Сегодня 04:46 21.01.2021

Несколько предыдущих выпусков «ЭК» были посвящены работе местного парламента – Народного Хурала Калмыкии. Жаркие дискуссии и пламенные речи отдельных народоизбранников, вызвали немало интереса у людей. В частности, общественность всколыхнуло выступление депутата «Единой России» Кусьминова Арслана Борисовича. Мы побеседовали с Арсланом в стенах редакции, где он пояснил некоторые моменты о своей работе и о работе Хурала.  

- Ещё не жалеешь, что во всё это втянулся? Ведь каков будет конец всей этой истории еще не понятно.

- Если так подумать, вернуться мыслями в прошлое, до моего депутатства, и точно зная, что будет впереди, может быть и задумался бы. Потому что я человек из бизнеса, из коммерческих структур, много работал в крупных компаниях, в Москве. Когда вернулся в Калмыкию, работал руководителем ЦРП (Центр развития предпринимательства), занимался привлечением инвесторов и в политику не лез и не собирался. И с предыдущим главой, Алексеем Маратовичем, лично знаком не был и каких-то тесных связей не имел, были редкие контакты только по рабочим вопросам и всё.  

- Кстати, если уж заговорил о прошлом руководителе, не могу не задать вопрос об Оконе Нохашкиеве. Активно муссируются слухи, что Арслан Кусьминов из так называемого «нохашкиевского призыва».

- Ну, то, что пошел работать в правительство и в депутаты, да, конечно можно и так сказать. Я это и не скрывал никогда. Именно Окон Валерьевич попросил, он прекрасно знал, что я занимаюсь проектной работой и посчитал, что мой опыт и приобретенные навыки могут пригодиться. Сам я, по своему желанию не пошел бы в организацию с зарплатой в 30 тыс. рублей, когда доход на тот момент от московской работы превышал эту сумму в разы, и думаю, каждый на моем месте сто раз подумал бы. Но я по натуре человек такой, с некоторой долей здорового авантюризма. Занимался и занимаюсь созидательными проектами, что в Москве, что здесь. Создаю или, по крайней мере, пытаюсь создавать положительную энергетику вокруг себя.

- Вы с Нохашкиевым друзья?

- Окон мне шурин, двоюродный брат жены. А работал я непосредственно с Зоей Санджиевой, она была своего рода наставником. Я руководил подведомственной организацией Минэкономики. По сути, в прямом подчинении, но и самостоятельной единицей – занимался привлечением таких крупных инвесторов, которые занимаются солнечными электростанциями, ветрогенераторами. Так же, занимался освещением города, хотя, это даже не попадало под мои обязанности, но вот было желание осветить город и не до полуночи, как было раньше, а до утра.
 
- То есть те работы, которые в прошлом году проводились по установке нового освещения – шли именно по твоей инициативе? Многие эту заслугу приписывают Трапезникову.

- Да, эта работа началась еще в 2018-ом году. Более того, сейчас в кулуарах, распространяются слухи, что якобы, предыдущая команда, то есть мы, навязала кабальный договор в ущерб городскому бюджету, якобы мы что-то для себя выторговали. Но, для понимания, основным контрагентом является Ростелеком, а как с этой компанией можно «договориться»? Все проходило на конкурсной основе. Я узнал о том, каким образом этот энергосервисный контракт вводится, изучал весь этот инструментарий, и уже после того как вник в суть вопроса, объяснял это уже непосредственно главе администрации – тогда Нохашкиеву, его замам. Они это хотели сделать своими силами, на что я поинтересовался, сколько лет займет такая работа, ответили, что порядка семи. Я сказал, что есть возможность сделать за год, и уже в следующем году город будет светиться до утра. На тот момент город платил за освещение порядка 16 млн. в год, горело не более 3700 ламп, и только до 12 ночи. Сейчас горят 7800 ламп по всему городу – все до утра. Город оплачивает по этому контракту 24 млн. Спустя семь лет, город начнет серьезно экономить и платить не более 11 млн. Поэтому такая долгосрочная экономия выльется в хороший эффект. А люди уже привыкли к освещению и забыли, что ранее на многих улицах его никогда не было.

-Помимо освещения были какие-то другие проекты?

- Ну, вот например единственный аквапарк в городе, построен без копейки бюджетных денег с привлечением соинвестора. Должны были в этом году запуститься, но, к сожалению, из-за коронавируса не запустили. Как раз на тот момент, когда я баллотировался в Хурал, два года назад, я и озвучивал все свои проекты – привлечение инвесторов в части солнце- ветро- электростанций и строительство семейно-досугового парка. При этом, это не конечный вариант парка, он еще должен достраиваться.

-Некоторые, в твоей активизации в Хурале, усматривают некую подоплеку, мол, как задели его личные интересы, так он сразу «заголосил», а раньше сидел и молчал.
 
-Да, у меня уже спрашивали, почему я «только сейчас» начал действовать и говорить. На самом деле, еще в феврале 2019 года я высказывался на сессиях Хурала, поднимал острые вопросы, сессии можно пересмотреть, они все находятся в общем доступе. Просто в то время, не было со стороны общества большого внимания к сессиям Калмыцкого парламента. Все эти разговоры в стиле: «А, Кусьминов проснулся!» начались после 16-й сессии Хурала, когда на ютуб-канале ЗААН-ОНЛАЙН опубликовали видеонарезки с моим участием. На самом деле, повторюсь, можно пересмотреть другие заседания. Например, там же, задавал вопросы Джанджиеву о непонятной работе постов весового контроля – то, что они за полгода работы ни одного штрафа в консолидированный бюджет республики не принесли. И это было не единожды. Просто, наверное, людям стало интересно, когда начались острые моменты в политическом поле, когда были перепалки и с главой республики и председателем Хурала. И вот сейчас люди стали замечать всё это, не без помощи вышеназванного ютуб-канала.

Признаюсь, первые полгода работы я только осознавал, что значит – быть депутатом, тогда я и политикой мало интересовался, и даже та работа, которую я делал ранее – это не чиновничья должность. Я в этой структуре еще не был, и вот, окунулся, стал разбираться и понял – груз ответственности депутата огромен. Я отвечаю не только за себя и свою семью, но и за всех людей, кто находится рядом.
 
- А то видео последней сессии, где снято, в основном, твое выступление. Его ты организовал? Сам держал телефон?

- Нет, я направил телефон на экран и подпер его подручными средствами.

- И никто не сказал, чтоб убрал?

- Анатолий Козачко высказался в духе «у нас и так тут ведут съемку». Но из-за чего, по сути, я начал снимать?  Видеоматериалы с заседаний Хурала начинают выкладывать спустя десять дней после сессии. Я не единожды говорил и спрашивал в аппарате парламента: «Почему так?». Они отвечали, что система сложная – переводится сначала в один формат, затем конвертируется в другой, компьютеры слабые, это занимает много дней и так далее. Но мне кажется, это по большей части отговорки. Может вообще у них нет никакого желания выкладывать. Когда оно свежо – актуальность есть, через десять дней – уже другое дело.

- Как планируется поступить на следующей сессии? Так же снимать будешь?

- Да, планируем снимать и выкладывать в прямом эфире, чтобы, действительно, люди видели здесь и сейчас. Как мне теперь кажется, когда общество политизировано – это хорошо. После той сессии группа депутатов сложила свои полномочия. По моей информации, будет и третий депутат, который также откажется от мандата. Все это явное давление на депутатов в интересах исполнительной власти. И это не моя голословность, я ощутил это давление на себе. Руководитель администрации главы Чингис Бериков меня вызывал к себе перед сессией дважды: сначала настаивал, что стоит голосовать за смещение С. Бакиновой с поста первого заместителя председателя Хурала, конечно, не объясняя почему. Он заявил, что это из Администрации Президента дали сигнал. Я возразил, что это полная чушь, что они не будут заниматься здесь такими вопросами – влезать законодательный орган Калмыкии. Он сказал: «Ну, ты же понимаешь, что они будут заниматься тобой», - прямо намекая на то, что есть угроза моей персоне со стороны Администрации Президента. На меня это особого эффекта не произвело. И непосредственно накануне сессии снова меня вызвал и спросил: «Что ты решил?». Я ответил, что своего мнения не меняю, должна быть какая-то серьезная аргументация, чтоб я поступил именно так, как хочет Бериков, но ничего нового мне не было сказано. Он ответил: «Ну, ты только облегчаешь нам задачу». Намекая, что непосредственно мной будет уже АП заниматься.

И точно также было давление на Саглар Александровну – когда ее лично глава республики вызывал. Она об этом уже в подробностях рассказала на своей пресс-конференции, что ее запугивали и правоохранителями и всем прочим. Но это же абсурд! Когда исполнительная власть довлеет над законодательной. Банально должен соблюдаться принцип разделения властей.

- То есть, Баир Штепин написал заявление о сложении полномочий под давлением?

- Я считаю, что это однозначно связано, потому что таких совпадений не бывает.

- Он тебе ничего не говорил насчет этого?

- Лично с ним по этому поводу я не общался, но я прекрасно знаю, что его вызывали. После этого он и сложил свои полномочия. Не хотелось бы делать необоснованных догадок, но я уверен, что таких совпадений не бывает. Почему он раньше или позже не решил подать заявление, а именно сейчас?

- А вместо Штепина и Хорошевского уже выбрали кого-то?

- Я не посвящен в этот вопрос, и, думаю, меня уже и не позовут. Решает ЦИК партии, думаю, они особо не намерены обсуждать.
 
- Николай Нуров с сентября этого года всё грозится объявить вотум недоверия  Хасикову, но всё как-то не объявляет. Что держит?

- Многие идеи и мысли Николая Эрдниевича мы разделяем. А что касается вотума, то он ясно высказался по этому поводу. Однако для того, чтобы вынести данный вопрос на сессию Хурала, предварительно надо собрать девять подписей депутатов. Тогда инициатива будет вынесена на обсуждение. Насколько мне известно, у него пока есть только восемь подписантов. Соответственно, не хватает одного человека. Возможно, где-то кто-то ему пообещал поддержку, но, возможно, из-за давления отказался. Но и на прошлой сессии он говорил об этом, то есть вопрос ни в коем случае не уходит в прошлое, пока просто не достает голоса.

- По партийной линии тебя вызывали на ковер? Замечаний не делали, что ты нарушаешь партийную этику, субординацию и голосуешь против?

- До последней сессии мы встречались с Анатолием Васильевичем, но никакого давления не было, был диалог. Он хотел понять, что мной движет. И я объяснил, что это никак не связано с личными мотивами, никто меня не обижал, это конструктивная работа в парламенте. Я сказал: «Анатолий Васильевич, вы не работаете».

- Очень смело, есть же причины, сколько сроков он там сидит.

- Ну, я, наверное, сейчас продублирую то, что говорил ранее в другом интервью. Я по своей натуре склонен к повышенному чувству справедливости. Еще работая в Москве, я не позволял, например, учредителям диктовать мне то, как и что я должен делать. Мне поставлена задача – я ее делаю и добьюсь своего результата. И тогда своим, по сути, работодателям я в лицо говорил, что не боюсь потерять работу. Они знали, что я всегда выполняю поставленную задачу.

И здесь аналогично – я вижу, что человек в этом кресле не просто не помогает, он зачастую мешает депутатам исполнять свои обязанности. И я ранее приходил к нему не раз. В этом году я приходил с идей понизить налоговые ставки, в связи с ковидом, применить налоговые преференции для субъектов малого и среднего предпринимательства. У меня был проект, я обсуждал этот вопрос с предпринимательским сообществом. Помимо того, что депутат, я еще и общественный деятель – руководитель регионального отделения общественной организации «Опора России». Тогда он говорил, что в бюджете денег нет, но ты, мол, напиши. Я просил поддержать, а он – «давай не будем поднимать». То есть не подхватывал инициативу, не старался идти к правительству с требованиями мер содействия. И таких моментов было много.

Также был резонанс по премиям. На 16 сессии Бату Сергеевич сказал: «Не по месту высказываетесь», скорее всего, он не понимал, что был заслушан отчет по использованию бюджета за 2019 год. Как раз тогда и надо задавать вопрос: в связи с чем обоснованы эти поощрения, в связи с чем такое неравное распределение между органами исполнительной власти. На что они вообще мне ответ не дали. Я потом пришел к Анатолию Васильевичу с инициативой провести парламентскую проверку. А это очень серьезная проверка – формируется целая комиссия из депутатов Народного Хурала, представителей правоохранительных органов, также можно привлекать общественные организации, контрольно-счетную палату, РСФБК. Конечно, в состав такой комиссии сразу исключает возможность «договориться», сразу все всплывет наружу. Анатолий Васильевич сразу блокирует эту инициативу – «Арслан не надо, ты не представляешь, что такое парламентская проверка, это что-то страшное, это бросит на нас какую-то тень».

- А когда-нибудь была такая проверка?

- Я лично за два года ни разу не слышал даже предложения с такой инициативой. Анатолий Васильевич сказал, что в двухтысячных годах была такая проверка и вот, мол, все вышло не очень хорошо. Но, в принципе, это не довод.

- Немного о нынешнем главе Калмыкии. Мы все провалы и минусы его знаем. И обсуждать тут их смысла не вижу, но есть хоть какой-то плюс за все то время, что он находится у руля Калмыкии, хоть какая-то заслуга, хоть в чем-то?

- Ну, очень серьезный плюс – то, что благодаря Бату Сергеевичу, во-первых, у нас начинают появляться задатки гражданского общества, происходит некое объединение политически грамотных, патриотически настроенных людей. Приходит понимание, что дальше такое продолжаться не может. Действительно, и люди должны быть политизированы, и ясно понимать, что народ – это власть. И наше общее благополучие зависит от жителей, от их вовлеченности в работу. Даже на примере того же Трапезникова Дмитрия. Я не знаю его предыдущих заслуг, проектов, может быть, он, действительно, всегда был добропорядочный, работоспособный, но я точно знаю, что благодаря пристальному общественному взору он вынужден выдавать максимальный результат. Опять же не могу сказать, каково качество результата – для этого надо проводить серьезные проверки по бюджетным расходам, по тому, реально ли были качественно проведены те или иные работы. И аналогично в ситуации с Бату Сергеевичем, то, что общество объединяется, то, что будоражатся умы. Общество устало от беспредела и  глухоты власти.

- Личный вопрос: как домашние относятся к политической деятельности, не говорят: «Арслан, куда ты лезешь, у тебя семья, дети?».

-Ну, родные, конечно, не могут оставаться равнодушными, такая деятельность супруге моей явно никаких благ не несет (жена занимается рестораном), плюс ко всему недавнее  нападение на меня ее  очень напугало. Она переживает, дети тоже уже взрослые, понимают, что происходит.
 
- Нападавших на тебя не нашли или особо и не искали?

- Пока не нашли. Не будем бросать тень на правоохранителей, работы ведут, но найти непросто. Мы с Саналом Убушиевым ходили составлять фоторобот – только как его составишь – они в масках были. Тяжело. Поставь перед нами этих нападавших и мы не сможем сказать на сто процентов – что да, это они.

- Настроены на следующую сессию? Ожидать ли нам такую же проникновенную речь?
 
- На самом деле я не настроен на то, чтобы делать из высшего законодательного органа Республики какое-то шоу. Не скажу, что та речь была специально заготовлена для того, чтобы получить кучу просмотров и лояльность людей. Это действительно был душевный порыв, когда вокруг столько несправедливости, а они акцентируют внимание на какой-то маленькой и незначительной вещи и уделяют этой незначительности драгоценное время.

Вопросов к следующей сессии уже достаточно, но они будут не просто так подниматься, для сотрясания воздуха, мы прорабатываем их уже сейчас – направляем депутатские запросы. Не для того, чтобы создать какое-то представление на потеху публике, мы  выполняем свою работу, работу депутата, не позволяем исполнительной власти где-то умолчать, скрыть, замылить глаза людям. Конечно, это будет конструктивная работа. И то, что происходит уже сейчас – министр финансов начал приглашать депутатов до сессии, до комитета, обсуждать бюджет. Это говорит о том, что исполнительная власть уже понимает – надо прорабатывать с парламентом, надо вести работу. А не просто так вынести на сессию – там руки подняли, на кнопки нажали и пошли дальше заниматься своими делами. Работа, может быть каждый день, она не освещается, но она ведется.

- Вернемся к вопросу о правительственных премиях. На какой он стадии?

- Я отправил депутатские запросы по всем органам исполнительной власти (далее «ОИВ» ред.) – получателям данного поощрения. Чтобы они, во-первых, предоставили документы, на основании которых они получали премии. Главе республики направил запрос, чтобы он дал пояснения по распределению, по некому расчету, какие показатели они выполнили (дело в том, что там 15 показателей), все ли они были включены и выполнены. Отправил сначала первичный запрос – только два ОИВа на тот момент предоставило ответ – данные: 1. Министр получил столько-то, 2. На остальных сумма такая-то. А все остальные занялись отписками. Насколько мне известно, даже по поводу моих запросов были проведены экстренные совещания – как отвечать (отписываться) на мои запросы.

- Запросы посылались на адрес каждого министерства?

- На каждый орган исполнительной власти, который являлся получателем этих поощрений. После того, как я получил эти отписки, я послал повторный запрос. При этом, не все ответили даже на первый запрос, несколько ОИВов банально проигнорировали. На повторный запрос мне ответило пять ОИВ, уже расшифровав, что и кто получил. Минздрав приложил документ с грифом ДСП (для служебного пользования), на основании которого были распределены эти поощрения. Но сейчас я получу весь этот материал и уже готовлю заявление в прокуратуру, чтобы они провели проверку. Я, конечно, хотел бы, чтобы это была парламентская проверка, однако без поддержки председателя навряд ли это получится организовать. Так что буду направлять запросы в прокуратуру, генпрокуратуру – пусть они займутся. Там явно какие-то скрытые моменты, коррупционная составляющая, банально – это воровство премий у рядовых чиновников, поскольку это все должно было распределиться по заслугам того или иного служащего. Там явно несправедливо.

- Я думаю, эта тема для отдельного материала, отдельного интервью. Наша газета не раз посвящала статьи этой проблеме, мы и в дальнейшем будем следить за ходом этой истории и освещать ее для наших читателей. Спасибо, за интересный разговор. Желаю плодотворной работы на депутатском поприще, удачи и побед!
 
Беседовал Утнасн Санджиев.