Сегодня 01:34 27.02.2020

К теме выступления спикера хакасского парламента, господина Штыгашева нам придется еще не раз обращаться, хотим мы этого или нет. Именно к теме, а не к лживым словам, нанесшим оскорбление всему калмыцкому народу. К ситуации, разделившей ход событий на «до» и «после».

Последствия этого события обнажили внушительный срез нашего коллективного сознания. Если говорить образно, то эта палитра мнений, позиций, эмоций и действий показала самые различные варианты ответных реакций – от невнятных и беззубых – и до бесконечности решительных и радикальных. В зависимости от того, под каким углом взглянуть. 

В этом материале «ЭК» не будет анализировать конкретные заявления отдельных персон. Этим придется заниматься, надеемся, очень скоро, потому что участь Штыгашева никоим образом не решается. Озвученные «взыскания по партийной линии» от единороссов не в счет. Потому как в силу своего «потешного» характера, «наказание» от «Единой России» даже на публичную словесную порку не тянет.

Напомним, что после вялой реакции главы РК Бату Хасикова довольно сердито высказался депутат Госдумы и по совместительству Герой Калмыкии Батор Адучиев. Следом, правда, после некоторой паузы, повозмущалась и его коллега Марина Мукабенова. Как метко заметил по этому поводу один из пользователей сецсети, «они вспомнили, что на следующий год будут выборы в Госдуму». Так что в искренность калмыцких «народных избранников» верится с трудом. Наверняка здесь больше лукавства, но будем верить, что мы в какой-то степени ошибаемся.

Как ни крути, но в течение напряженной прошлой недели, на тему «месседжа» из далекой Хакассии высказались многие доморощенные «слуги народа». Регулярность, с какой в калмыцком сегменте интернета появлялись осуждающие посты за их авторством, порождали двоякие чувства. Люди просто удивлялись, как известные персонажи в жизни не способные и двух слов связать, вдруг разродились гневными тирадами. Понятно, что это была спланированная акция, и депутаты с чиновниками по разнарядке выражали свои «оскорбленные» чувства. Но и желание «хайпануть» на «горячей» теме никто не отменял. Когда еще судьба подарит такой шанс?

Наибольший конфуз приключился с городскими депутатами. Чего и следовало ожидать. Говорят, в «сером доме» всех охватил нервный зуд, который вылился в желание сказать свое «веское» слово. Чтоб хоть немного ощутить «единение с народом». Для этого даже внеочередную сессию собрали и, как положено по такому случаю, все вместе слова Штыгашева осудили. Что происходило на самом деле в зале заседаний ЭГС, никто уже не узнает. До горожан дошли только куцые отрывистые сообщения в официальных СМИ. Все потому, что в «белом доме» так и не решили, что же с этой депутатской инициативой, по сути первой за полгода работы, делать. Там, в здании по адресу Пушкина, 5, обитатели снова, как и после первых митингов, в полном неведении сели в кружок и затихли. Совсем как дети, у которых «сломалась» игрушечная железная дорога. Их опередил даже Дима из «серого дома», который распалившись, замахнулся не на Вильяма нашего Шекспира, а на научную конференцию по такому поводу. Только до сих пор пребывающий в эйфории от многомиллионной премии премьер Зайцев промолчал.         
А вот чье заявление вызвало интерес, так это Героя Советского Союза Валерия Очирова. Правда, определенные моменты, адресованные им лично Штыгашеву, но которые не мешало намотать на ус и нашим местным «вождям».        

«Почему-то, чтобы стать лётчиком, я с юных лет, а затем на протяжении тридцати лет в профессии дважды в год проходил полноценное медицинское обследование, очевидно, государству важно было иметь гарантии от возможного ущерба для общества, если по здоровью со мной что-либо произойдёт... Но вот парадокс: чтобы быть депутатом всех уровней власти, главами регионов, президентом страны, даже при выдвижении этих категорий для баллотирования и избрания на высокие посты - медкомиссию проходить не предусмотрено, даже учитывая, что ущерб материальный, социальный и морально-нравственный может быть гораздо катастрофичнее и охватить огромные массы людей, чем от одного лётчика...».

Валерий Николаевич сказал так, как будто цель накрыл с первого залпа. Вот, что значит летчик-штурмовик. И почему бы нашим властям не взять на вооружение дельное предложение заслуженного человека? Ведь, простите за каламбур, было бы здорово, если бы во власть приходили здоровые телом и духом индивиды. А то чиновник и депутат пошел нынче хворый. Как нелады с законом наступают, так куча недомоганий одолевает. И просто диву даешься, как такой болезный и немощный в кресле сидел. А про склонность к алкоголю, азартным играм, вдруг ставшему популярным коксу и говорить не приходится. Это как насморк, от которого никуда не деется. Про заторможенность и неумение выражать свои мысли – даже не вспоминаем.

А ведь предложение вполне себе может найти применение. Учитывая по-детски наивную страсть к разного рода новшествам и «точкам роста» региональной власти. Немаловажно и то, что с прошлого года Валерий Николаевич стал вхож в ближний круг главы республики. После 26-летнего забвения.

Неизвестно, чем завершится история вокруг шыгашевского заявления, но происходящее вокруг начинает сильно напоминать заранее спланированную акцию. Возможно, где-то в высоких властных кругах решили указать дотационной Калмыкии на ее место. За протестные настроения в преддверии важных государственных мероприятий.

Почему то прошедшим воскресным вечером, случайно или нет, по одному из федеральных телеканалов показали передачу по истории Великой Отечественной. Почти «по горячим следам» событий по коммуникации Хакассия-Калмыкия. Конкретно об операции «Арийцы», которую немцы планировали провести в калмыцких степях весной-летом 1944 года. Фашисты делали ставку на восстание в глубоком советском тылу. В телеповествовании часто звучало – бандиты, подполье, калмыцкие эскадроны, Басанг Огдонов. Но авторы передачи не удосужились пояснить, что в это время калмыцкий народ находился в сибирской ссылке.
Выводы делайте сами.

Алекс МАНГАТОВ

А раньше где были? Когда думать было надо, а не резать сплеча семь раз… А сейчас спохватились, забегали.  В. Черномырдин