Сегодня 02:01 05.12.2020

2020-й  продолжает  «радовать». Наряду с ужасной статистикой  распространения новой короновирусной инфекции, проблем в хозяйстве и экономике региона, в очередной раз обострился вопрос экологии.

Тревожная  весть  разнеслась  по  соцсетям на  минувшей  неделе  –  массовая  гибель рыбы в водохранилище Аршань-Зельмень в Сарпинском районе Калмыкии  привлекла  внимание не только местных СМИ, но и на  время  появилась  в  ротации новостей федеральных изданий. Картина  действительно  апока-липтична – весь берег довольно крупного водоема усеян мертвой рыбой, а смрад гниющей плоти разносится на километры вокруг.

Между  тем,  у  Прокуратуры  РК  почти  сразу  появилась рабочая  версия  –  дескать  причиной  мора  рыбы  в  Аршань-Зельменском   водохранилище Сарпинского  района  Калмыкии мог  стать  недостаток  кислорода из-за критического снижения уровня воды. В ведомстве отметили, что водохранилище пополнялся талой и дождевой водой, но ввиду длительной засухи оно сильно обмельчало. В надзорном органе пообещали разобраться в вопросе и принять процессуальное решение.

Впрочем, среди местного населения  есть  и  другое  мнение – люди грешат на выбросы хим-производств.  Разумеется,  ввиду отсутствия крупных промышленных предприятий в нашей республике, в первую очередь обыватели полагают, что, если и был какой-то  выброс  в  атмосферу, то, вероятнее всего, он произошёл на крупнейшем химическом заводе Волгограда – «Каустик». Насколько  жизнеспособна  эта версия сейчас сказать трудно, но химпроизводство действительно время от времени «радует» наших  соседей  разного  рода  ЧП. Так, пять лет назад из-за неконтролируемой  химической  реакции на производстве «Каустике» почти  весь  Волгоград  накрыл плотный смог с резким тяжелым запахом.

Между тем, глава республики заявил о том, что была создана экспертная  группа,  в  которую вошли сотрудники Минприроды РК,  Роспотребнадзора,  Росприроднадзора, а также специалисты федеральных ведомств. Ей теперь предстоит  подтвердить  выводы Прокуратуры РК. В ходе осмотра места массовой гибели рыбы, помимо тезиса о недостатке кислорода, также было отмечено избыточное скопление фосфорных отложений из-за крупного рогатого скота, который, мол, приходит на водопой и загрязняет воду.

Гибель  рыбы  в  Калмыкии, возможно, не стала бы интересной  новостью  для  российских информационных  агентств,  но уж очень сильно она перекликается с экологическим бедствием на  Камчатке.  Как  мы  помним, там несколько недель назад вода также стала токсичной и привела к гибели морской фауны в акватории Авачинского залива. Кадры океанического берега, усыпанного трупами морских животных, облетели весь мир. Позже в пробах из Авачинского залива были зафиксированы  превышения  по фенолу  и  нефтепродуктам,  а  у людей, контактировавших с водой, выявлены признаки отравления. Но у компетентных органов на первый план вышла версия об отравлении природным токсином - продуктом цветения микроводорослей. Впрочем, это также не окончательный вывод специалистов.

В  этом  плане  ситуация  с Аршань-Зельменским  водохранилищем  также  перекликается с экологической катастрофой на Камчатке – и там, и тут вину возлагают на «естественные причины».

Напрашивается еще одна неизбежная аналогия – ветхозаветный сюжет о египетских казнях, которые  начались  с  кровавых рек и погибшей рыбы. 2020 год, в принципе, стал одним из наиболее трудных для всего мира, но для Калмыкии он припас, пожалуй,  чрезмерное  количество неприятных сюрпризов. У нас в этом году появились свои казни, хотя они, конечно, не повторяют полностью список бед египтян в Книге Исхода.

Для  республики  пробле-мы  начались  с  засухи,  которая продлилась месяцы. Положение также  усугубилось  нашествием вредителей – из-за мягкой зимы саранча  в  этом  году  расплодилась особенно сильно. Так, еще в начале августа, по предварительным подсчетам, ущерб, который нанесла засуха аграрному сектору республики, превышал один миллиард  рублей.  Уже  летом животноводы  были  вынуждены использовать запасы корма, предназначенного для зимовки скота. Также в начале августа ещё не утративший  доверия  министр сельского хозяйства республики Санал Адьяев заявлял о гибели 2,8 млн гектаров пашни.

Развивая  аналогию,  можно вспомнить, что одной из послед-них казней стала «тьма египетская»  -  буря,  продолжавшаяся несколько  дней,  и  закрывшая солнце.  Стоит  признать,  что  и этим нас уже не удивить – всего несколько недель назад Элисту и ряд районов Калмыкии также накрывала пылевая мгла.

И все это на фоне не утихающего морового короновирусного поветрия, которое особенно сильно терзает республику последние  месяцы.  Природные катаклизмы, как и наступление пандемии, - трудно прогнозиру-емые события, но, как и любой кризис,  это  проверка  на  прочность, они ярко иллюстрируют насколько устойчива имеющаяся система. Мы уже некоторое время наблюдаем, как республика справляется или не справляется с COVID-19, теперь посмотрим, как решится проблема массовой гибели рыбы. Что-то подсказывает, что ждать придётся милости неба. То есть дождей.

Утнасн Санджиев