Сегодня 23:03 03.06.2020

В понедельник цена на нефть поставила очередной антирекорд, впервые с 1999 года стоимость за баррель российской марки Urals упала до 16,2$. Рубль на этом фоне продолжает лихорадить, а уверенности в будущем экономики страны становится все меньше.

К прочим бедам экономики нашей страны добавилась и пандемия коронавируса. На этой неделе, как известно, Россия находится на вынужденных «каникулах» - такие меры были предприняты руководством страны, для профилактики новой заразы. Между тем, для хозяйства нашего государства все складывается не самым удачным образом.

Например, по подсчетам экономистов НИУ ВШЭ, в первую неделю апреля потери экономики от простоя составят 270-320 миллиардов рублей в день, а совокупные потери будут 1,3-1,6 триллиона за неделю. И это довольно оптимистичный сценарий, поскольку как пример можно рассматривать неделю январских праздников – в этом году, например, потери российской экономики из-за простоя производств в новогодние каникулы составили примерно 1,32 трлн рублей (1,25% от прогнозируемого ВВП), если верить расчётам экономистов РЭУ имени Плеханова. При этом нужно помнить о том, что в начале января падение производства для ВВП несколько смягчается ввиду дополнительной прибыли сферы услуг – предприятий общепита, кинотеатров и прочих развлечений. Тогда как на этой неделе вынужденного простоя страна живет, фактически, в условиях карантина.

Поэтому рецессия в экономике РФ в этом году неизбежна. Так, к примеру, считают в международном рейтинговом агентстве Standard&Poor’s (S&P), их прогноз – падение отечественного ВВП на 0,8%, российская экономика может провалиться на 7%. Между тем, в правительстве считают, что экономика РФ развивается «в рамках запланированных трендов». Были ли запланированы заранее экстремальное падение цен на нефть и суровая действительность, связанная с пандемией? Весьма сомнительно, а уж эффект от таких потрясений мы испытываем прямо сейчас.

В понедельник цена на нефть марки WTI пробила нижний порог в $20 впервые с 2002 года. Стоимость российской нефтяной смеси Urals – основы всего экспорта «черного золота» страны – упала аж до 16,2 доллара за баррель, что стало отрицательным рекордом с 1999 года. А сам доллар США стабильно торговался в районе 80 рублей. И это только начало, наиболее пессимистичным в плане спада в экономике России, по оценкам экономистов, должен стать как раз второй квартал года. При этом даже в случае возобновления ограничения добычи нефти рост ВВП РФ может составить только 0,3% по итогам года.

И вот в контексте таких новостей особенно интересно звучат заявления разных чиновников. Согласно официальной позиции, может сложиться такое впечатление, российскую экономику ожидает вполне замечательное будущее. Так глава Центробанка Эльвира Набиуллина на минувшей неделе отметила, что пока-де не видит вероятности рецессии в стране. А по словам министра финансов Антона Силуанова, рост ВВП России в январе-феврале составил 2,3%, и экономика страны развивается в рамках запланированных трендов. Напомним, действующий прогноз Минэкономразвития предполагает рост отечественной экономики на 1,9% по итогам года.

Чем вызван такой оптимизм – непонятно. Возможно, чиновники просто стараются успокоить население и не допустить паники. Вот только когда начнется обострение проблем – хотелось бы, чтобы такие прогнозы им припомнили. Ведь, в отличие от государственных мужей, независимые эксперты уверены, что рецессия в РФ фактически неизбежна. По самой простой логике, имеется девальвация рубля, она приведет к ускорению инфляции, соответственно, сильно пострадает и потребительский спрос. Экономические потрясения вкупе с неопределенностью уже теперь приводят к оттоку инвестиционного капитала, что, несомненно, повлечет за собой и потери работы для одних, и снижение зарплат для других. При этом из-за падения цен на нефть бюджетные возможности страны для поддержки экономики также ограничены.

И как при таких раскладах экономика страны сможет избежать рецессии? Экономисты прочат стране серьезный кризис, и хотелось бы, чтобы вместо отрицания неизбежного руководство экономического блока страны предпринимало шаги для смягчения последствий грядущей бури. Впрочем, в своем отрицании они перекликаются с тем, как ведут себя власти США, где Трамп одновременно заявляет, что пандемия не приведет к полноценному экономическому кризису и запрашивает 50 млрд. дол. для преодоления последствий эпидемии.

Еще раз стоит подчеркнуть - введение карантинных мер в стране ведет к сокращению производства, а падение спроса на экспортные товары ограничат темпы роста экономики до минимальных показателей за десятки лет. И ведь год для экономики страны и без того был не самым удачным, особенно второй квартал. Неопределенность того, как, в конечном счете, пандемия повлияет на ситуацию, каков будет ущерб – добавляет поводов для нервозности. Неизвестно, сколько продлится на самом деле карантин и самоизоляция. Перед глазами есть пример Европы – в Италии карантинные мероприятия длятся уже более трех недель, и есть заявления властей, согласно которым меры по сдерживанию эпидемии будут продлены на еще некоторое время.

Возможен ли у нас такой сценарий? При сохранении динамики распространения болезни – вполне. Между тем, закрытие предприятий (особенно, когда дело касается малого бизнеса) на несколько недель, даже при мерах государственной поддержки, может привести к тому, что они уже больше не откроются и не заработают. И это приведет к дальнейшему ухудшению социально-экономического прогноза, поскольку десятки, если не сотни тысяч останутся без работы.

Между тем, хотелось бы напомнить, в каком виде депутаты Народного Хурала (Парламента) Калмыкии приняли бюджет региона на 2020 год и плановый период 2021-2022 годов. Согласно документу, который был опубликован еще в декабре прошлого года, дефицит на 2020 год составит порядка 129 млн. рублей при доходах в 16,2 млрд. рублей и расходах в 16,3 млрд. рублей.

И вот на минувшей неделе министр здравоохранения Калмыкии Юрий Кикенов уже сделал заявление, согласно которому на борьбу с вирусом из бюджета республики выделено 100 млн. руб. Один только этот шаг уже сопоставим с планировавшимся показателем дефицита на 2020 год, к этому стоит добавить неделю простоя, которая, естественно, также отразится на доходах бюджета региона. И ведь нет никакой гарантии, что вынужденные каникулы не продлятся или не повторятся в ближайшее время, то есть удар по и без того слабой экономике нашего Калмыкии может быть куда сильнее.

Подобно утлой лодчонке в шторм, судьба депрессивных в экономическом смысле регионов не вызывает оптимизма. Нам в последнее время часто обещают новые инвестиции и помощь федерального центра. Но в условиях экстремально низких цен на нефть у государства сильно сокращается приток средств, то есть шансы того, что республике предложат в очередной раз затянуть пояс – возрастают с каждым днем. Даже если какие-то инвестиции придут в регион, то при слабом рубле на значительный эффект рассчитывать не стоит.

Вячеслав УБУШИЕВ