Сегодня 14:26 24.10.2020

Закладка капсулы с посланием в будущее, обсуждение блестящих перспектив пока еще  виртуального лаганского порта и широкий ассортимент маловразумительных по форме и содержанию флэш-мобов  - вот такой пытаются представить официальные СМИ картинку «главных событий в жизни степной республики» этого месяца. Но на наш придирчивый взгляд, определяет развитие текущего момента совсем другое.

А именно то, что намеренно не берется «в кадр» и не выносится на страницы газет. То, что сразу старательно прячут от посторонних глаз и ушей, но никак не становится тайным, несмотря на все ухищрения. Импульсы просачиваются в информационное поле прямым или косвенным образом и расходятся, словно круги по воде. В дело вступает резонанс, и новость встает на крыло, как еще тот воробей. По всем параметрам сюда отнесем, якобы, имевший место 21 июня конфликт Хасиков vs Бериков, заслуживающий отдельного расследования. И любопытный эпизод, произошедший 10 июня на сессии Народного хурала (видеозапись размещена в открытых источниках), на котором остановимся подробно. Участие первого лица республики безоговорочно занесло эти события, от которых заштормило региональную власть, на самый верх «горячих новостей».  

О кошке, пробежавшей между главой республики и его главным администратором, мы поговорим в одном из следующих номеров, когда в нашем распоряжении появятся недостающие сведения из неофициальных источников.

Тогда можно будет судить о причинах, следствиях и роли тех, остался «за кадром». Объективно и в достаточном объеме.

Сейчас уделим внимание происходившему в Народном хурале в первой декаде месяца, когда калмыцкий парламент выдал на гора серьезные инфоповоды. Начиная с ареста накануне заседания 10 июня депутата Валентина Хорошевского, о чем «ЭК» сообщал в прошлом номере.  Как показал ход дальнейших событий, его соратники не упали духом, сделав ставку на  небольшой моральный реванш. На демонстрацию некой готовности «пойти в стык» с нынешней властью. Возмутителем спокойствия выступил, отдадим ему должное,  депутат Арслан Кусьминов, своим «вольнодумством»  стряхнувший привычную полудрему с коллег. До этого момента все шло в традиционном вялотекущем формате – «обсудили-приняли» согласно повестке.

Гром грянул, когда за исполнение ресбюджета 2019 года отчитывался министр финансов Очир Шургчеев. У Кусьминова к министру было два вопроса, которые, по всей видимости, он готовил заранее. Первый был скорее похож на утверждение. В том плане, что смена власти в республике в 2019 году никак не повлияла на реализацию принятых ранее обязательств и проектов. Потому что, по словам Кусьминова, это результат «коллективной, системной работы, а не достижение новых властей». После этих слов народ в зале насторожился и напрягся.  

И сразу же, без паузы, неугомонный депутат, не дав опомниться коллегам, задал второй вопрос, на который сделал ставку и держал, как козырного туза в рукаве. Касался он пресловутых премий чиновникам, полученным в самом конце прошлого года. Как ехидно пояснил депутат, он задает этот «нашумевший вопрос» не из зависти. Более того, он даже рад за получателей. Но попросил объяснить, как определялись суммы премий по министерствам. Ведь, по его мнению, есть недавно созданное министерство цифрового развития, а есть и министерство экономики, у которого в активе инвесторы, платящие налоги в ресбюджет. Можно ли официально опубликовать цифры, ведь это интересно, вопрошал Кусьминов. «Люди считают, что депутаты тоже получили премии. Почему власти требуют прозрачности в получении субсидий от аграриев, в этом вопросе она тоже необходима», - запальчиво требовал выступающий.

Но его конкретный вопрос так и остался без ответа. Председатель Народного хурала А. В. Козачко постарался в привычном стиле сгладить ситуацию, тем более, что в зале находился глава РК Б. Хасиков и почему то сразу обвинил Кусьминова в попытке «устроить балаган». Министр финансов О. Шургчеев что-то нудно говорил про порядок начисления, комиссии, решения и приказы, но толком так и не ответил. Наверное, это в его задание не входило.
Более того, в полемику включился Хасиков, которого, судя по выражению лица, происходившее в зале начало раздражать. Начал он с убийственного: «Арслан Александрович и Арслан Борисович в том числе…» Последовавшая речь была эмоциональной и завершилась поучительной тирадой. В том духе, что задавать вопросы «надо тем, кому надо, в рабочем порядке, строго по повестке и регламенту». Чем поставил в тупик высокое собрание. Ведь даже простой обыватель знает, что депутаты могут и обязаны спрашивать с чиновников. Кусьминов это представителям исполнительной власти напомнил и показал, что теперь им стоит опасаться не только Намсыра Манджиева и Натальи Манжиковой. Так что у Козачко еще одной головной болью будет больше.

Теперь перейдем к небольшому отступлению, относящемуся к первому вопросу А. Кусьминова. Вопрос о том, что некоторые проекты были запланированы еще при А. Орлове, был задан им неспроста. Если судить о некоторых информационных вбросах, то можно говорить о своеобразной «маркетинговой войне» между представителями «орловской» и «хасиковской» команд. Первые довольно ревниво относятся к любой попытке нынешних властей приписать себе авторство проекта строительства электростанций на солнечных батареях. Тот же А. Кусьминов бывший при Орлове директором Центра развития предпринимательства и экс-министр экономики Зоя Санджиева считают, что именно они в 2017-18 годах приложили к этому руки и «затащили» инвестора в республику. На самом деле компания  «Хевел» начала вести переговоры о выделении земли под проект еще в 2015 году. Отказать калмыцкие власти ей в этом не могли, по слухам, проект контролировали люди из близкого окружения премьер-министра Д. Медведева.

Что же касается проектов, затеянных еще при Орлове, то в пылу полемики Б. Хасиков со свойственной ему прямотой заметил, что тогда «многие проекты были запланированы через одно место». Возможно, эти слова к развитию альтернативной энергетики в Калмыкии не относились. Во всяком случае, он это не пояснил.  

Если же говорить об итогах этой истории, то можно констатировать – Хасикову произошедшее нужно самым серьезным образом воспринять как урок, разобрав для анализа все его нюансы, внимательно изучив то, что осталось между строк. В этом эпизоде пока ясно лишь одно – в органах власти есть люди, не разделяющие его точку зрения. Они лишь озвучили свою позицию устами Кусьминова. Пока это «капсула с посланием в ближайшее будущее», в ней больше эмоций, чем холодного расчета. Время покажет, насколько такие центробежные силы смогут стать опасней уличного протеста. Вот, что нам всем интересно.  

Алекс МАНГАТОВ