Сегодня 02:42 05.12.2020

Президент направил в Госдуму ряд законопроектов. После одобрения документов в нижней палате парламента, верхняя – Совет Федерации – может пополниться 30-ю представителями федеральной власти, а также по умолчанию всеми бывшими главами государства. То есть одним бывшим.

На теплое место

Госдуме предстоит принять очередную новую редакцию закона «О порядке формирования Совета Федерации», который за последние двадцать лет нещадно правился раз десять. Весь курс развития верхней палаты парламента за это время можно описать довольно кратко – трансформирование в Вальхаллу для элитных пенсионеров-чиновников. Как правило, туда, например, перемещались бывшие руководители субъектов. Кстати, не стал исключением и наш экс-глава Алексей Орлов, он коротает пост-губернаторство там же. А между тем, новая редакция лишь закрепит сложившийся имидж «спящего института».

В частности, среди технических правок к закону о статусе сенаторов есть положение о том, что среди членов СФ может быть до 30 представителей РФ. Конкретно, речь идет о президентской квоте – ранее глава государства по закону мог вводить в корпус сенаторов 17 «своих людей». По новой редакции, из тех, кого Кремль пожелает наградить сенаторством, семеро смогут занять пост пожизненно, но они должны «иметь выдающиеся заслуги перед страной в сфере государственной и общественной деятельности». По всей видимости, обывателю должно быть очевидно, что бывший президент априори имеет такие заслуги. В целом же, как мы помним, создание института пожизненных сенаторов – одна из поправок в Конституцию, за которую россияне голосовали минувшим летом. Так что глобально сенсации не случилось.

Главное – детали. Понятно, что пока речь идет исключительно об одном Медведеве, из трех президентов в новейшей истории России, первый – на том свете, второй – снова в должности. И, кстати, до сих пор по президентской квоте в верхней палате парламента не было занято ни одного места. И вот теперь Медведев, возможно, станет первым, да ещё и сразу пожизненно. И, нужно признать, сама по себе эта процедура по форме ближе, к почетной отставке, так как сенатор не может совмещать работу в верхней палате и другую государственную службу. Медведев, напомним, ныне трудится заместителем председателя Совета безопасности РФ.

Кстати, в предлагаемом законе сказано, что президент страны отбывший срок своих полномочий (или ушедший в отставку досрочно) должен подать соответствующее заявление в СФ в течение трех месяцев после того, как покинул пост. Но для единственного на данный момент кандидата такого рода специально оговорено – Дмитрий Медведев может подать такое заявление в течение трех месяцев после принятия новой редакции закона.

И это значит…

Исключительность Медведева подчеркивается и рядом «оговорок» в редакции закона. Особый статус по сравнению с другими сенаторами подразумевает для него иной подход в плане материального обеспечения, вопросов безопасности и лишения неприкосновенности. Экс-президент, став сенатором, сохранит право на все те льготы и привилегии, которые положены ему по российскому законодательству. Речь идет, например, о госдаче в пожизненном пользовании, праве на охрану ФСО в местах постоянного или временного пребывания, а также спецсвязь, транспортное обслуживание, аппарат помощников, госстраховка жизни и здоровья за счет федерального бюджета. Кроме того, ему гарантирована личная неприкосновенность. Экс-президента нельзя привлекать к уголовной и административной ответственности за деяния, которые он совершил в период своего президентства. Он не может быть задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру. Исключение составляют тяжкие преступления, если по ним возбуждено уголовное дело (завести уголовное дело можно лишь в случае согласия Госдумы на лишение экс-президента неприкосновенности).

Между тем, потенциальный и со всех сторон исключительный сенатор – что это может значить для внутриполитической жизни страны? С одной стороны, если Медведев оставит пост зампредседателя Совбеза, то это вполне может ознаменовать удаление данной фигуры в сумрак СФ. Хотя, всегда есть вероятность выдвинуть оного на пост спикера палаты парламента, а уж если он займёт кресло пожизненно, то и горизонты публичной политики открываются весьма обширные. Ведь, юридически председатель СФ РФ – третье лицо в государстве.

Вместе с тем, многие политологи предполагали, что обозначившаяся в начале 2020 года тенденция усиления Совета безопасности РФ была подготовкой к трансферу власти в ближайшем будущем. Затем внезапно последовавшее «обнуление» значительно изменило полемику, а переход Медведева в СФ и вовсе может сигнализировать о том, что Совбез вовсе перестает рассматриваться как вариант переформатирования властной структуры страны.

А что сам Путин? Он-то после президентства по данному закону также сможет стать пожизненным сенатором. Вот только вероятность такого исхода невелика. Не зря был проделан фокус с «обнулением». Во всяком случае, в 2024-ом он вряд ли решит отказаться от возможности переизбраться в очередной раз.

С другой стороны, в нашей государственной управленческой парадигме, как показала практика, нет ничего невозможно, так что, существует небольшая вероятность и его перехода в СФ. За четыре года можно, например, так перенастроить вертикаль власти, что третье лицо в стране де-факто станет первым. Но это пока на уровне политологических спекуляций.

Только для своих

А в самой ближайшей перспективе – в следующем году – у нас выборы в Государственную Думу РФ. Между тем, не так давно, весной, российские законодатели расширили ограничения пассивного избирательного права для граждан, которые были осуждены по 50 статьям УК, речь идет о преступлениях средней тяжести, тогда как ранее такие ограничения касались лишь тех, кто совершил тяжкие или особо тяжкие преступления.

Сам по себе «криминальный фильтр» логичен и интуитивно понятен – кому нужны уголовники во власти? Однако среди этих статей — те, по которым у нас в стране часто преследуют оппозиционеров, а также «предпринимательские» статьи, нередко используемые в борьбе между бизнес-структурами.

Законопроекты президентского «конституционного пакета», распространяют эти же ограничения и на сенаторский корпус. В том числе речь идет о ст. 212.1 (неоднократное нарушение правил организации митинга). Между прочим, одна из самых критикуемых норм. Её довольно часто называют примером политического преследования в России. Сама статья появилась в УК РФ в июле 2014 г. и предусматривает до пяти лет лишения свободы. Некоторое время она существовала в Кодексе, но не применялась на практике, исключением стал Ильдар Дадин, в отношении которого в 2015 году было возбуждено дело по данной статье. Активист был осужден, но его приговор был отменен после того, как в 2017 г. Конституционный суд признал данное решение противоречащим Основному закону страны, указав, что к лишению свободы можно приговаривать только в том случае, если из-за действий обвиняемого публичное мероприятие утратило мирный характер или привело к причинению существенного вреда здоровью или имуществу. Сама статья ныне носит неофициальное название «дадинской». В течение двух лет после решения КС она не применялась вообще, но в 2019 г. снова пошла в дело. А уже в этом году, в связи с митингами в Хабаровском крае, такие уголовные дела приобретают все более массовый характер.

Небезынтересные новации. Грядущие выборы в Госдуму сулят продолжение иллюзорного тренда на «обновление». Своеобразным ответом государства на существующий в обществе запрос на перемены может стать смена вывески и перемещение набивших оскомину лиц куда подальше, но со всем уважением и почетом. То есть существует вероятность того, что некоторые политические долгожители нижней палаты парламента в ходе такого процесса могут войти в число тех трех десятков сенаторов по президентской квоте. Вот и получается, что вместе с цементированием СФ в статусе «спящего института» пакет поправок также логично продолжает закрывать «окна возможностей» для политических оппозиционных активистов.

Утнасн Санджиев