Сегодня 14:06 24.10.2020

Уташ Очиров: «Все зависит от Администрации Президента Российской Федерации - как она решит, так и будет»

В первых числах февраля Бату Хасиков в соцсетях опубликовал пост о встрече с неким Александром Бродом, где выразил благодарность зачастившему в республику гостю за то, что тот «поддержал нашу инициативу присвоить звания Героя Советского Союза 23-м нашим землякам, участникам Великой Отечественной войны, которые были представлены к этой награде, но не получили её из-за депортации».

А причем здесь Шойгу?!

Посты главы региона на его личных страницах в соцсетях часто вызывают недоумения и разнотолки в обществе. В данном случае многих покоробили слова «нашу инициативу». Сразу возникает вопрос: чью это «нашу»? И кто этот Брод, с которым у главы «взгляды сошлись», и они «будут налаживать и усиливать взаимодействие». Google подсказывает, что к нам приехал «очень специфический правозащитник». Известная в свое время Валерия Новодворская публично обвиняла этого деятеля в доносительстве и сотрудничестве с Кремлем, в частности, с первым заместителем руководителя администрации Президента Владиславом Сурковым (ой, что-то в Калмыкии Суркова слишком много).

Едва ли не каждый пост руководителя нашей республики превращается для пользователей интернета в своеобразную забаву - увлекательное занятие по вылавливанию «блох». Надо сказать, жители Калмыкии достаточно образованны плюс располагают уймой свободного времени из-за безработицы, потому «блох» выискивают быстро: то Хакасия с двумя «с», то в количестве героев-калмыков путаница…

В итоге отрицательной прессы накопилось с три короба. И это при жесткой установке Администрации Президента РФ (АП) губернаторскому корпусу: «умение выстраивать коммуникацию с людьми – это сегодня одно из ключевых требований к политику любого уровня».

Дело в том, что социальные сети главы региона априори являются частью масс-медиа, топовым источником контента, особенно для изданий, находящихся под государственным контролем. Вот и РИА Калмыкия 3 февраля заимствовало информацию о встрече Хасикова и Брода, добавив, что оба участника решили обратиться к министру обороны России. Информационное агентство даже не озаботилось копирайтингом - не рассказало, что за встречей Хасикова и Брода стоит труд не одного поколения местных ученых и журналистов. В результате тупого копирования хасиковские «блохи» перебежали на страницы РИА Калмыкия.

Как и следовало ожидать, реакция последовала незамедлительная: уже 5 февраля председатель Совета ОД «Наша Калмыкия» Юрий Абушинов с металлическими нотками удивился тому, что Сергей Шойгу должен заниматься непрофильными вопросами. И уточнил, что в структуре АП есть самостоятельное подразделение – предпоследняя инстанция, которую проходят наградные документы перед тем, как лечь на стол главы государства.
По сообщению Абушинова, еще в июле 2019 года наш земляк, общественный деятель Александр Леджинов встретился с помощником президента, а затем представил все необходимые документы в эту инстанцию - Управление Президента Российской Федерации по государственным наградам. Необходимые формальности были соблюдены, обращение калмыцких общественников зарегистрировано.

Начальник управления Владимир Осипов заверил, что решение будет принято, после проверки и перепроверки предоставленных доказательств. Это большая кропотливая работа экспертных советов и рабочих групп, с привлечением ученых и специалистов, запросами в установленном порядке необходимых материалов от других подразделений АП, федеральных, региональных и муниципальных органов государственной власти, архивных учреждений и должностных лиц.

Странные приоритеты

Владимир Осипов сообщил Леджинову, что до июля 2019 года по указанному поводу от руководства Калмыкии ни одного официального обращения к ним не поступало. Последнее представление датируется 1990-м годом за подписью председателя Верховного Совета Калмыцкой АССР В.М. Басанова.

Вот это, конечно, новость! Подумать только, почти 30 лет проекты общественности лежали под «сукном», региональная власть бездействовала в этом вопросе. Это как раз годы правления Кирсана Илюмжинова и Алексея Орлова – благоприятный, надо сказать, период, когда государство само признало свои ошибки. Вспомним, в 1991 году с целью поставить точку в деле грубого искажения законных интересов и прав многих народов был принят ФЗ № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов».

Почему-то другие репрессированные народы правильно поняли закон, к примеру, в Карачаево-Черкессии уже известны имена 19 Героев Советского Союза, 7 полных кавалеров ордена Славы. Причем, работа не прекращается и вскоре, наверное, целый ряд республик и, прежде всего, беспрецедентная в этом плане Чечня оттеснят Калмыкию в нижний ряд Таблицы по числу Героев Советского Союза на душу населения. Вспомним, к 50-летию Советской Армии Минобороны СССР опубликовало такой документ, в котором калмыки занимали вторую строчку после осетин. Кто из нас не гордился этими статистическими данными? Сотрясая ими, мы затыкали рты разным штыгашевым, которых в стране, как показывает жизнь, и сегодня хватит на целый легион.

Кто виноват? Республиканская власть - преступно халатная. Получается, сотрудники отдела государственной гражданской службы, кадровой и наградной работы при Администрации главы РК игнорировали инициативы общественников. Фермеру Батору Адучиеву присвоить Героя Калмыкии озаботились, а вот про Алексея Альбошкина, Ивана Бабенко, Ивана Базюка, Николая Бутенко, Карпа Горбанева, Андрея Горлова, Михаила Деркача, Георгия Кузьмина, Тимофея Кутыгина, Дмитрия Матюнина, Владимира Миллера, Табуна Мукабенова, Анатолия Нестеренко, Андрея Никулина, Халгу Очирова, Якова Пономарева, Павла Попова, Андрея Сербина, Кузьму Тельнова, Василия

Токарева, Сангаджи Цаганманджиева, Годжу Сариева, Бориса Бадинова, Пюрвю Саткуева забыли.
Забыли про партизан Михаила Хонинова, Юрия Клыкова, Тамару Хахлынову, красномихайловских подпольщиков Ивана и Аграфену Говенко. Забыли про Гарю Хохолова, за которого нужно биться в отдельном порядке за нанесенную обиду – специально «забытого», вычеркнутого из списка защитников (!) легендарного Дома Павлова. Странные, однако, приоритеты у сотрудников калмыцкого наградного отдела.

12 лет поисковой работы

Надо знать, на сегодня их – 29, с Гарей Хохоловым – ровно 30. Бату Хасиков с Бродом напутали цифры и шестерых «потеряли». Исправлять ошибку, как в случае с героем Мергасовым, не стали, ведь это очередное упущение, которое авторитета точно не прибавит. Наверное, большой беды в недочете нет, потому что, пишет Юрий Абушинов, «в поданном Александром Леджиновым списке - 29 (двадцать девять) человек. Среди них: 17 русских, 8 калмыков, 2 украинца, 1 эстонец и 1 молдаванин. Это люди разных возрастов, воинских званий (почти половина — офицеры), специальностей (почти треть — артиллеристы, есть огнеметчик, бронебойщик, партизаны). Представления к особому знаку отличия были осуществлены большей частью в 1944-1945 гг. Большая часть изучаемых персоналий представляла 1-й Белорусский, 1-й и 2-й Украинский фронты, которые на последнем этапе войны играли важную роль. Не во всех случаях известны причины «понижения» награды или даже уничтожения наградного листа, но там, где причины известны, можно говорить о субъективности и несправедливости такого рода решений».

Этими данными мы располагаем благодаря калмыцкой общественности, которая в отличие от власть предержащих не теряла времени зря. Классик калмыцкой публицистики Наран Илишкин, можно сказать, жизнь связал с публикацией статей, посвященных военным подвигам уроженцев Калмыкии. В постсоветский период журналисты Райма Саряева, Надежда Балакаева, Елена Абушаева, Вячеслав Убушиев, Павел Годаев, Василий Шакуев, главный библиограф КалмНЦ РАН Прасковья Алексеева, писатель Николай Манджиев, активист поискового движения Сергей Ершов, поэтесса Римма Ханинова, педагог Татьяна Саткуева и многие другие – целая группа наших земляков-энтузиастов во главе с ученым Уташем Очировым занималась черновой эмпирической работой по собиранию, накоплению, систематизации и осмыслению конкретно-исторического материала. На сбор необходимых сведений по 29 героям им потребовалось почти 12 лет поисковой работы.

Прецеденты есть

Конечно, хочется разобраться, почему при Илюмжинове и Орлове, например, письма Совета молодых ученых КИГИ РАН не донесли до дверей Управления Президента Российской Федерации по государственным наградам, почему Марине Мукабеновой пришла отказная из непрофильного ведомства - Главного управления кадров Минобороны России. Но многое понятно и так. Например, Владимир Осипов честно предупредил Леджинова о том, что есть некоторые формальные моменты, которые могут повлиять на вопрос. Главный из них - это награждение кандидатов другой наградой взамен присвоения звания Героя Советского Союза. В таком случае изменить решение довольно сложно, но, заметил Осипов, подобные прецеденты есть и добиваться положительного решения необходимо.

Слова Осипова подтвердились 6 февраля на брифинге в РИА Калмыкия. По словам доктора исторических наук Уташа Очирова, наградная система СССР была упразднена, за исключением звания Героя Советского Союза. Его аналогом в Российской Федерации стало звание Героя России. В ряде случаев руководство страны сочло необходимым присвоить высшее звание страны ветеранам Великой Отечественной войны за подвиги, совершенные в 1941 – 1945 гг. По данным Очирова, на апрель 2015 года в базе данных «Герои страны» значится 111 таких Героев России. Любопытно, что 104-м из них звание присвоил Б. Н. Ельцин, 6-м – В. В. Путин и 1-му – Д. А. Медведев. 19 Героев из 111 – представители репрессированных народов.

Ельцин был щедр. Ныне действующий президент Путин очень сдержан: за 16 лет – всего 6 раз. Интересно, сколько среди этих 6 – представителей репрессированных народов? Не думаю, что много. Обнадеживает тот факт, что среди награжденных 19 представителей репрессированных народов (10 карачаевцев, 3 ингушей, 3 чеченцев, двух немцев и 1 крымской татарки) имеется много примеров награждений по реализованным более «низкими» наградами или по представлениям послевоенного времени. Как видим, действительно есть прецеденты, когда представления на звания Героя Советского Союза в годы ВОВ вообще отсутствовали. Это как раз случай «неизвестного солдата» Гари Хохолова, которого можно выдвинуть совместно с соседней Волгоградской областью. «То есть это субъективный вопрос, - отметил Уташ Очиров - Все зависит от АП: как она решит, так и будет».

В брифинге принимал участие и писатель Николай Манджиев, который развил мысль коллеги: «Я давно занимаюсь вопросами поиска фронтовиков-земляков. Изучив множество наградных документов, давно пришел к выводу, что даже непосредственно в годы войны представление к награде во многом было субъективным делом. Что можно говорить о награждении сейчас? Это еще более субъективное дело».

В общем, нужно, затаив дыхание, ждать воли главы государства. Раз дело субъективное, зависящее от АП и только от АП, как бы не переусердствовать в желании стяжать лавры инициатора. Администрация главы РК спохватилась слишком поздно и лихорадочно наверстывает упущенное. Не знаю, что можно успеть за три месяца до 75-летия Великой Победы? Известно, что в ближайшее время в адрес Путина потоком пойдут запоздалые письма: от регионального правительства, казачьего движения, ветеранских и других общественных организаций.

В 2020 году в Калмыкии сошлось многое: и юбилей Победы, и 100-летие автономии. И Штыгашев оправдал сталинскую депортацию калмыцкого народа, и самая катастрофическая экономическая ситуация из всех субъектов РФ. Где черпать силы для жизни?! На чем держаться?! Кремль просто обязан поддержать «нашу инициативу», ведь вклад калмыков в становление России и принадлежность к одному из немногих государствообразующих народов неоспоримы.

Григорий Горяев