Сегодня 07:01 18.10.2019

По состоянию на начало сентября, средний возраст членов Совета Федерации ФС РФ составляет 58,4 года. После единого дня голосования ожидается, что в верхней палате Парламента сменится минимум пять сенаторов – среди которых будет и новый представитель от исполнительной власти Калмыкии

Как эта отвлеченная информация связана с политической ситуацией в республике и стране? Прежде всего, весьма символичен тут возраст обоих наших главных кандидатов на пост – Алексею Орлову ныне 57 лет (через пару недель – «стукнет» как раз 58), что идеально вписывается в средневозрастное значение в Совфеде; ну а Сангаджи Тарбаев всю свою жизнь и на протяжении всей политической карьеры считается молодым да ранним, и ему пока только 37 (третий вариант – в лице Юрия Сенглеева мы, пожалуй, в рамках этой статьи проигнорируем по понятным причинам).

Между тем, отличия одного кандидата от другого на этом не заканчиваются. Во многом, если не во всем, они являют собой диаметрально противоположные фигуры в региональной публичной политике. Собственно, начиная с того, что у Тарбаева опыт в данной сфере минимален – сюда можно с определённой долей условности зачесть членство в Общественной палате РФ (2014 – 2017 гг.) и Общественной палате Москвы. В это же время, образ Тарбаева сохранился незапятнанным. Его личная популярность среди земляков продолжает оставаться стабильно высокой.

А. Орлов, напротив, всю жизнь посвятил работе в структуре государственной службы, а в 2010 году весьма внезапно получил должность главы региона (тогда губернаторы назначались федеральным центром). Вместе с тем, о чистоте чиновничьего мундира тут речи не идет. Да, экс-руководитель не был пойман за руку, однако некоторые из числа его окружения и даже личных друзей вполне себе обрели уютные места в местах не столь отдалённых. А если уж вспомнить резонансное дело Петра Ланцанова, то в свидетельских показаниях бывшего госсоветника Игоря Шалхакова было открыто заявлено о непосредственной вовлеченности Орлова в коррупционный скандал. В здоровом правовом государстве это сразу повлекло бы за собой отдельное разбирательство, но отчего-то в данном случае дело не двинулось. Экс-главу даже приглашали в суд на заседания по делу его одноклассника Ланцанова, но он там ни разу не появился, сославшись на слабое здоровье. Иногда Фемида бывает чрезмерно гуманной, нужно признать.

Тем временем, раз уж мы затронули тему политического имиджа, стоит напомнить, что долгое время наша республика, точнее ее руководство, не способно было справиться с социально-экономическими проблемами региона. С трудом пережив 90-е и чудом окончательно не загнувшись в «тучные нулевые», новую декаду Калмыкия встретила с новым же главой – Алексеем Орловым. Последовали годы накопления свежих и игнорирования старых проблем. Завершилось все чередой политических и коррупционных скандалов, которые и положили конец карьере предыдущего руководителя субъекта Федерации. То есть, так поначалу казалось.

Тогда, в конце минувшего марта, нам мнилось, что, наконец, была поставлена точка в должностном продвижении экс-главы Калмыкии. Врио стал постулировать изменение курса социально-экономического развития республики, очистку кадров, условную «репатриацию» земляков на малую родину из регионов, где те вынуждены были искать счастья и заработки. В контексте предвыборной кампании все это вылилось в лозунг «Цаг ирв» (время пришло) – претензия на то, что оное время будет кардинально отличаться от того, как складывалась жизнь региона все предыдущие восемь лет.

Так вот, сенаторство Орлова в эту схему, естественно, никак не укладывается. Политически это бы значило, что новый глава сразу после избрания пошел вопреки собственным обещаниям «нового времени». Да, флёр скандалов и всего того негатива, с которым ныне прочно ассоциируется имя бывшего главы региона в случае, если он займет кресло сенатора затронет и нового главу Калмыкии. Тут уже никак не получится дистанцироваться.

Позиция Хасикова по этому вопросу известна всем. В первом же комментарии после новости об итогах выборов он прямо заявил, что видит на данной должности только Тарбаева. По большому счету, сейчас настало время первого настоящего испытания политической воли новоизбранного главы Калмыкии. Поскольку ни для кого не секрет, что для Москвы наиболее удобный кандидат на должность сенатора – Орлов, ибо он за два срока правления успел так преобразовать региональную структуру власти, что к 2019 году обнаружить на хоть сколько-нибудь значимом посту человека не аффилированного, было задачей не из самых простых. Даже проводимые «чистки» управленческих рядов эту проблему не решат в одночасье, процесс будет весьма продолжительным. А раз уж значительная часть местных элит завязана на Орлове, то федеральному центру хочется сохранить полный контроль. Собственно, это стандартная процедура – старое руководство получает свою кость в виде почетной отставки в «чиновничьей Вальгалле» - Совете Федерации.

А вот для Хасикова это вопрос не просто личных предпочтений (хотя, наверняка и без них не обошлось). Сегодня он занят тем, что продолжает формировать условно новую управленческую элиту в регионе. Позиция сенатора от Калмыкии – слишком важна в политическом плане и заметна, чтобы ее просто так сдавать, поэтому в противостоянии между новыми республиканскими политическими элитами и старыми группами влияния, в том числе и в Москве, молодому руководителю республики нельзя показаться слабым и прогибаться. Но вот поможет ли ему в этом его опыт в единоборствах?

За всей этой политической сутолокой не стоит забывать и о простых жителях республики. Да, сенаторская должность – не выборная, но это не значит, что мнение граждан тут можно игнорировать. Безусловно, решения в вопросах формирования управленческой элиты должны базироваться на том, обладает ли соискатель совокупностью положительных личных качеств, профессионализма и талантов. Тогда как помимо скандалов и накопленного негатива, одной из главных причин отставки Орлова можно назвать и слабый рейтинг, вкупе с невысоким шансом на переизбрание. То есть значительная часть населения Калмыкии к 2019 году пришла к выводу, что экс-глава такой совокупностью не обладает. Так что его сенаторство станет оскорбительным выпадом в сторону жителей республики. К тому же, Орлов, получив место в верхней палате Парламента России, в лучшую сторону не изменится, и его работа там, скорее всего, будет сообразна тому, как чиновник трудился на предыдущем своем посту.

Возвращаясь к среднему возрасту в СФ, хочется отметить, что добавление к числу сенаторского корпуса «предпенсинеров» 58-летнего Орлова можно будет назвать символичным шагом по пути консервации этого института власти в том виде, в котором он ныне пребывает. А пребывает он в не лучшем состоянии – вместо того, чтобы, по изначальной задумке, быть надежным фильтром на пути спорных, а зачастую откровенно вредных законотворческих инициатив, исходящих из более популистской Государственной Думы РФ, а также своеобразным мостом согласования общефедеральных интересов с интересами конкретных республик, краев, областей, из которых состоит Федерация, верхняя палата парламента ныне играет роль разменной монеты в политических играх. Конечно, при таком положении дел никакие репутационные потери ей не страшны. Более того, именно из-за такого скорбного состояния стало возможно наличие в СФ таких персонажей, как Рауф Арашуков – сенатор, арестованный прямо в ходе заседания Совфеда. Не исключено, что Алексея Маратовича может постигнуть такая же участь, если, конечно, вскроются его старые коррупционные дела. О которых мне, в частной беседе рассказывал бывший руководитель аппарата Администрации главы РК И. Шалхаков.

Так что, пусть Сангаджи Тарбаев будет достойно представлять нашу республику в Совете Федерации РФ. В лице Тарбаева регион, наконец, получит стоящего сенатора. Будем на это надеяться.
.
Вячеслав УБУШИЕВ

Это не тот орган, который готов к любви. В. Черномырдин