодательства, а также  справедливостью, моралью и гражданской ответственностью. Поэтому избирательная комиссия является не только государственным, но и общественным и коллегиальным органом власти. Это определяет сам характер ее формирования, и ее деятельности. Забегая вперед, скажу, что, к сожалению, независимое мнение, соблюдение закона и ответственность перед избирателями для кого-то часто бывают  всего лишь пустыми понятиями, что, в свою очередь, вызывает уже упомянутый вами  известный общественный скепсис и  даже негатив.

Что касается персонального состава Избиркома, то возглавляет его  третий пятилетний срок Александр Дикалов. Его заместителем летом был избран Батр Эрднеев, назначенный Главой РК по предложению Элистинского городского собрания. Секретарем Комиссии является Наталья Федорченко, она уже тоже  много лет работает в комиссии вместе с А.Дикаловым, являясь, по сути, его ближайшим заместителем. Кроме этого, членом ИК от партии «Единая Россия» является руководитель аппарата Избиркома. Кроме нее, в состав комиссии также официально  входят два  начальника отделов. Все перечисленные  являются подчиненными А.Дикалова, т.е. штатными работниками комиссии, являются республиканскими государственными служащими и получают зарплату из республиканского бюджета.

Другие 6 членов с правом решающего голоса осуществляют свою деятельность на общественных началах. Кроме меня, это Владимир Онкудаев от « Справедливой России», Хонгор Мутьянов от «Окружного Казачьего общества», а также пенсионеры Наталья Манджиева от партии «Родина» и  Геннадий Намсинов от «ЛДПР». В связи с избранием в сентябре Матвея Нурова депутатом Приютненского РМО он сложил с себя полномочия члена комиссии,  и на сегодня идет процесс назначения другого члена комиссии от партии «КПРФ».

Нынешний состав Избирательной комиссии Калмыкии назначен на период 2017-2022гг.
     
-Так, с персональным составом комиссии разобрались, спасибо. А что вы можете сказать о «внутренней кухне» калмыцкого Избиркома?

В соответствии с регламентом, решения Избиркома принимаются простым большинством голосов, причем в случае равенства голос председателя является решающим. Уже из перечисленного состава ясно, что изначальное большинство всегда подконтрольно руководству комиссии. При этом из «общественников» трое  из вышеперечисленных членов комиссии всегда являются откровенными лоялистами руководства Избиркома – в ответ, наверное, на различные преференции морального и материального характера со стороны Избиркома. Порой у нас  складывается веселое впечатление,  что они заранее готовы голосовать «за», даже не зная содержания вопроса. Дело доходило  до того, что в угаре  перманентного дежурного большинства принимается, к примеру, откровенно, я подчеркиваю - заведомо незаконное постановление комиссии. Причем на заседании они порой, просто не внемлют здравым, компетентным и законным  аргументам неангажированных коллег по обоснованию незаконности или неразумности того или иного  принимаемого документа. Результат предсказуем – через некоторое время федеральный суд опять отменяет данный документ как незаконный, не оставляя на нем, что называется, камня на камне. При этом всегда возникает один вопрос: это – от заинтересованности или некомпетентности?!

Что касается стиля и  методов  работы Избиркома для принятия «нужных» решений, то я столкнулся с этим буквально при первом же своем участии 8 июня прошлого года, так и в последующем. На тех заседаниях рассматривались вопросы формирования Рабочих групп ИК РК, групп контроля, а также ответственных из членов Избиркома за те или иные направления работы. В связи с моим изначальным настроем работать, что называется, конструктивно, инициативно и активно, я выразил желание как новый член комиссии, включить меня, к примеру, в рабочую группу по приему и проверке документов, представляемыми кандидатами, или в группу контроля за использованием Государственной автоматизированной системы «Выборы». Либо в различные группы ответственных за определенные работы комиссии, т.е. эти и другие вопросы рассматривались и голосовались поочередно. А несколько коллег позже официально предложили включить меня в  Контрольно-ревизионную службу при Избиркоме.

Для меня стало  очень странно и непонятно с первого же  дня то, что  дежурное большинство последовательно и откровенно, без обсуждения  молча  «заголосовало» все мои инициативы и  предложения отдельных коллег! Повторюсь, что это был мой первый день в качестве члена комиссии, и это для меня явилось неким откровением.… На мой, честно говоря, тогда  изумленный вопрос о причинах отказа бывшая заместитель Александра Дикалова не нашла ничего лучше придумать и промямлить  в том смысле, что эти решения комиссии продиктованы чуть ли не их заботой о моем времени и нагрузке! Меня, естественно, это очень  сильно позабавило и одновременно заинтересовало. При этом поразили меня две вещи: во-первых, это произошло, подчеркиваю, на первом же моем  заседании в качестве нового члена комиссии, а во-вторых (мне это  было хорошо видно), как председатель А.Дикалов после каждого предложения вопросительно смотрел на свою заместительницу, а та еле заметно мотала головой, давая, таким образом, ему и послушному большинству негласный отрицательный сигнал.

Вот тогда я и убедился впервые, что за долгие годы руководство комиссии уже  стало воспринимать Избирком чуть ли не как  свою личную вотчину, и любыми способами старается сохранить годами очень удобный для них сложившийся устойчивый «междусобойчик». Но причины этого, я естественно, понял чуть позже.

-И каковы же, были эти причины?

Чтобы всем было еще более ясно, я предлагаю вернуться, для начала,
к фигуре бессменного председателя Избиркома Александра Николаевича Дикалова. Сразу отмечу, что я был знаком с ним лично еще с середины 90-х годов, когда работал экспертом в Народном Хурале, а он являлся тогда еще рядовым депутатом республиканского парламента. И с того времени  у нас с ним нормальные человеческие и рабочие  отношения, как говорится, ничего личного. Единственное отмечу, что и  тогда, и в последующем Александр Николаевич почему-то  всегда производил впечатление тихого, даже незаметного и, простите, не очень уверенного в себе человека. Это моя, так сказать, личная оценка, сложившаяся на протяжении многих лет. И теперь я  считаю, что эти его качества в должности руководителя коллегиального органа сегодня стали, я бы сказал, превалирующими, и прямо влияющими на характер работы республиканского избиркома. При этом добавлю, что это мнение публично  разделяют и некоторые другие мои коллеги.

То, как  сегодня он возглавляет этот важный регулирующий  государственный орган, причем, повторюсь, в силу  своего места, задач, способа формирования состава из представителей различных политических  партий и коллегиальности – как руководитель Избиркома он,  на мой взгляд,  представляет собой сегодня довольно печальное зрелище. Я говорю это на полном основании, так как, к большому сожалению, за полтора года участия и наблюдения убедился (да и не только я), и считаю, что как государственный чиновник Александр Николаевич, к сожалению, за эти годы себя  полностью исчерпал. Как в профессиональном плане, так и во многих  других аспектах.

Во-первых, члены комиссии, в том числе и я, частенько  вынуждены обращать его внимание на  некомпетентность как  председателя  в знании законодательства.

Я думаю, что именно  в силу этого Александр Николаевич практически никогда на заседаниях не может ответить самостоятельно  на вопросы, адресуемые ему как руководителю комиссии. Все уже привыкли к тому, что он на заседаниях традиционно переадресовывает любые вопросы от себя  к своим замам. Это может подтвердить любой участник. Сложилось стойкое впечатление, что он просто не способен компетентно участвовать в дискуссии, выразить свое обоснованное  мнение как член комиссии, на прямые вопросы к нему (даже те, которые прямо входят в его компетенцию)  он пытается  отмолчаться или уклониться, и его личное озвученное   мнение как члена комиссии по многим вопросам  нам даже неизвестно… Ни разу не было, чтобы Дикалов, как председатель комиссии, докладывал лично  вопросы по  повестке дня – вероятно, потому, что докладчикам в соответствии с регламентом  часто задаются  различные вопросы, в том числе и острые.

При этом Александр Николаевич умудряется порой нарушать регламент проведения заседаний комиссии, который он  сам же и  подписывал. Многие коллеги, думаю, в душе откровенно смеялись, когда он при обсуждении очередного  вопроса на заседании в ответ на мою последовательную  аргументацию не нашел лучшего, как в панике неожиданно  заявить, чтобы я «не оказывал психологического давления на членов комиссии». Под протокол и видеозапись  коллегам приходилось указывать Александру Николаевичу на его ошибки и недостаточное знание обсуждаемого  предмета, а его откровенные ляпы и забавные заявления частенько вызывали критические замечания у меня и моих коллег. Мы говорили ему это на заседаниях – сообщаю читателям это и сейчас, так как, в соответствии с законом,  имеем протоколы и видеозаписи всех заседаний калмыцкого избиркома.

Кстати, полностью согласен с теми фактами и доводами, которые привел в предыдущих номерах вашей газеты  мой коллега по избиркому Онкудаев Владимир Андреевич. Пользуясь, случаем, хочу выразить подполковнику юстиции, ветерану МВД в отставке, заслуженному юристу Калмыкии  свое уважение за то, что он всегда имеет свое обоснованное и компетентное мнение по различным обсуждаемым вопросам, проявляет необходимую объективность в принципиальных моментах, мужскую самостоятельность и просто человеческую порядочность.

Еще одна серьезная  проблема в работе комиссии, которую я увидел – это отсутствие необходимой транспарентности, открытости  в ее работе как важного общественного института. Понимая это, я через некоторое время  подготовил проект постановления Избиркома, и  настоял на необходимости обязательной протокольной видеосъемки заседаний. Этот вопрос откровенно  пытались «замотать», долго  не ставили в повестку очередных заседаний, выдвигали альтернативные проекты – но, тем не менее,  в результате, с августа прошлого года на всех заседаниях комиссии официально ведется видеозапись. Кроме того, любой член избиркома может вести видеосъемку самостоятельно.

Я считаю важным, что открытость в работе любого государственного органа, а  тем более для общественно-коллегиальной Избирательной комиссии – это прямая  необходимость и требование времени в информационную  эпоху. Я искренне  не понимал, зачем даже уже принятые и проголосованные «бумажные» проекты постановлений надо обязательно возвращать после заседания, как какие-нибудь  военно-секретные документы, и которые уже через пару часов будут на официальном избиркомовском  сайте?! Почему вопросы и  повестку очередного заседания все раньше  узнавали только исключительно  на месте, непосредственно за 5-10 минут перед началом заседания, а не заблаговременно, как того прямо  требует регламент?!

Я на одном из первых своих заседаний заявил, что заседание открытого  коллегиального органа, каким является Избирательная комиссия республики, обязанного  по федеральному законодательству работать открыто и гласно(!), в т.ч.в интересах   избирателей – это ни в коем случае не есть секретные закрытые  совещания в генеральном штабе армии! А  совсем даже наоборот - и здесь, в комиссии, среди ее членов однозначно по закону  не может быть начальников  и подчиненных. У всех членов комиссии  по закону равные права и обязанности, кроме отдельно  обусловленных законодательно.

В общем, пришлось шаг за шагом убеждать, настаивать  и менять, если так можно сказать, устоявшуюся психологию руководства. А первая  видеозапись заседания – это вообще стало  для руководства откровенным шоком! Увидев, что заседание снимается на смартфон члена комиссии, Дикалов в панике объявил перерыв, а потом и вовсе отменил заседание.

А скрывать-то всегда желают, как давно  известно, по всеобщей практике - какие-либо  незаконные или допустим, некие не совсем  моральные моменты в общественном смысле, или просто – по старой советской привычке, «на всякий случай». А в государственном, и одновременно же, общественно-коллегиальном органе, как Избирательная комиссия республики, призванного работать для всех избирателей - такого вообще не должно быть в принципе! Порой даже  приходилось разъяснять отдельным коллегам некоторые даже базовые и  законные вещи.

-Вы сказали про постоянно наличествующее послушное большинство в комиссии. Как это отражается на принимаемых важных для общества решениях?

Ну смотрите, в качестве простого  примера: во время проведения выборных кампаний комиссия часто рассматривает жалобы тех или иных кандидатов (причем почему-то в последний раз  всегда исключительно только в отношении двух партий, и  в разных районах), которым  районные комиссии отказывают в регистрации кандидатам, причем часто необоснованно (и даже  был случай фальсификации протоколов по этим решениям, что вообще из ряда вон и требовало, по нашему мнению, соответствующей незамедлительной адекватной и принципиальной оценки со стороны руководства Избиркома. Об этом чуть позже). Потом суды этих кандидатов восстанавливают, и они  все-таки принимают участие в выборах.

Причем это не единожды происходило во время последней прошедшей кампании по выборам районных и поселковых муниципальных депутатов. Жалобы от них поступают и в республиканский избирком, они признаются обоснованными, и надо ведь как-то реагировать? Здесь надо читателям пояснить, что все председатели районных ТИКов являются штатными работниками Избирательной комиссии Калмыкии, т.е. получают зарплату из республиканского бюджета и являются прямыми  подчиненными Александра Дикалова. Отдельные члены комиссии уже не раз предлагали применить в отношении явных  нарушителей меры дисциплинарной ответственности, хотя бы в форме официального предупреждения или рекомендации о соответствии занимаемой должности – законом это предусмотрено.  Вместо этого «дежурным» большинством выносится  очередное  аморфное решение в духе «необходимо обратить внимание»… Мы им указываем: конфликты порой возникают и по инициативе членов комиссий, которые допускают ошибки и даже  нарушения - за этими конкретными  нарушениями стоят конкретные люди с именами и фамилиями – а  они ведь  решают судьбы кандидатов, за которыми стоят избиратели, а  это же  тоже живые люди, т.е. те же члены комиссий  опосредованно решают в итоге, в какой-то мере судьбы, социальный климат, развитие района, республики в целом  – но все в итоге в Избиркоме  спускается «на тормозах», прикрывается, замалчивается, забалтывается. Безнаказанность неизбежно порождает безнаказанность.

А председатель все  продолжает  постоянно отмалчиваться  и  занимает, с нашей точки зрения, позицию того известного страуса, вроде бы  его это как руководителя избирательных процессов  в республике словно и   не касается. Каких бы нарушений и жалоб не было бы. В лучшем случае беззубая и отстраненная реакция, в целом ни о чем, без последствий. А большинство  часто, уходя от предметного и принципиального  обсуждения фактов, просто привычно голосует.

Скажу прямо: отдельные члены комиссии, в том числе и я, неоднократно на заседаниях, под протокол и видеозапись, предлагали Александру Дикалову оставить свой пост и уйти в отставку, по совокупности факторов.  Приводили  целый ряд доводов и аргументов, в соответствии с которыми его дальнейшее  нахождение в этой должности уже просто лишь  дискредитирует избирком в глазах республиканской  общественности. Я даже предложил кандидатуру другого коллеги, и мне показалось (возможно), что это нашло молчаливое  понимание у других членов комиссии.   

-Эрдни Эльтонович, не могу не задать такой вопрос. Про пресловутые вбросы бюлетенней и фальсификации. Иногда это становится достоянием общественности, как в нашумевшем на всю страну случае с наблюдателем Айсой Хулаевой . Но в большинстве , по слухам, это все-таки скрыто от общественности , и происходит  на УИКах. И что самое обидное, в подавляющем большинстве членами УИКов, и этими нарушителями часто являются учителя.

Здесь есть несколько, на мой взгляд, важных моментов, и давайте сразу определимся. Прежде всего, я далек от того, чтобы на  всех сразу  членов участковых комиссий, тем более учителей и преподавателей, думать как о нарушителях. В подавляющем большинстве, я уверен, это честные, достойные и грамотные интеллигентные люди.

Да, в количественном отношении они преобладают среди членов УИКов, так как школы, техникумы и  училища – это традиционно избирательные участки. И оттого, всегда особенно  печально, горько и даже неловко   видеть на опубликованных  роликах, как второпях, озираясь и оглядываясь, отдельные из них совершают преступления (а вбросы, фальсификации при подсчетах голосов и другие аналогичные нарушения закона, как известно - это уголовные преступления). Я помню, как мой покойный ныне отец, известный в прошлом учитель, всегда переживал и расстраивался, когда узнавал из очередных подобных сообщений в СМИ про такие случаи. Конечно, это печально. Завтра ведь, возможно, эти же самые  люди в другой ситуации будут сетовать на разные  несправедливости жизни, и наверняка на уроках будут продолжать  учить своих учеников строго соблюдать закон, соблюдать мораль, быть честными и справедливыми.

Я в прошлом году принимал участие в семинарах для председателей и секретарей, городских УИКов, и задал  риторический и одновременно ироничный вопрос: «Хоть кто-нибудь может объяснить из присутствующих, что же все-таки время от времени  заставляет ваших отдельных  коллег, какой такой стимул, заниматься вбросами и фальсификациями, и тем самым  совершать преступление? И стоят ли эти стимулы того, в конечном итоге?». В ответ - тишина. Кстати, кроме меня в этих семинарах принимали участие и представители правоохранительных органов.

Опять же здесь важна своевременная и  однозначная  общественная и государственная оценка таким фактам. Помните живые, эмоциональные и возмущенные  выступления с трибуны Государственной Думы  Сергея  Миронова и Жириновского по поводу случая с Айсой Хулаевой ?  А что же  председатель нашего калмыцкого избиркома А. Дикалов? А тот, на мой взгляд, в очередной раз заявил  в республиканских СМИ с предсказуемыми  бесцветными, аморфными и неубедительными  словами в духе: «За все хорошее, и против всего плохого…»

Я считаю, что руководитель (любой!) не должен бесцветным, вялотекущим, неубедительным и некомпетентным.

К сожалению, я считаю, что время таких руководителей, как Александр Николаевич уже безвозвратно прошло, и то, что на сегодня в обществе наблюдается очевидный  негативный скепсис в отношении Избирательной комиссии – в этом имеется и  огромная доля его заслуги. Почитайте любые  социальные сети из калмыцкого сегмента с многотысячными аудиториями – многое станет еще боле ясно и наглядно. Кстати, сам председатель еще в прошлом году комично  заявил на заседании избиркома: «А мы интернет не читаем!».  На что ему резонно ответили, что это очень плохо и ошибочно для руководителя его уровня.

В заключение хотелось бы сказать, что каждый на своем месте должен работать, прежде всего,  честно и открыто, при этом ответственно относиться к своим служебным и общественным обязанностям. И нашим людям.

А я в преддверии наступающего Нового года хочу пожелать Вам и всем читателям вашей газеты здоровья, добра, благополучия и дальнейших удач! Все будет хорошо!

Беседовал Вячеслав Убушиев.
            
Для справки.
Э.Э.Бадмаев родился в Элисте, окончил СШ № 4.Служил во Внутренних войсках МВД СССР, с отличием окончил экономический факультет Ростовского государственного университета, юридический факультет Северо-Кавказской академии государственной службы. Работал преподавателем на экономфаке КГУ, экспертом в Народном Хурале, руководил Республиканской комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, был заместителем Руководителя администрации Президента РК, руководителем аппарата Правительства республики, начальником Республиканской службы государственного заказа, председателем Региональной службы по тарифам РК. В Москве в свое время работал заместителем директора энергетической компании. Имеет множественные госнаграды, среди которых Почетные грамоты Министерства энергетики РФ, Министерства жилищно-коммунального хозяйства России, а так же Грамоту Союза журналистов Калмыкии «Самому открытому чиновнику».