Сегодня 10:28 30.09.2020

В недавнем исследовании Росстата Калмыкия попала в число регионов Юга России с наиболее высокими ценами на электроэнергию и холодную воду. Жить в родной республике хорошо, но накладно, да и качество жизни невысокое.

Проблемы ЖКХ

Согласно данным Волгоградстата (структурное подразделение Федеральной службы государственной статистики), Калмыкия выделяется среди регионов российского Юга своей самой дорогой водой для населения – 48,8 рублей за кубометр, для сравнения, это почти в два с половиной раза больше, чем платят за воду в Адыгее (самая дешевая вода на Юге) – 17,62 руб. Также дороже, чем у прочих нам обходится электроэнергия – 507 рублей за 100 кВТ в час.

Проблемы ЖКХ для региона были и остаются фундаментальными. Особенно это касается обеспечения населения нормальной водой. Это – вопрос, который уже набил оскомину, проблема, о которую спотыкается каждая команда управленцев республики. Достаточно вспомнить злополучный Ики-Бурульский групповой водопровод. Он ввиду своей исключительной важности для республики всегда был в центре внимания и власти, и народа. И тем не менее, такая всеобщая заинтересованность в воде из Левокумки все равно не смогла застраховать проект от главной напасти современности – коррупционеров. Скорее наоборот, миллиарды средств, выделенных на строительство жизненно важного объекта, привлекали мздоимцев как известная субстанция привлекает тучи мух в теплый день. Сама эта проблема, как мы помним, появилась еще в период работы первого главы республики, но расцвет популизма и обещаний все же пришелся на «орловские» годы. Постоянные посулы близкого завершения строительства и ввода объекта в эксплуатацию лились бурным потоком, в отличие от воды, уж она-то не приблизилась к потребителям ни на йоту.

О проблемах строительства Ики-Бурульского группового водопровода знали и говорили все, но для того, чтобы ею наконец вплотную занялись силовики, потребовалась смена властвующей верхушки. А полтора года назад, как мы помним, по делу о хищении средств на строительстве был арестован аж вице-премьер Калмыкии. Что вполне логично, ибо сомнительно, что коррупция такого масштаба была в принципе возможна на объекте стратегической важности без «подвязок» на самом верху региональной власти.

Между прочим, уже сентябрь, то есть почти год прошел с момента, как Хасиков выиграл губернаторские выборы, полтора – с момента назначения на должность в качестве исполняющего обязанности. В прошлом году, в ходе предвыборной кампании, он неоднократно заявлял, что знает о проблеме воды, но воз и ныне там. Более того, в родном для главы республики Лаганском районе этим летом вопрос чистой воды чрезвычайно обострился. Мониторинг централизованной системы питьевого водоснабжения Лагани выявил превышение в нем предельно-допустимых норм концентрации химических веществ. До сих пор лаганцы вынуждены мириться с тем, что в их водопроводных трубах течет загрязненная пестицидами вода, так что нашим землякам приходится пользоваться подвозной или даже покупать бутилированную.

Все это не самым лучшим образом влияет на имидж республиканской власти. И тем меньше надежд на решение другой проблемы ЖКХ – высокой цены на электроэнергию. Как мы помним, дешевым электричеством нас соблазнял еще К. Илюмжинов со своими проектами ветрогенераторов. Позже, на излете своей губернаторской карьеры, к этой же теме обратился и Орлов.

И вот в марте этого года Фонд развития ветроэнергетики (совместный инвестиционный фонд, созданный на паритетной основе Группой «РОСНАНО» и ПАО «Фортум») заявил о том, что работы по строительству двух ветропарков суммарной мощностью 200 МВт на территории Целинного района РК начались. Согласно опубликованному тогда же заявлению пресс-службы Фонда, Салынская ВЭС и Целинская ВЭС начнут поставлять электрическую энергию на оптовый рынок электроэнергии и мощности (ОРЭМ) в четвертом квартале 2020 года. Вопрос в том, как это скажется на цене электричества для калмыцкого потребителя? Имея перед глазами нерешаемую проблему с водоснабжением, удивительно ли, что республиканская общественность высказывает на счет ветрогенераторов определенный скепсис?

Уровень и качество жизни

Между тем, в недавнем исследовании качества жизни российских регионов, подготовленный рейтинговым агентством «Национальные кредитные рейтинги», Калмыкия таже расположилась в группе аутсайдеров. Сам рейтинг интегрирует десять показателей — от благосостояния населения до климата, это некая попытка ранжировать субъекты Федерации не по традиционным показателям экономического потенциала или инвестиционной активности, а по целому ряду индикаторов, влияющих на уровень жизни россиян, проживающих в той или иной местности. Были подсчитаны такие показатели, как оборот розничной торговли на душу населения, что можно рассматривать как индикатора спроса; доступность жилья; уровня занятости; сбережения и прочее, менее очевидное, но важное для качества жизни, например, обеспеченность региона педагогами и врачами.

Прискорбные результаты для Калмыкии во многом были ожидаемы. Наш регион очень часто занимает место в десятке регионов-аутсайдеров по самым разным показателям. Так что и специалисты НКР определи субъект по качеству жизни в один ряд с высокодотационными и малонаселенными территориями Дальнего Востока и Восточной Сибири, а также с республиками Северного Кавказа. Оценки делались на основе данных Росстата, Федеральной налоговой службы и Банка России.

Особо эксперты НКР отметили низкий показатель официальной занятости в республике. Тут логично вспомнить и об еще одной ключевой проблеме Калмыкии – отток населения из региона. А также стоит упомянуть, что возращение наших земляков в лоно родной республики было одним из основных тезисов в политической полемике Хасикова полтора года назад. О том, что уроженцев региона критически важно вернуть на малую Родину говорил не только Хасиков, но мы помним, что его, как и любого нового руководителя, общественность встречала со сдержанным оптимизмом, давая «молодому и пробивному» кредит доверия, надеясь на его лоббистские качества.
И вот, согласно данным Росстата, в минувшем году Калмыкия, как всегда, оказалась в числе лидеров по оттоку работающего населения. Масштабы проблемы в этом году еще только предстоит проанализировать, но пандемия и экономический кризис, наверняка, внесли заметные коррективы. «Стоит ожидать резкого ускорения внутрироссийской миграции в ближайшие два года: россияне будут стремиться в крупные экономические центры, из-за чего менее развитые регионы столкнутся с долгосрочным падением доходов и замедлением экономического развития», - таково мнение аналитиков агентства Moody's.

Корни экономической миграции лежат, среди прочего, в том, что качество жизни в родной республике, вместе с уровнем оплаты труда, не устраивает наиболее молодую и активную часть населения. Собственно «чемоданные настроения» свойственны самым квалифицированным и амбициозным молодым людям. Зачастую, покидая пределы региона, отправляясь на учебу или работу в более благополучные субъекты РФ, земляки там и остаются. Поскольку не видят открытых возможностей реализовать свой талант, самого себя в рамках родной Калмыкии. На обывательском уровне можно осуждать или вменять им нелюбовь к Родине, упрекать в отсутствии патриотизма. Но так ли это справедливо, если человеку хочется иметь в кране, например, простую воду без пестицидов, жить и трудиться, а не выживать на нищенскую зарплату?

Кстати, утечка мозгов и рабочих рук в свою очередь затрудняет хозяйствование и продолжает негативно сказываться на перспективах экономического развития региона. Можно заключить, что негативные эффекты накладываются друг на друга. Но, кто знает, сумей Хасиков, к примеру, оперативно решить проблему с левокумской водой, появись у народа реальная надежда на то, что республика вступила на путь качественного развития, может, и отток работающего населения замедлился бы. Пока же, судя по статистике, надежды нет.

Георгий УТАШЕВ