Сегодня 05:32 21.01.2021

2 октября у здания регионального управления МВД в Нижнем Новгороде главный редактор местного издания Koza.Press Ирина Славина совершила акт самосожжения. Движение в защиту прав избирателей «Голос» потребовало возбудить уголовное дело в отношении новгородских силовиков по статье 110 УК РФ о доведении до самоубийства.

Искренность – слабость

С одной стороны, в медиаповестке сегодняшней России административные и даже уголовные дела против журналистов стали серой обыденностью. Для простых граждан это даже не событие. Для того, чтобы о личной трагедии стало известно широкой общественности необходимо нечто такое, что способно пронять до костей даже законченного циника. Однако что может толкнуть человека на такой ужасный поступок – уйти из жизни, да ещё выбрать настолько жуткий способ. Оставить семью и несовершеннолетнего ребенка. Ирина Славина (Мурахтаева) на своей странице в Facebook основатель издания Koza.Press оставила записку: «В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию».

Это теперь мы с возмущением можем узнать, как жила новгородская журналистка последние несколько лет – под постоянным прессингом со стороны власти, словно изощренная пытка продолжались постоянные административные дела, штрафы, обыски. Дабы оплатить назначенные штрафы, главреду Koza.Press приходилось вязать и продавать теплые вещи, делать домашний сыр. Выходит, активная гражданская позиция, журналистская смелость дорого обходились Ирине Славиной. Принципиальность поставила её на грань нищеты. Мало того, регулярно к ней наведывались следователи и силовики, дабы изъять в качестве «улик по делу» средства производства – компьютер, блокноты и телефоны всех членов семьи. То, что она даже не под следствием – мало кого интересовало.

Между тем, Славина была основательницей и единственной профессиональной журналисткой издания Коza.Press. Фактически это был соло-проект, который появился после того, как в 2015 году Ирина в третий раз лишилась работы. Для Славиной это была единственная возможность работать в гармонии с собственными принципами. Вскоре профессиональная свобода журналистки стала причиной того, что на издание стали сыпаться административные дела. Лично Славину оштрафовали в последний раз летом в связи с «распространением ложной информации» за статью о том, что глава академии самбо в Кстове заболел коронавирусом и контактировал после этого с людьми. Журналистку впоследствии оштрафовали на 65 тыс. рублей.

После смерти журналистки, Коza.Press выступило с призывом к российским СМИ не оставить без внимания трагедию Славиной. И несмотря на ужасающие обстоятельства самоубийства, официальные СМИ страны не проявляют большого интереса к этой истории. Словно эта смерть не имеет значения, словно шаг доведённой до отчаяния женщины не стал яркой иллюстрацией того, как у нас обстоит дело со свободой слова и совести.

Акт самосожжения

Накануне смерти журналистки в её доме прошли очередные обыски. Поводом якобы послужили тренинги «Голоса» для наблюдателей на выборах. Позиция власти такова, что сами эти тренинги приписываются движению «Открытая Россия» (признана нежелательной организацией, аффилирована с М. Ходорковским). Впрочем, это, вроде как, не доказано. Более того, отделения данной организации вообще нет в нижегородском регионе.

О том, как прошел обыск Ирина рассказала на своей странице в одной из соцсетей: «Сегодня 6.00 в мою квартиру с бензорезом и фомкой вошли 12 человек: сотрудники СКР, полиции, СОБР, понятые. Дверь открыл муж. Я, будучи голой, одевалась уже под присмотром незнакомой мне дамы. Проводили обыск. Адвокату позвонить не дали. Искали брошюры, листовки, счета «Открытой России», возможно, икону с ликом Михаила Ходорковского. Ничего этого у меня нет. Но забрали, что нашли — все флешки, мой ноутбук, ноутбук дочери, компьютер, телефоны — не только мой, но и мужа, — кучу блокнотов, на которых я черкала во время пресс-конференций».

Сами участники «Голоса» полагают, что Ирина Славина стала жертвой травли, которую устроили сотрудники правоохранительных органов: «Из-за своей общественной активности, включающей освещение выборов и участие в наблюдении, на протяжении нескольких лет она подвергалась систематическому преследованию со стороны силовиков [...]. Мы требуем провести тщательное расследование законности и соразмерности действий правоохранительных органов в отношении Ирины Славиной, других гражданских активистов и наблюдателей, пострадавших в ходе прошедших обысков, а также возбудить уголовное дело по факту доведения до самоубийства», - отмечено в официальном заявлении общероссийского общественного движения.

В минувшую пятницу в интернете стало быстро распространяться видео с уличной камеры наблюдения, которая записала момент самоубийства нижегородской журналистки. На ужасающих кадрах видно, как женщина поджигает себя на лавочке в сквере перед зданием регионального управления МВД. Случайный прохожий мужчина попытался её спасти, сбить пламя своей курткой, но Славина оттолкнула его.
И что же Следственный комитет по Нижнему Новгороду? Практически сразу ведомство заявило: «Сообщения в ряде средств массовой информации о том, что смерть погибшей связана с проведением у нее накануне гибели обысков, не имеет под собой никаких оснований. Она была свидетелем и не являлась ни подозреваемой, ни обвиняемой в рамках расследования уголовного дела, по которому проводились указанные следственные действия», — говорится на официальном сайте местного СК.

Видимо, обыск на заре с изъятием техники у «свидетеля», а таже предсмертная записка, в которой журналистка прямо называет причину своего отчаянного шага, да и место, выбранное для суицида, – это не основания предполагать, что Славину довели до самоубийства действия силовиков.

В один ряд

История знает немало примеров крайней формы протеста – самоубийства, как способа последнего политического заявления, последнего слова. Но самосожжение в памяти людей всегда отзывалось особым ужасом – сама мысль о том, что можно самостоятельно предать себя огню потрясает до глубины души.

Так, наиболее известным актом самосожжения стало самоубийство вьетнамского монаха по имени Тхить Куанг Дык – фотография объятого пламенем тела религиозного активиста, сидящего в позе лотоса, и поныне остается одним из самых узнаваемых в фотохронике человечества. Тогда, в 1963 году, он пошел на этот шаг, поскольку религиозная политика государства ущемляла права подавляющего большинства буддийского населения. Следствием же акта самосожжения стали не только массовые беспорядки, но и смена властной верхушки – глава Южного Вьетнама Нго Динь Зьем вскоре был свергнут и арестован, позже – убит.

К чему приведет смерть Славиной? Есть ли прямо сейчас широкий отклик в сердцах людей, резонанс и возмущения? Нет. Настолько ли мы зачерствели, что уже даже смерть не трогает нас?

Профессия журналиста сопряжена со многими опасностями, особенно, когда человек принципиален и не боится выступать против сильных мира. Когда человек верит в то, что справедливость возможна. Так, согласно докладу организации «Репортеры без границ», в 2019 году при выполнении профессиональных обязанностей погибли 49 журналистов. А в 2018-м в мире были убиты 80 работников СМИ. Да и в нашей республике чуть больше двадцати лет назад была зверски замучена и убита главный редактор «Советская Калмыкия сегодня» Лариса Юдина. Тогда были преданы суду и получили тюремные сроки исполнители убийства, но не заказчики.

Конечно, обстоятельства смерти Ирины Славиной, решившейся на самосожжение, нельзя напрямую приравнивать к гибели от пули в ходе военного конфликта, бандитского ножа или политического заказа. Однако вряд ли мы увидим, что ответственные за ее смерть понесут заслуженное наказание. Славиной назначена посмертная психиатрическая экспертиза. Скорее всего, женщину признают невменяемой, скорее всего, действия силовиков признают правомерными (если вообще последует разбирательство).

Утнасн Санджиев