Сегодня 00:37 26.10.2020

С такими природными ресурсами Главой Республики Калмыкия должен быть физик или химик, а не физрук.

Советские ядерные исследования серьезно отставали от американских, британских и даже немецких. Исследователь Владимир Нагаев на основе изученных документов и вовсе делает вывод, что в 1943-1944 гг. наша наука в вопросе создания собственной атомной бомбы была на «нулевом цикле». И за это незнание страна расплачивалась дорогой ценой. Например, многие ученые страдали от «лучевки» - болезни, которую нельзя было упоминать.

Последний шанс

Еще большую цену заплатили народы, на чьих исконных территориях ошибочно предполагались огромные залежи урана. Казалось бы, самые сложные проблемы при создании ядерного оружия — это получение новых материалов, всевозможные технологические сложности и, наконец, радиоактивность. Но спустя два года после начала работ по всем этим направлениям вдруг выяснится, что для «атомной машины» в стране мало «топлива» — нет урана. В результате, заклеймив сотни тысяч невинных людей «пособниками фашистов», территории освободили для геологоразведочных и поисковых работ по урану. Для этого в сжатые сроки создали сотни специализированных полевых партий, которые рыскали в 1946-1947 гг. по всему Союзу. Геологом и поисковикам были выделены крупные ассигнования и большие материальные ресурсы, но, несмотря на это, работы оказались неудовлетворительными.

Разбор полетов от 22 февраля 1948 г. вылился в одно из самых «жёстких» постановлений Совета Министров СССР — № 392−148сс, где конкретные причины провала связывались с плохим обследованием действующих и старых шахт, а также с отсутствием новых научных методов поиска урановых руд. То есть большая наука осталась в стороне, что было названо стратегической ошибкой Министерства геологии. Работа ведомства оценивалась отрицательно: «План прироста запасов А-9 1947 г. Министерством геологии выполнен лишь на 60%. Министерством геологии не выявлено месторождений богатых руд А-9, а найденные месторождения представлены в основном бедными и сложными по составу рудами, для переработки которых ещё не разработано экономически выгодной технологии…».

Негативно оценивалась и работа МВД, которое выполнило план прироста запасов А-9 всего на 30%. В документе указывалось, что в «распоряжении» силовиков находились огромные районы страны, где работали десятки тыс. заключённых, и среди них было достаточно специалистов-геологов. Некоторые из них были освобождены досрочно, так как выявили два перспективных района с жильными месторождениями А-9 на территории Дальстроя.

В итоге Сталин решил дать «последний шанс» всем, кто организовывал геологоразведочные работы по урану. И оказался прав. Залежи ценного вещества нашли в республиках Средней Азии: в Киргизстане, Таджикистане, Узбекистане и Казахстане.

«Жесткое» постановление СМ СССР — № 392−148сс подтверждает нашу версию о том, что кавказские и крымские месторождения урана оказались бедными. Сталинское руководство было вынуждено вернуть чеченцев, ингушей, балкарцев и др. обратно, так как регионы их высылки оказались богатейшими урановыми провинциями. Цена ошибки – трагедия общечеловеческого масштаба.

Данный документ также подтверждает, что калмыцкие запасы оказались «сложными по составу рудами, для переработки которых ещё не разработано экономически выгодной технологии». Повезло, что степь надежно припрятала свои богатства. Калмыцкий народ вернули в родные края лишь из-за невозможности технологической переработки наших природных ресурсов. А Джаб Бурхинов здесь не при делах. Конечно, он молодец, что в 1950-е поднимал тему геноцида калмыцкого народа в Конгрессе США и ООН, но к тому времени СССР уже обладал «изделием» со скромной аббревиатурой РДС-1 и рекомендации извне мог игнорировать.

Новые технологии

С тех пор прошло более 70 лет. Если в середине прошлого века дело стало за отсутствием технологий, то сегодня разработаны и испытаны в лабораториях новые современные методы отработки комплексных руд, которые в сравнении со скважинной гидродобычей являются выгодными экономически и якобы экологически более чистыми. Это означает скорую переоценку выявленных ранее в Калмыкии и Ростовской области месторождений комплексных руд, а затем и промышленную разработку с применением современных технологий и современных оценочных параметров. Планируется строительство добывающего комбината. Напомним, после распада СССР эти два региона являются главными держателями запасов урана в России.

Интриги добавляет выход США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности, давший, по сути, старт новой гонки вооружения. Кроме того, российские атомные станции нуждаются в снабжении ядерным топливом — ураном. Этого же в соответствии с договорами требуют зарубежные АЭС, построенные нашими специалистами. В любом случае, добыча урана увеличится, ведь альтернативы атомной энергетике пока не существует.

В Калмыкии есть не только уран, но и другие баснословные ресурсы, прежде всего, углеводородное сырье. А это стержневая проблема современной международной политики. В последние десятилетия неспроста наша республика и вообще весь Кавказско-Каспийский регион чуть ли не в одночасье оказался в центре интересов 38 государств, а также ведущих международных блоков и транснациональных корпораций.

Во многом этому способствует геополитический феномен Калмыкии – расположение в центре ЮФО, связывающего в единую систему морские и сухопутные границы России с Казахстаном, Азербайджаном, Грузией, Туркменией и Украиной, а также с Ираном, Турцией, Болгарией и Румынией. Без преувеличения мы в буквальном смысле живем на «границе» – не только государственной, но и многонациональной и многоконфессиональной. И потому постоянно находимся в пограничном состоянии, в котором выявляется глубинная суть человеческого существования. В общем, расслабляться нам, калмыкам, нельзя ни на минуту.

В связи с этими вызовами мы просто обязаны задаться вопросами: а хорошо ли изучили свою территорию? Какие богатства спрятаны в ее глубинах? Почему недра разрабатывают предприятия из других регионов, а местным специалистам уготована роль наблюдателя? И, наконец, какие налоги добывающие компании оставят в региональной казне? И, вообще, есть ли у республики шансы соскочить с дотационной иглы?

Полиметаллическая провинция

Современный облик территории Калмыкии сформировался благодаря Каспийскому морю и древним руслам Волги, оставившим на память о своих подъемах и понижениях бывшие заливы и лагуны, лиманы, мелкие озера и береговые валы. В целом, это часть одной из самых (!) глубоких впадин мира, заполненных чехлом осадочных отложений мощностью до 18-22 км. Представьте, что на протяжении сотен миллионов лет с огромной территории Восточной Европы в Прикаспийскую впадину сносились горные породы и органические вещества, формируя букеты полезных ископаемых. В периоды морских фаз откладывались и так называемые «рыбные горизонты», содержащие уран, фосфор и др. Поэтому недра Калмыкии характеризуются исключительной сложностью геологического строения.

На поверхностный взгляд, наша степь неприглядна, но красота ее – во внутреннем богатстве. Настоящим «алмазом» считаются Черные земли – уникальная природно-географическая территория, известная как узел пересечения трансконтинентальных путей еще с античных времен. Однако по-настоящему ее стали исследовать только в советский период. В результате открыли крупнейшие нефтяные и газоконденсатные месторождения: Аксарайское, Тенгизское, Кашаганское (Морской Тенгиз) и др. с пластовым давлением до 800 и более атм, содержащие до 18% и более сероводорода. Подтверждены крупные карбонатные массивы в отложениях Северного Каспия: Тенгизское и Астраханское месторождения, с дополнительным прогнозным содержанием 1-3 млрд тонн углеводородов. Суммарные ресурсы Северо-Западной акватории Каспия могут достигать и превышать 1-2 млрд тонн углеводородов с соотношением нефть/газ 3:4. Ценность этих залежей в том, что они практически не содержат сернистых соединений.

На сегодня достаточно разработано Каспийское нефтяное месторождение с запасами 15 млн тонн. Действующие месторождения Черноземельского района позволяют извлекать более 200 тыс. тонн нефти в год. В целом, суммарные ресурсы по категории Д1 могут достигать порядка 35 млн тонн. По данным АООТ «Ставропольнефтегеофизика», перспективные ресурсы по югу Черных земель оцениваются по категории Д1 в 80-100 млн тонн.
И это при том, что заезжие геологи (почему нет «Калмгеологоразведки»?!) обычно не имеют намерения делиться добытой информацией. Скрывают ее, как это было, например, с данными о наличии крупнейших газовых месторождений на лицензионном участке «Совхозная», «переданными» втайне от заказчика компании «Итера». То есть фактическая картина по нефти и газу на территории республики может быть совершенно иной. Нас, можно сказать, нагло обворовывают, а мы об этом не имеем представления.

А вся южная часть Черных земель от широты Элиста – Яшкуль – Астрахань оказалась частью гигантской полиметаллической провинции, содержащей помимо стратегических запасов уранового, титан-циркониевого, фосфатного сырья, крупнейшие в мире месторождения редкоземельных элементов: галлия, скандия, иттрия, осмия, рения и др. И об этом знает достаточно узкий круг специалистов, так как найденные редкоземы являются исходным компонентом технологий третьего тысячелетия.

Особо ценны титаноциркониевые россыпи – по информации ученых, только один диоксид титана позволяет производить продукцию с уникальными физико-техническими свойствами для электроники, керамики, волоконной оптики, особопрозрачных и высокопреломляющих оптических стекол, радиоэлектроники, ядерной энергетики и металлургии, ювелирных изделий и т.п. Ау, где калмыцкие бизнесмены?! Должен же родиться в среде калмыцкого народа хотя бы один олигарх уровня Дерипаски, Гуцериева, Керимова, Усманова и др.

Кстати, это информация – повод к размышлению для Минобрнауки РК и родительской общественности, которым необходимо нацеливать выпускников школ на поступление в МФТИ, МИФИ, МИССиС и Курчатовский институт. Причем, в массовом порядке. С такими природными ресурсами главой Республики Калмыкия должен быть физик или химик, а не физрук.

Губит людей вода

Информация об объемах запаса уранового сырья в Калмыкии относится к государственной тайне. Известно, что Кольцовская экспедиция с 1956 г. выявила большое количество рудных залежей. Например, под Нартой Приютненского района добывалась ураносодержащая глина, но в середине 1970-х гг. из-за убыточности месторождения шахту было решено закрыть. И таких несколько заброшенных «объектов наследия» требуют завершения комплекса работ, связанных с ликвидацией накопленного вреда окружающей среде.

В 1960-х гг. с общегеографических карт Калмыкии исчезло название Можарского соляного озера, служившего издавна и продолжительное время местом соледобычи на юге России. Цензура строго следила, чтобы упоминание о данном географическом объекте не появилось даже в научно-исторических публикациях. Как оказалось, соль озера содержит в себе промышленные запасы редкоземельного элемента – галлия.

А вот ограниченные запасы воды дают ответ, почему в Калмыкии самая низкая плотность населения в Европе. Потому что лимит и на людей, и на поголовье скота. Как размножаться, если все подземные источники непригодны к использованию даже в технических целях, так как содержат высокотоксичный радионуклид — радий. По мнению специалистов, это связано с загрязнением водоносных горизонтов пластовыми водами в районах нефтедобычи. Например, одно из крупных месторождений пресных подземных вод на Черных землях находится близ п. Артезиан. Его недостатком является повышенное содержание мышьяка, которое устраняется только установкой соответствующих фильтров.

Весьма тревожным фактом является обнаружение в артезианской скважине, пробуренной на северной окраине НПС «Комсомольская» (гл. около 170 м) примесей, идентифицированных американскими специалистами как боевые отравляющие вещества. По информации из открытых источников, волгоградский завод по производству белково-витаминных препаратов (БВК), производивший химическое оружие, закачивало отходы производства в глубокие горизонты меловых отложений (до 1500 м). Удаленность на 360 км от места забора скважины не исключает распространение и попадание загрязненных вод в водоносные горизонты на территории Черных земель по системе разломов. В итоге скважину вынужденно затампонировали и вывели из эксплуатации.

Еще одним источником возможного загрязнения подземной геологической среды может быть район подземного ядерного взрыва, известный под кодовым названием «Регион-4» на северо-западе Черных земель близ п. Шатта. Однако никаких исследований его последствий на окружающую среду не производилось. Кроме стандартного анализа почвенных и воздушных проб, показавшего уровень радиоактивности почвы на месте взрыва в пределах нормы и отсутствие признаков выброса радионуклидов. Лишь в заборах атмосферного воздуха отмечена примесь техногенных радионуклидов.

Другим чрезвычайно опасным источником радиоактивного заражения подземных вод является район опытного участка по извлечению урана методом выщелачивания (на фото) близ Яшкуля, так как данная технология переводит уран из связанного в свободное состояние и пути миграции не извлеченной части урана неисповедимы. Наследила в начале 1990-х гг. опять-таки геологоразведочная партия из Волгограда.

Пруды-накопители на юге Волгоградской области, близ с. Малые Дербеты, содержат неразлагаемую органику и др. вещества. При переполнении или целенаправленной перекачке сбросных вод пагубно влияют на гидрофауну системы Сарпинских озер: Барманцак, Пришиб, Ханата, Цаган-Нур (в 80-х годах запротоколированы факты массовой гибели рыб, птиц, ондатры и др. представителей животного мира). Испарения и аэрозоли отстойников негативно воздействуют на население и животный мир территории Светлоярского района Волгоградской области и Малодербетовского района Республики Калмыкия, приводя к увеличению выкидышей, врожденным дефектам и заболеваниям… (Продолжение следует)

Григорий Горяев

Губит людей не пиво – губит людей вода