Сегодня 02:00 13.12.2019

«Герой нашего времени»… В годы школьной юности не раз приходилось писать сочинения на эту тему, причем приходилось выбирать героев политически правильных, чаще всего литературных, выдуманных. В нынешние времена этот выбор уже не ограничен идеологическими рамками, и школьники могут выбирать для себя в качестве примера именно того человека, кто в их глазах на самом деле является героем.

Я уже пятнадцать лет по приглашению организаторов работаю в жюри различных ученических конкурсов по краеведению (олимпиада по предметам региональной компетенции, конференция «Бичкн Төрскм»), на которые со всей Калмыкии собираются школьники, занимающиеся историей и культурой родного края. При выборе своего героя они могут избрать родственника или односельчанина, что вполне понятно и оправданно. Но чаще всего ученики обращаются к героям, известным всей Калмыкии. И на первом месте у них не былинные богатыри, не гордые ханы старины глубокой, не седые мудрецы былых времен, а наш современник (которого многие из взрослых еще застали в живых) Басан Бадьминович Городовиков, которого любят и уважают во всех районах Калмыкии, как говорится, «и стар, и млад». Именно он является для школьников, как выразился один из них – «Мана цагин баатр». Чем же он заслужил поистине всенародную любовь? Казалось бы, это знают все в республике, но как историк также знаю, для того, чтобы не забыть, надо повторять и вспоминать.

Басан Бадьминович Городовиков родился 15 ноября 1910 г. на хуторе Мокрая Эльмута Платовской станицы Сальского округа. Рано осиротел – в 13 лет умер отец, в 16 лет – мать. По совету своего знаменитого дяди – знаменитого «первоконника» Оки Ивановича Городовикова юный Басан избрал военную стезю и поступил в Краснодарскую кавалерийскую школу. После выпуска служил и командовал Калмыцким эскадроном 5-й Блиновской кавдивизии, ставшей настоящей «кузницей кадров» для будущей 110-й Калмыцкой кавдивизии. Затем Военная академия им. М. В. Фрунзе, курсы Военно-воздушной академии командного и штурманского состава, служба на Дальнем Востоке, командование полком.

В начале Великой Отечественной войны Б. Б. Городовикову пришлось пережить тяжелые бои на Перекопском перешейке и окружение в Крыму… Именно из-за этого инспектор кавалерии РККА Ока Городовиков не смог назначить своего племянника, как планировал, командиром полка в 110-ю Калмыцкую кавдивизию. В окружении молодой командир не растерялся и создал из своих бойцов партизанский отряд. У них, в отличие от местных партизан, не было ни подготовленных укрытий, ни запасов продовольствия и боеприпасов. Но Басан Бадьминович не стал отсиживаться зимой в горах, а смело атаковал противника, захватывал продовольственные склады и села, располагая своих бойцов в теплых хатах, а не мерзлых пещерах. Вскоре он стал командиром партизанского района и был отмечен первой боевой наградой – орденом Красного Знамени. Летом 1942 г. Басана Городовикова вывезли на «Большую землю» и назначили командиром стрелковой дивизии на Западном фронте, на печально известном Ржевско-Сычевский выступе. В последующем Басан Городовиков, командуя разными дивизиями, прошел славный боевой путь по дорогам Смоленщины, Белоруссии, Восточной Пруссии. Отличился в боях на Дальнем Востоке, при прорыве Муданьцзянского укрепрайона. Был четырежды ранен.

За свои боевые заслуги в годы войны наш славный земляк стал генерал-майором, был награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза, орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова II степ., китайским орденом, а также за выслугу лет – орденом Красной Звезды. Характерно, что кроме Басана Городовикова двумя «полководческими» орденами были награждены лишь четверо наших земляков (Лембит Пэрн, Маркел Шарапов, Анатолий Лопатин, Павел Найденов). Однако в боях Басан Бадьминович отличился не только полководческими дарованиями, но и личной храбростью. Приведу здесь мнение танкиста Иона Дегена, который в 1944 г. с тремя «тридцатьчетверками» бок о бок с «городовиковцами» отбивал атаку тридцати «пантер» и лично видел начдива в бою: «храбрец Городовиков, как рассказывали, лично водил полки в атаки, что никто из начальников его ранга не делал даже в 1941 году».

Послевоенная карьера Басана Бадьминовича, несмотря на принадлежность к репрессированной нации, тоже развивалась успешно. Правда, служба проходила в дальних гарнизонах: Брест, Сахалин, ГДР. За это время он успел окончить Высшие академические курсы и Высшую Военную академию им. К. Е. Ворошилова, был повышен до генерал-лейтенанта, награжден орденами Ленина и Красного Знамени за выслугу лет. И на Дальнем Востоке, и в Германии командиры давали нашему земляку превосходные характеристики, подчеркивая его энергичность и отличную физическую форму. В сентябре 1960 г. генерал-лейтенанта Б. Б. Городовикова назначили зам. командующего Прикарпатским военным округом. Казалось, у 49-летнего блестящего генерала складывается прекрасная карьера. Но здесь судьба сделала резкий поворот: Центральный комитет КПСС направил Басана Бадьминовича на политическую работу в родную Калмыкию.

В январе 1961 г. он был избран вторым секретарем Калмыцкого обкома, но это был промежуточный пост, для того, чтобы генерал смог привыкнуть к незнакомой работе, пройти своеобразную «стажировку», вникнуть во все дела и познакомиться с кадрами на местах. Уже через семь с небольшим месяцев Б. Б. Городовиков был избран первым секретарем обкома и стал де-факто руководителем республики. Благодаря подготовительному периоду ему не пришлось тратить время на «раскачку», и он смог сразу приступить к работе. На этом посту наш славный земляк проработал 17 лет. И именно за деятельность по руководству Калмыкией его так высоко ценят и любят в народе. Сам Басан Бадьминович позже подчеркивал, что самое важное в своей жизни он сделал, работая в Калмыкии.

Чтобы оценить вклад Б.Б. Городовикова в возрождение и развитие нашей республики, не хватит, наверно, и целой книги. Поэтому сделаем лишь небольшой очерк его работы на этом посту.

Прежде чем приступить к этому очерку, следует понять, в каком положении находилась Калмыкия в тот период. Республика была только восстановлена после депортации. Районы, возвращенные Калмыкии, в составе других регионов были окраинными, находились, как говорится, «на отшибе», плохо финансировались, практически не развивались. Бóльшая часть бывшей территории Калмыкии использовалась под отгонные пастбища, то есть туда на какое-то время перегоняли скот, откармливали, а потом возвращали обратно. Соответственно, на работу сюда люди приезжали временно. Поселения не росли, некоторые поселки исчезли вовсе. В центре Элисты до 1957 г. оставались развалины домов после бомбежек 1942 г., и никто не собирался их восстанавливать. Совершенно не развивалась транспортная и энергетическая сеть, не создавались новые предприятия и колхозы.
С 1957 г. стали возвращаться десятки тысяч калмыков, для которых не имелось ни жилья, ни работы. Необходимо было создать десятки тысяч рабочих мест, отремонтировать и построить тысячи жилых домов и административных зданий. Требовалось вернуть отгонные пастбища, создать на этих и других территориях новые колхозы и совхозы, увеличить поголовье скота и распахать новые земли. Для того чтобы обеспечить такой гигантский рост экономики, нужны были строительные предприятия, транспорт, дороги и много чего другого. Для обслуживания резко увеличившегося количества населения необходимо было увеличить всю социальную инфраструктуру, включая школы, больницы, учреждения культуры, места досуга и отдыха и др. Наконец, самое главное, все это требовалось обеспечить квалифицированными кадрами, которые готовы были работать на калмыцкой земле до конца жизни. Как правило, таковыми были выходцы из местного населения (так называемые «коренные кадры»), а большинство врачей, учителей, работников культуры из числа «варягов» не выдерживало тяжелых географо-климатических условий калмыцкой степи и уезжало, даже не отработав положенного срока. Поэтому требовалось твердо осуществлять политику по «коренизации кадров», направлять местных юношей и девушек в иногородние медицинские, педагогические, культурные и иные вузы с последующим их возвращением на родину.

Работы было непочатый край, рабочих рук (даже с учетом возвращающихся калмыков) ни на многочисленных стройках, ни в сельском хозяйстве не хватало. Нужны были дополнительные рабочие кадры, причем не «временщики», приехавшие в погоне «за длинным рублем», а молодые и перспективные ребята, которые «пустят корни» в республике и останутся здесь навсегда. Именно Б. Б. Городовиков предложил использовать для этой цели демобилизованных солдат из элитных частей Советской армии – Группы советских войск в Германии. Используя свои связи (Басан Бадьминович когда-то служил в этой группе зам. командующего 8-й гв. армии), первый секретарь Калмыцкого обкома обратился к воинам с призывом после демобилизации ехать в Калмыкию, обещая им кров, работу и большие перспективы роста. В 1961–1962 гг. тысячи демобилизованных солдат из 8-й гв. армии приезжали в Калмыкию, где их организованно встречали с оркестром первые лица республики, в том числе Басан Бадьминович Городовиков. Потом солдат развозили по районам, где их ждала не менее торжественная встреча. Первый секретарь обкома всегда следил за судьбой представителей «городовиковского призыва» (как они с гордостью себя называли), помогал при необходимости. Многие из них остались в Калмыкии и показали себя с самой лучшей стороны. Некоторые из них, начиная с самых низов, простыми строителями, механизаторами, шоферами, сделали успешную карьеру вплоть до руководителей колхозами, республиканских управлений и министерств.
Следует заметить, что наш прославленный земляк был прост в общении, относился с большой чуткостью к жителям республики и их нуждам. В памяти народа сохранилось немало историй о том, как простые люди, оказавшись в безвыходной ситуации, приходили домой к Басану Бадьминовичу в 6 часов утра (он рано вставал и рано уходил на работу), и никому руководитель республики не отказывал в помощи, всегда у него находили справедливость и поддержку. При этом Б. Б. Городовиков в своем кабинете вел прием посетителей по записи раз в неделю в присутствии председателя горисполкома или его заместителя, прокурора, юриста и зав. общим отделом обкома КПСС.
Первый секретарь, как и на фронте, не отсиживался в тиши кабинетов, а постоянно выезжал на объекты, в районы, «в поле», причем это были не какие-то помпезные выезды с разрезанием красивых ленточек, а кропотливая практическая работа, которая давала конкретные результаты. Не будет преувеличением, если скажем, что руководитель республики побывал не только во всех поселках, но и почти во всех чабанских точках. При этом Б. Б. Городовиков не просто проезжал через эти точки, а общался с людьми, которые иногда рассказывали ему о том, чего не видно было в документах и докладах. Когда он возвращался из поездок на машине, то всегда старался подбирать по дороге попутчиков. На отдаленные объекты Басан Бадьминович мог вылететь на самолете, и иногда, вспоминая свое обучение в монинской военно-воздушной академии, сам садился за штурвал.
Особое значение руководитель республики придавал кадрам. За 33 года военной службы он хорошо научился разбираться в людях, быстро оценивал их личные и деловые качества. Поэтому в первый же год произвел ряд перестановок, продвигая энергичных и опытных работников.

Результаты не заставили себя ждать. Уже летом 1962 г. республика вместо плановых 5,2 млн. пудов хлеба сдала государству 12 млн. (выполнив план на 230 %!). Уже в середине 1960-х гг. республика стала крупнейшим в Российской Федерации поставщиком тонкорунной шерсти, а к концу 1970-х гг. в ней числилось более 300 тыс. голов КРС и 3 млн. овец, значительная часть которых являлись племенными.
Немало трудов Басан Бадьминович потратил и на возвращение отгонных пастбищ и на организацию новых колхозов и совхозов на этих землях. Он сумел добиться возврата бóльшей части пастбищ. Однако проблемы с дагестанцами удалось урегулировать только лишь в 1990-е гг., а проблемы с некоторыми отгонными пастбищами астраханских колхозов остаются неурегулированными до сих пор. Уже и колхозов тех нет, и скот на тех землях никто не выпасает, но, как говорится, «воз и ныне там».

Руководитель республики в работе по развитию сельского хозяйства не ограничивался простым увеличением рабочих рук и площади сельхозоборота. Он активно интенсифицировал сельское хозяйство, внедрял инновационные технологии, откормочные площадки, племзаводы калмыцкой породы КРС, безотвальную систему обработки почвы, новые сельскохозяйственные культуры (в том числе рис и бахчевые). В сентябре 1962 г. Москва утвердила проект строительства второй очереди Сарпинской обводнительной системы. На этом Басан Бадьминович не остановился и стал «пробивать» новые проекты по орошению пустынной калмыцкой степи. В 1969 г. было сдано в эксплуатацию Чограйское водохранилище, в начале 1970-х гг. вошла в строй Черноземельская оросительно-обводнительная система, разрабатывались и внедрялись другие проекты по обводнению степи. Еще в 1960-х гг. Б. Б. Городовиков начал активно продвигать разведение риса в Сарпинской низменности и уже в 1966 г. создал первый рисосовхоз «Восход». А в 1977 г. он добился от ЦК КПСС и Совета министров СССР принятия специальной программы по развитию рисосеяния и кормопроизводства в Сарпинской низменности Калмыкии.

Калмыкия, как зона «рискованного земледелия» была часто подвержена засухам, буранам и дзутам, и руководитель республики с каждым природным бедствием боролся самоотверженно, как на войне, иногда даже прибегал к помощи боевых товарищей. Например, летом 1972 г. из-за засухи выгорело огромное количество пастбищ в восточных районах. Чтобы спасти скот Б. Б. Городовиков приказал перегнать часть гуртов и отар из Ики-Бурульского района в Яшалтинский. Для переправы скота через Маныч он попросил помощи у военных саперов, которые за короткий срок навели понтонный мост. После засушливого лета наступила холодная зима, и весной 1973 г. страшная распутица парализовала все движение транспорта в республике. Корма у чабанов заканчивались, и скоту грозила бескормица и падеж. Для спасения скота руководитель республики задействовал все возможные связи. Снова выручили военные: Северо-Кавказский военный округ прислал механизированный батальон, Приволжский – вертолетную эскадрилью, которые и развезли корма по чабанским точкам. Как здесь не вспомнить одного из преемников Басана Бадьминовича. который на обычное предложение направить животноводов в Ростовскую область для закупки мякины, соломы и прочих кормовых продуктов, оставшихся после уборки и обмолота зерновых, как ежегодно бывало до того времени, вдруг вскричал: «Вы, калмыки, привыкли сидеть на шее у государства! Сами косите!». В тот год все учреждения культуры, студенты и даже наш научно-исследовательский институт гуманитарного профиля выезжали в «поле» и косили траву по балкам. Однако все равно кормов не хватило, и зимой Калмыкия потеряла несколько сот тысяч голов скота. Однако виновными объявили не руководителя республики, а нескольких председателей колхозов и совхозов, назначенных «стрелочниками». После этого, поездки за кормами в Ростовскую область возобновили, а заезжий «варяг», как ни в чем не бывало, продолжал править республикой и вскоре укатил на повышение в Москву. Какая огромная разница между этими руководителями!

Басан Бадьминович уделял немало внимания не только развитию сельского хозяйства, но и местной промышленности. При этом он «не витал в облаках» и мечтал не о космических тарелках, а о реальных предприятиях, способных приносить практическую пользу родной республике. На первых порах Калмыкия, отстраивающаяся после депортации, отчаянно нуждалась в стройматериалах. Уже в марте 1962 г. был построен завод железобетонных изделий № 12 (ЖБИ-12). Затем заработали предприятия других отраслей местной промышленности: швейная и трикотажная фабрики (1963 г.), керамзитовый завод (1964 г.), Элистинская мебельная фабрика и Аршанский мясокомбинат (1965 г.), завод крупнопанельного домостроения (1966 г.), авторемонтный завод и Городовиковский пищекомбинат (1968 г.), асфальтобетонный завод (1972 г.), кирпичные заводы в Яшкуле и Большом Царыне (1973 г.), завод силикатных материалов и комбикормовой завод (1974 г.), домостроительный комбинат (1975 г.), Элистинский мясокомбинат и птицефабрика (1978 г.) и т. д. Это не считая мелких цехов, строительно-монтажных управлений, ремонтно-строительных участков, передвижных механизированных колонн. Благодаря их деятельности в пустынной степи выросли десятки новых поселков, заново отстроились райцентры и город. В Элисте в кратчайшие сроки строились целые микрорайоны из типовых многоэтажек, в том числе так называемых «ташкентских» домов, которые позволили решить жилищные проблемы горожан. Кроме того, воздвигались здания ведомств, театра и дворца культуры, музея и картинной галереи, больниц и диспансеров, школ и других учебных заведений, научных институтов, гостиниц, магазинов и т. д. Когда Б. Б. Городовиков приехал в Калмыкию, в ней жило около 185 тыс. человек, в том числе 23 тыс. – в Элисте; когда его отправили на пенсию – соответственно 293 тыс. и 72 тыс.

При этом предприятия местной промышленности создавались не лихим наскоком, а в рамках хорошо и глубоко продуманных планов. Например, при строительстве Элистинского мясокомбината и механизированного элеватора учитывалось наличие железной дороги в городе, поэтому на предприятия сразу были проведены железнодорожные пути, которые позволили заметно удешевить доставку продукции. Как же это отличается от работы современных «бизнесменов», которые с помпой вбивают сваи будущего мясокомбината в месте, где нет ни обширной кормовой базы, ни откормочной площадки, ни требуемого поголовья, ни необходимого количества воды, ни дешевого транспорта и электроэнергии!

В 1963 г. начал выпускать продукцию Каспийский машиностроительный завод, который работал уже на нужды всей страны: автоводовозы, автолавки, автофургоны на базе «ЗиЛов», а затем и «КамАЗов». Однако венцом промышленности Калмыкии стал завод «Звезда» («Одн») – предприятие электронной промышленности, введенное в строй в 1969 г. Из всех многочисленных промышленных предприятий до наших дней дожил, пожалуй, только завод «Одн». Остальные заводы и фабрики при преемниках Басана Бадьминовича оказались разворованы и разрушены.

При Городовикове в Калмыкии активно стала работать нефтегазовая промышленность. В октябре 1964 г. заработала скважина в районе Красно-Камышанского газоконденсатного месторождения, а уже в следующем году был проложен газопровод Элиста – Ики-Бурул. Началась газификация города. Неудивительно, что к 1965 г., к окончанию семилетки, промышленное производство в республике утроилось! Кто еще из руководителей Калмыкии может похвастаться такими фантастическими результатами? В середине 1970-х гг. началась газификация Каспийского, Городовиковска, Ики-Бурула, Комсомольского и ряда поселков.

Еще большее внимание Б. Б. Городовиков уделял развитию транспорта и транспортной инфраструктуры республики. Выпускник академии Генштаба очень хорошо понимал значение транспорта для развития экономики Калмыкии. В 1963 г., когда была введено в строй шоссе Дивное – Элиста, Басан Бадьминович «пробил» в Совете Министров СССР проект о строительстве железной дороги по тому же маршруту. Первый поезд пришел в Элисту в ноябре 1967 г. Сегодня, увы, эта дорога бездействует. В 1960–1970-е гг. шоссе пронизали всю Калмыкию: трассы от Элисты прошли к Волгограду, Астрахани, ко многим райцентрам и поселкам. В Элисте и некоторых районах появились мощные дорожные ремонтно-строительные управления, укомплектованные современной для того времени техникой и опытными кадрами, которые ежегодно прокладывали и ремонтировали десятки километров дорог. В Элисте успешно функционировали предприятия пассажирских и грузовых перевозок, осуществлявшие сотни тысяч рейсов в год.

Немало усилий было приложено и к развитию воздушных линий сообщения. Элистинский аэропорт был связан авиасообщением со всеми райцентрами республики при помощи Ан-2. «Аны», способные садиться на грунтовые полосы, летали и в другие города. Однако Б. Б. Городовиков добивался строительства современного аэровокзала, способного принимать реактивные лайнеры. В 1970 г. такой комплекс вошел в строй, и скоро он стал одним из наиболее активным центров среднемагистральных авиаперевозок на Юге России. Як-40, Ан-24 и Л-410 вылетали из Элисты по десяткам маршрутов: в Красноводск, Ашхабад, Гурьев. Волгоград, Саратов, Воронеж, Москву, Ростов-на-Дону, Симферополь, Краснодар, Тбилиси, Минводы и т. д. Этот аэровокзальный комплекс существует и поныне. Конечно, взлетная полоса увеличена, а внутри здания есть значительные переделки, но в целом комплекс остался тот же, каким был возведен при Городовикове.

Одновременно с этим развивалась энергетическая инфраструктура. Уже в 1962 г. вошла в строй высоковольтная линия электропередач Ремонтное – Элиста. В последующие годы линии электропередач были проведены во все райцентры и села республики. В 1975 г. была завершена электрификация всех центральных усадьб колхозов и совхозов, а электричество стали подавать даже на чабанские точки. Все колхозы и совхозы были телефонизированы и радиофицированы, а в Элисте заработал телевизионный центр.

Однако самым значимым, с моей точки зрения, вкладом в развитие республики стала деятельность Басана Бадьминовича в социально-культурной сфере. Именно он добился открытия в Элисте Калмыцкого пединститута, а затем Калмыцкого государственного университета. Руководитель республики чуть ли не персонально договаривался с будущими профессорами вуза о переезде в Элисту. Неслучайно, что КалмГУ ныне носит имя не великого ученого, а именно руководителя республики, тем самым подчеркивая его ключевую роль в организации и развитии этого вуза. Сегодня Калмыцкий университет стал опорным вузом с мощной материально-технической базой, огромным преподавательским составом, невероятно широкой географией абитуриентов и студентов. Фактически он превратился в настоящий интеллектуальный локомотив, способный уже сам по себе вносить вклад в развитие республики, в том числе экономическое. Неслучайно, что наш университет оказался единственным учреждением, полностью построившим все плановые объекты в рамках празднования 400-летия вхождения калмыцкого народа в состав России.

При Басане Бадьминовиче активно развивались и другие научные учреждения республики. Например, была создана опытно-мелиоративная станция, а сельскохозяйственная опытная станция стала зональным НИИ мясного скотоводства. Трудно даже подсчитать, сколько при Б. Б. Городовикове было создано и построено новых яслей, детских садов, школ, средних специальных учебных заведений, училищ и техникумов. 

Неоценим его вклад в развитие системы здравоохранения. При нем были построены десятки больниц, диспансеров, аптеки и т. д., не говоря уже о роддоме, медучилище с общежитием, причем иногда руководитель республики лично прибывал на стройки, осматривал их, мотивировал строителей к более быстрой и качественной работе. При этом Басан Бадьминович не стремился сконцентрировать все медучреждения в столице Калмыкии, а наоборот, старался, чтобы медицина для жителей региона была в «шаговой доступности». При нем больницы были построены или планировались к строительству почти во всех райцентрах республики. Строились участковые больницы и ФАПы даже в небольших селах. К сожалению, в «лихие девяностые» значительная часть участковых больниц и ФАПов была закрыта, а во время реформы О. Ю. Голодец были добиты почти все оставшиеся медучреждения в небольших селах. Лишь относительно недавно федеральные власти опомнились и начали восстанавливать систему ФАПов, затрачивая огромные средства на их строительство. Однако сельские кадры уже утеряны, и их восстановление потребует уже больше ресурсов и времени, чем если бы они остались и функционировали все это время.

Для Басана Бадьминовича кадры с высшим образованием (учительские, врачебные, ветеринарные и др.) были ценнейшим капиталом, за которым он тщательно следил, холил и лелеял. Он знал поименно десятки студентов, направленных на «целевые места», следил за их судьбой, старался по возможности поддержать их. Нереализованной мечтой Б. Б. Городовикова остался медицинский факультет, под который он готов был отдать и гостиницу «Элиста» (ныне старый корпус) и здание водного хозяйства (позже здание Госнаркоконтроля).

Описать весь вклад Басана Бадьминовича в развитие Калмыкии в рамках одной статьи невозможно. Но такая деталь говорит сама за себя: за 17 лет работы Б. Б. Городовиков был награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, уже на пенсии – орденом Октябрьской революции. Несмотря на возраст и проблемы со здоровьем (за 17 лет работы в Калмыкии он пережил три инфаркта и один инсульт), наш прославленный земляк был полон энергией и новых замыслов. Однако в декабре 1978 г. в результате ряда интриг он был отправлен на пенсию.

За более чем полвека служения Отечеству Басан Бадьминович был награжден четырнадцатью орденами, в том числе и иностранным, дослужился до звания генерал-лейтенанта. Уже военных достижений Б. Б. Городовикова было бы достаточно, чтобы причислить его к числу героев нашего времени, включить в славную плеяду трех десятков наших земляков – Героев Советского Союза и России. Однако именно его титаническая работа по возрождению и развитию Калмыкии снискала ему уважение всей республики и сделала самым любимым героем в народе.

Очиров Уташ,
доктор исторических наук
Генералы никогда не дезертируют со своих постов.

Самое главное в жизни я сделал как гражданский человек. Б.Б. Городовиков