Сегодня 02:59 05.12.2020

На прошлой неделе депутаты Госдумы РФ поддержали предложение правительства еще на год продлить заморозку накопительной части пенсии. Теперь она действует до конца 2023 года. Пенсию «морозят» с 2014 года.

По мнению правительства, расходы на нужды Пенсионного фонда РФ – вещь, которой можно пожертвовать перед лицом кризиса. Шесть лет назад, на фоне падения курса национальной валюты, «санкционного режима», удешевления нефти и прочих невзгод власть впервые ввела мораторий на отчисления пенсионных взносов россиян на накопительную часть пенсии — с целью балансировки федерального бюджета. Это была временная мера, которая неизбежно продлевается вот уже несколько лет.

Официальная позиция теперь – заморозка пенсий поможет разгрузить федеральный бюджет. У нас ведь и ныне – очередной кризис, слабый рубль, дешевая нефть, плюс пандемия. Так что продление моратория было неотвратимо. И даже какого-то особого шума по этому поводу не наблюдается. А ведь государство перекладывает ответственность по поддержанию пенсионеров на плечи работающего населения. По предварительным данным, эта мера коснется почти половины населения страны — 76 миллионов граждан.

Пенсионная реформа в современной России всегда была особой сферой, в которой государство вечно что-то «выдумывает». Напомним, в 2002 году было принято решение для граждан младше 1967 года рождения разделить пенсию на страховую и накопительную. Все отчисления в ПФР зафиксировали на уровне в 22% от зарплаты. Страховая часть – 16% покрывала выплаты текущим пенсионерам, тогда как накопительная – 6% направлялась на будущую пенсию самого гражданина, делающего взносы. Шесть лет назад «заморозка» (тогда она должна была действовать всего год) означала, что накопительная часть в виде реальных денег фактически переставала существовать, и все средства, которые должны были идти на будущую пенсию было обещано превратить в некие баллы (индивидуальные пенсионные коэффициенты). Но как эти баллы в будущем реально отразятся на размере пенсий спрогнозировать теперь не берется ни один из независимых экспертов. При этом, ныне позиция правительства – такой шаг позволит «сэкономить» 670 млрд рублей, которые можно будет не направлять на трансферт Пенсионному фонду на выплату пенсий в 2023 году. Но это не экономия, это забор денег у россиян, взамен на баллы.

Между тем, на прошлой неделе заместитель министра финансов РФ Антон Дроздов рассказал о том, что ведомство готовит проект закона о новой системе накопительных пенсий. Все, что известно о законопроекте: россияне будут делать накопления исключительно добровольно; законопроект уже находится на межведомственном согласовании и в следующем году его представят правительству и Госдуме.

Это будет уже третья попытка Минфина реформировать систему накопительной пенсии. Первой была система индивидуального пенсионного капитала (ИПК), основным минусом которой было автоматическое подключение всех работающих россиян к ней. Предполагалось, что с зарплат всех в систему ИПК будет перечисляться по 6%, но при желании от участия в системе можно будет отказаться. Были и другие проблемы с предлагаемой системой, так что от её принятия пришлось воздержаться. А год назад Минфин подготовил новый проект – гарантированный пенсионный план (ГПП), эта система была уже полностью добровольной, а деньги россиян защищались бы по аналогии с банковскими вкладами.

Тогда замминистра финансов Алексей Моисеев выступал с подробными разъяснениями о новой накопительной системе, рассказывая о поправках, которые будут внесены в соответствующий законопроект. Чиновник нахваливал будущий пенсионный продукт, называл его «надежным» и «понятным», призывал граждан относиться к нему «с полным доверием». То есть добровольно отдавать деньги (до 6% с зарплаты) на будущую старость. Однако и там полная добровольность вызывала вопросы, да и согласятся ли россияне перечислять какой-то процент с и без того не очень высоких зарплат. Законопроект о ГПП должны были обнародовать в 2020 году, но этому, вероятно, помешала пандемия коронавируса. Соответственно, новая система от Минфина будет или продолжением данной системы, или полностью новой концепцией, однако полная добровольность снова вызывает вопросы.

Между тем, власти с гордостью отрапортовали о том, что заморозка позволила государственному бюджету «сэкономить» огромное количество денег – по оценке ряда экспертов, речь идет о 4,7 трлн. руб. (в период с 2014 по 2023 год). То есть, у граждан деньги забрали, а потом перед ними же хвастаются «экономией».

Но еще важнее то, что каждая такая реформа, когда придумывают новые посреднические схемы, затем замораживают и перераспределяют по своему усмотрению отчисления, на ходу меняют правила игры, все больше подрывает доверие и населения, и бизнеса к существующим институтам и к решениям властей.

Кстати, два года назад, в начале октября 2018 года, президент В. Путин подписал пакет законов о пенсионной реформе. Напомним, сама реформа стала едва ли не самым первым крупным (и уж точно – самым громким) политическим решением после его переизбрания в том же году. Фактически, именно такой контраст суровой реальности и необоснованных оптимистичных ожиданий стал отрезвляющим для значительной части общества. Как итог – серьезный удар по рейтингу президента. По данным «Левада-центра», летом 2018 года рейтинг доверия к главе государства по сравнению с 2017 годом рухнул на 17%, и составил 58%. И сегодня, по оценке ряда экспертов, повышение пенсионного возраста – едва ли не единственный пункт, что в рамках реформы смогли реализовать власти. Категорического повышения размера пенсий в России как-то не случилось, люди старшего поколения продолжают в массе своей с трудом сводить концы с концами.

В среднем, по итогам 2019 года, прибавка к пенсии получилась незначительной. Летом Росстат представил доклад Социально-экономическое положение России» за январь—декабрь 2019 года. Согласно документу, средний размер пенсий в России в 2019 году вырос на 6% по сравнению с 2018 годом. При этом, даже официально обозначенный рост реального размера (с учетом инфляции) назначенных пенсий составил 1,5%. В денежном выражении пенсия составила 14 163 руб., что на фоне инфляции и опережающего роста цен выглядит словно насмешка. При этом, оплачивать это мизерное, полуторапроцентное увеличение пришлось двум миллионам граждан, которые вышли на пенсию на год позже. Государство, фигурально выражаясь, забрало у них год жизни. Между тем, расчеты ряда экспертов показывают, что через пять лет после старта реформы экономия бюджета на выплатах пенсий составит до 850 млрд. рублей в год. И далеко не все эти средства идут на повышение пенсий.

Фактически манипуляции с пенсионной системой приносят ощутимый приток, или, как принято говорить у чиновников, «экономию» средств. Но им же за это приходится расплачиваться политическим капиталом – даже в рядах сторонников власти отмечен рост скептических настроений, поскольку, в конечном итоге, холодильник всегда побеждает телевизор.

Не укрепляет доверие к власти и то, что ряд деятелей постоянно стремятся наложить лапу на замороженные средства пенсионеров. «ЭК» уже писала о «светлых идеях» того же главы «Роснано» Анатолия Чубайса, который последовательно отстаивает необходимость вкладывания средств будущих пенсионеров в венчурный бизнес. Венчурные инвестиции — это привлечение средств в стартапы или другие рискованные проекты. Ключевое слово тут – «рискованные», изначально предполагается, что большинство из таких проектов не окупят вложения, но, мол, несколько успешных полностью перекроют потери и принесут прибыль. И вот Чубайс считает, что деньги пенсионеров – реальный способ развивать такое инвестирование в России. Действительно, рисковать, играть на рынке венчурных инвестиций не своими деньгами – что может быть лучше для капиталиста?

Пенсионная тема – это один из наиболее острых и болезненных вопросов современной российской экономики, и он касается каждого, без исключений, гражданина. На фоне кризисов и неурядиц, которые переживает Россия, мораторий на формирование накопительной части пенсии до 2023 года показывает, насколько большие проблемы имеются в пенсионной отрасли. При этом, безусловно, такой шаг усиливает социальное напряжение. Но, очевидно, деньги и «экономия» важнее принципов социального государства.

Утнасн Санджиев