Сегодня 16:48 15.09.2019

21 февраля в мире ежегодно отмечается Международный день родного языка. Поэтому мне хотелось бы поделиться с читателями газеты своими наблюдениями и мыслями по теме родного языка у нас, в Калмыкии. О себе сообщаю, что я обычная из сельской глубинки калмычка. Думы о судьбе калмыцкого национального языка не дают мне покоя потому, что вижу, в каком тяжелом он положении.

В этом году 21 февраля в Калмыкии, как обычно, прошли в республике какие-то мероприятия, посвященные этой дате. Поговорили, как всегда, и снова равнодушно забыли о проблеме калмыцкого языка, возрождения национального самосознания до следующих «судьбоносных» громких событий или показной реакции и действий властей. Почему я так говорю? Да потому, что всё это формальное, беззаботное, фальшивое, безразличное, ненастоящее, безучастное бесчувственное порядком надоело во всем, что касается калмыцкого языка, соблюдения традиций и национальной морали. Сколько можно возрождать? При СССР действительно была политика создания единой нации на основе русской культуры и языка, когда все национально-калмыцкое подвергалось осмеянию, забвению и негласным запретам. Но ведь с момента падения СССР прошло уже 28 лет! Все эти годы проводится «возрождение», а положение с калмыцким языком и традициями все хуже. Сколько можно «возрождать»?

Калмыки, как нация, не умирали уже много десятков лет. Более 60 лет назад 9 января 1957 года нашу республику вновь образовали. Мы живы, мы есть. У нас есть деньги, бюджет, экономика, учебные заведения, средства массовой информации, много образованных людей. Люди живут уже в собственных 2-3 этажных домах, ездят на иномарках, запросто бывают в Москве, как 50 лет назад в соседний район, в каждом доме интернет, компьютер, у каждого сотовый телефон, который сам как компьютер. Но беда в том, что мы не общаемся на родном языке, не хотим его знать, плохо учим ему наших детей. Мне могут возразить наши чиновники и многочисленные любители говорить что в республике все хорошо, а проблемы выдумывают враги. Они приведут много примеров, как власть успешно приобщает народ к родному языку. Да, это в каком-то смысле так. Есть вещание телевидения и радио на калмыцком языке. В образовательных учреждениях изучается предмет «калмыцкий язык». Проводятся какие-то конкурсы, симпозиумы, олимпиады, съезды, защищаются какие-то проекты. На калмыцком языке, но наполовину с русским, пишет Хальмг Yнн. Стараются немногочисленные общественники, деятели искусства. Многие, казалось бы, бьют тревогу, все на словах согласны, что надо, в конце концов, возродить язык, и через него здоровое национальное самосознание. А результаты-то нулевые или совсем близкие к нулю, а нуль это небытие, смерть, несуществование.

Если по оптимистичной оценке только 3 % из всех жителей калмыцкой национальности по настоящему знают, ценят, любят, общаются на калмыцком языке, то о какой полноценной жизни и востребованности языка может идти речь? Везде – дома, в школе, на работе, на улице мы общаемся на великом и могучем. Я ничего не имею против русского языка, напротив, благодаря языку межнационального общения, мы стали образованными, являемся гражданами РФ, можем общаться с другими народами. Я благодарю и склоняю голову перед русским языком. Но почему забываем свой родной язык? Большинство калмыков не знают и не хотят знать калмыцкий язык. Сколько раз слышала из уст калмыков и удивлялась таким высказываниям: «Я же врач, поэтому не общаюсь на калмыцком. Зачем мне калмыцкий?». Дожили до того, что национальность и главное достояние своего народа путаем с профессией. Зүркнд уга – нет в сердце таких людей калмыцкого языка.

Особенно таким отношением к калмыцкому языку грешим мы, женщины. Родной язык называется у многих народов материнским. А у нас получается, что женщины-матери призывают детей и добиваются забвения материнского языка, который они должны первыми передавать своим детям. Это похоже на тяжелую психическую болезнь, когда больной занимается самоумерщвлением и самоубийством.

В обществе давно утвердилось мнение, что родной язык это проблемы только школы и учителей калмыцкого языка. В этом есть только маленькая толика истины. В образовательных учреждениях до сих пор нет чёткого плана преподавания данного предмета. Общаясь с учителями калмыцкого языка, можно сделать вывод, что в Республике Калмыкия самый униженный, запуганный, незащищенный человек – это учитель и воспитатель родного языка. Они получают мизерную зарплату, живут в постоянном страхе, что уменьшат часы, а это и происходило в последние годы. Они постоянно сталкиваются и находятся в обреченном ожидании, что придут родители-калмыки и будут требовать освободить их детей от занятий по калмыцкому языку и литературе. Часто это сопровождается унизительными комментариям с издевкой таких «продвинутых» родителей в отношении калмыцкого языка. Мне трудно представить, что какой-нибудь русский родитель так говорил о русском языке, чеченский – о чеченском, а эстонец – об эстонском языке. Или в «лучшем» случае они пытаются неуклюже, но тоже с пренебрежением приводить такие аргументы: «Мы не знаем и не общаемся на калмыцком», «У нас нет бабушек-дедушек», «В перспективе нам калмыцкий не нужен. В Калмыкии жить не собираемся», «Мы усиленно штудируем английский и математику, на калмыцкий времени не остается», «Мы связываем будущее наших детей с США, Англией, Францией, Луной, Марсом. Там калмыцкого нет» и т.д. Они, родители, конечно, не хотят «тройки» за калмыцкий, а оценка выше будет связана с подношениями и взятками. Заметьте: родным в этих случаях калмыцкий язык понятным образом никто не называет. Если учитель более принципиальный и верный калмыцкой культуре и языку, то можно представить себе, что и сколько ему придется пережить. Он попытается отговорить родителей или переубедить их. Но тогда родители пойдут жаловаться директору учебного заведения, будут использованы обвинения в том, что учитель был груб, задает много заданий, плохо и недоступно преподает калмыцкий язык, не может наладить контакта с учениками и т.д. Люди даже рассказывают, что было и такое – родители-калмыки обвиняли учителя калмыцкого языка в национализме за такое принципиальное отношение учителя к своему профессиональному и патриотическому долгу. Родители часто говорят: «По математике учится на «пять», а по калмыцкому учитель плохой, поэтому «тройка»». Сегодня современной школой правит принцип «Ученик всегда прав», читай: «Родитель всегда правее, чем учитель». Пользуясь таким супероружием, руководители заставляют бедного учителя поставить равнодушному ребенку, который плевать хотел на калмыцкий язык, вожделенную оценку «пять». Господа хорошие, не учитель плохой, а просто ребенку во многих калмыцких семьях с молоком матери, с пеленок внушается мысль, что калмыцкий язык, как и все остальное калмыцкое, не нужно, в жизни не пригодится. Вот в таких условиях работают наши учителя и воспитатели детских садов! Я думаю, что учителя и воспитатели согласятся со мной.

У нас в школах и ссузах преподавателями калмыцкого языка работают в основном женщины. Они настоящие героини, всеми силами пытаются сохранить родной язык: из ничего создают наглядные и учебные пособия. Они работают в тяжёлой психологической и общественно-политической атмосфере. Поясню, что имею ввиду. Калмыцкие власти всех уровней громко кричат о желании возродить калмыцкий язык, но по факту те, кто бьется за родной язык, сталкиваются с их равнодушием, нежеланием и явным неумением решать нашу общую проблему. И на работе учителя и воспитатели тоже сталкиваются с неприятными явлениями. Они пытаются научить детей калмыцкой национальности тому, что для многих из детей не нравится и даже благодаря пропаганде их же родителей ненавистно. Не секрет, многие руководители учебных заведений ставят калмыцкий язык значительно ниже математики, русского языка, оснащают кабинеты калмыцкого языка по остаточному принципу и относятся к нему, как чему-то не совершенно не важному, а к учителям высокомерно – снисходительно. И большинство этих директоров по национальности – калмыки, зачастую не приветствуют родной язык, считая этот предмет лишней головной болью. А директора – русские и других национальностей, наоборот, почти всегда стараются облегчить участь учителя-калмыковеда. Вот такой парадокс. Возрождай тут, когда всё на словах, а так ничего не делается.

Светлана Суктуева