Сегодня 04:05 21.01.2021

Прошло полмесяца после Единого дня голосования. Сам он явил ряд новелл, например, впервые часть губернаторских и муниципальных выборов прошла в трехдневном формате. Где-то прошли эксперименты с электронно-дистанционным голосованием. Ряд экспертов отметили, что особенностью минувшего ЕДГ стала высокая политическая конкуренция, успех которой, во многом, основан на протестном голосовании.

Яркий пример

Для начала вспомним, что представляет собой понятие «протестное голосование». Это ситуация, когда гражданин голосует так, чтобы продемонстрировать, например, недовольство действующей политической системой в целом. Проявляться это может по-разному, избиратель может сознательно испортить бюллетень, может найти наименее достойного кандидата и проголосовать за него, или, наоборот, если у электората хватит самоорганизации – голоса массово получит кандидат, шансы которого выиграть у фаворита гонки – представителя властной элиты – наиболее велики. При этом, личные качества, опыт и программа претендента отходят на второй план. Суть – голосование не «за», а вопреки. Голосование против несменяемости, против системы, раз уж графу «против всех» у нас в бюллетене найти невозможно.

Усталость от ожиданий и обещаний – это одна из главных причин, почему люди отказываются голосовать за действующую власть, следуя принципу «за кого угодно, лишь бы не…». При этом жизнь обновленная, пусть и неизвестная сейчас для многих становится все более привлекательной, а пресловутая стабильность, в которой неравенство и нищету уже не спрятать, становится не благом, но фактором раздражения общества. И эту страшную для действующей власти реальность показали прошедшие выборы в российских регионах.

Наиболее курьезная ситуация сложилась в Костромской области, где в одном из сельских поселений уборщицу Марину Удгодскую избрали главой администрации. Сама она призналась, что пойти на выборы её попросил прежний глава поселения, поскольку чинуша рассчитывал, что подставная кандидатура позволит ему легко переизбраться. Но вот внезапно спойлер победил. Очевидно, настолько селянам был «не люб» прежний мэр.

Сегодня новоиспеченная глава поселения вступит в должность, программы и управленческого опыта у неё, разумеется, нет, как нет и желания руководить, но бремя власти, наложенное на подставного кандидата, не так-то просто снять. Костромская область и сельское поселение с четырьмя сотнями жителей явили пример того, куда может привести пресыщение одними и теми же лицами «у руля». Заодно мы получили очередную демонстрацию того, насколько важен голос каждого гражданина на выборах. Можно было бы усмехнуться и подумать, что результат выборов в маленьком населенном пункте – лишь статистическая погрешность, ирония судьбы. Но это – вполне себе глобальная тенденция.

В конце концов, история уже знает примеры того, что массовое протестное голосование может привести к тому, что пост главы государства получает неожиданный кандидат. Так было на Украине – комик и актер Владимир Зеленский выиграл выборы на волне недовольства властью и в виду отсутствия других сколько-нибудь стоящих претендентов. Украинцы выбрали не «молодого и перспективного правдоруба», коим позиционировался в предвыборной гонке Зеленский, но нашли в его лице абсолютную противоположность действующему президенту. И, таким образом, проголосовали против Петра Порошенко.

Большая политика

Ещё один пример из страны постсоветского пространства мы наблюдаем прямо сейчас – Белоруссия. Там, домохозяйка и ранее никому не известная Светлана Тихановская в считанные недели стала главным лицом белорусской оппозиции, а протесты и многотысячные демонстрации продолжаются более месяца после подведения итогов президентских выборов. И мы, конечно, преисполнены сочувствием к белорусскому народу.

Однако представим гипотетическую ситуацию, что власть в стране перейдет к оппозиции. Будет ли такая смена несомненным благом для соседей? Для того, чтобы сделать хоть сколько-нибудь обоснованный вывод, смотреть надо не на демонстрации, но на предлагаемую политическую программу. И у белорусской оппозиции не так давно такая программа появилась. Если вчитаться, то там все прекрасно – привлечение иностранного капитала, инвестиций, приватизация, реформа сельского хозяйства и оптимизация бесприбыльных предприятий. Если перевести на нормальный язык – это распродажа активов и сокращение рабочих мест. Вероятность, что жизнь простых белорусов после этого станет лучше невелика. Но, несмотря на то что есть перспектива интенсивной интеграции в мировой капиталистический процесс на правах «отдалённой территории» со всеми сопутствующими ужасами, она для значительной части активного населения страны каким-то образом стала более привлекательной, чем дальнейшее лицезрение «батьки» на троне.

Конечно, защищать «последнего диктатора Европы» и прочить светлое будущее под сенью Лукашенко – задача для провластных белорусских СМИ. Более того, ситуация к которой пришла соседняя страна сложилось ввиду политики, проводимой самим «батькой». В том числе не стоит забывать об огромном минусе для любого демократического процесса – расчистке политического поля. Ответственность за то, что народу не дают настоящего выбора, так или иначе устраняя хоть сколько-нибудь значимых конкурентов – полностью на Лукашенко.

Стоит ли удивляться, что не имея ничего лучше, народ готов пойти за домохозяйкой, случайно оказавшейся на острие политической борьбы? Во всем мире происходят аналогичные тенденции. Сложившиеся властные элиты стремятся зацементировать ситуацию, и никто не хочет никуда уходить. Политическая турбулентность и хаос возникают из-за того, что власть не желает идти на обновление и это приводит к тому, что граждане отказывают в доверии действующим руководителям.

Перед выбором

Между тем, осталось не так много времени до очередных выборов в Государственную Думу РФ. И, нужно отметить, атмосфера в нашей республике складывается особым образом. Полномочия текущего созыва Госдумы истекают осенью 2021 года. Однако уже несколько месяцев обсуждается возможность провести досрочные выборы в нижнюю палату парламента, публично эту идею озвучил депутат от ЛДПР Владимир Жириновский еще полгода назад.

Есть вероятность того, что досрочные выборы назначат на март следующего года. Таким образом, после одной избирательной кампании (пусть и муниципальной) до начала другой у нас будет достаточно короткий промежуток.

И вот, держа в голове общемировую и внутрироссийскую тенденцию все большего усиления позиций протестного голосования, мы можем прогнозировать, что и Калмыкия близка к ситуации, когда электорат пресытится представителями властной элиты настолько, что готов будет на выборах сказать решительное «кто угодно, лишь бы не они». Во всяком случае, сколько сроков подряд наиболее важные выборные должности в нашей республике занимают кандидаты от партии власти? Насколько возрос за последние пару лет градус недовольства, при том, что властные элиты продолжают у нас «выигрывать» выборы всех уровней.

Есть ли вероятность, что раздражение народа уже накопило критическую массу, и к следующим выборам в Госдуму на гребень этой волны вознесётся неоднозначная и плохо прогнозируемая фигура? Скорее всего, политтехнологи готовились к такому повороту еще в рамках предыдущих губернаторских выборов, когда Бату Хасиков со своим «Цаг ирв» позиционировался именно как альтернатива «старой элите» управленцев. Он своим светлым образом чемпиона и молодого победителя должен был явить образ «антипода» Орлову, тем самым оттянуть на себя и некоторый процент протестного голосования. Прошло немного времени, и значительная часть жителей Калмыкии пришла к выводу, что разницы между двумя главами, в сущности, нет. Чем дольше руководство республики продолжает придерживаться курса, заложенного еще предыдущей командой управленцев, тем крепче уверенность народа в необходимости настоящих кардинальных изменений.

В России протестное голосование провоцируется социальной несправедливостью и растущей бедностью. На фоне кризисных явлений положение лишь усугубляется. Но есть и «общее место» – усталость от одних и тех же лиц. Ряд политологов отмечают, что мы вступаем в новую политическую эпоху, где принцип сменяемости и обновления власти приобретает исключительную важность. Но текущие «властные истеблишменты» во всем мире предпочитает этого не замечать.

Однако вариант, когда граждане выбирают «вопреки», вовсе не гарантирует успех и процветание. Если у кандидата нет опоры на позитивную программу изменений, то не следует ожидать положительных результатов. И разочарование неизбежно наступит вновь. Но иногда лучше сделать и пожалеть, чем жалеть о не сделанном. И такой путь сейчас выбирают все больше избирателей.

Георгий Уташев