Сегодня 18:47 22.07.2019

Народ и Власть

 

Дискуссия с Мутко

Некоторые читатели уже знают, что я оказался в числе тех граждан, которых принято называть обманутыми дольщиками. Вот уже пять лет, как и сотни других несчастных жителей нашего города, моя семья не может получить свою квартиру, за которую были заплачены немалые кровно заработанные денежки. Ну и естественно мне, как и всем остальным обманутым дольщикам, очень не нравилось, что нас как лохов так нагло кинули, поэтому все эти годы мы нещадно шерстили в хвост и в гриву не только застройщика, но и заодно всю местную власть снизу доверху. И власть, поскольку в этой неприглядной истории есть, и ее вина была вынуждена как-то реагировать на наше недовольство, но окончательно снять с повестки дня этот квартирный вопрос ей оказалось не по зубам. И тут, накануне выборов Главы Калмыкии, за решение этой проблемы взялся не абы кто, а очень большой московский начальник, попутно, а может быть в первую очередь, он решил также разобраться еще и, не к ночи будь помянут, с пресловутым пожирателем бюджетных денег Ики-Бурульским групповым водопроводом.

И вот значит, в прошедшую пятницу в тяжелую думу погруженный гуляю я себе по аллее рядом со своим недостроенным домом и вдруг вижу, как прямо к нему подъехала кавалькада из черных лимузинов. - Наверное, какие-то начальники приехали дом наш осматривать, - подумал я, и метнулся туда посмотреть, что там такое происходит, а там уже толпа народа окружила каких-то людей в темных дорогих костюмах, при том, что жара была под + 35, и что-то оживленно обсуждает с ними. Подхожу и вижу: Ба-а-а! Да это же сам легендарный и непотопляемый Виталий Мутко, а с ним Бату Хасиков и еще целая куча очень важных начальников, как федерального, так и регионального уровней.

И тут одна молодая женщина с ребенком на руках, которая только что говорила с Мутко, увидев меня, попросила, чтобы и я обратился к высокому начальству с каким-нибудь вопросом. Но я решил не задавать им никаких вопросов, поскольку посчитал, что и без меня другие обманутые дольщики наверняка должным образом донесут до ушей начальства все, что волнует их, и, наверное, получат от них какие-то заверения в том, что их недостроенные дома будут обязательно достроены. Ну и стою себе, никого не трогаю, умные речи слушаю и ногой камушки катаю. И тут до моего слуха доносится, как Мутко, за точность слов правда не ручаюсь, рассказывает о том, как нам тяжело живется в нашей бедной республике, из-за отсутствия воды, работы, плохой экологии и прочее, а потому народ бежит из нее в другие края и веси от нищеты и безысходности. Но говорит он, вы тут держитесь, и сильно не горюйте, поскольку не все у вас так плохо, да и Москва вас не бросит на произвол судьбы доказательством чему является назначение в Калмыкию нашего куратора - министра природных ресурсов и экологии РФ Дмитрия Кобылкина. Да к тому же и у самой Калмыкии есть неплохие перспективы на лучшее будущее, поскольку у вас появился человек, который способен решить многие ваши застарелые проблемы, и вам лишь надо только поддержать его. 

И вот тут я не сдержался и прервал его речь вопросом: Виталий Леонтьевич, вы, что сюда приехали агитацией заниматься? Мутко категорически это отверг, после чего у нас с ним завязалась спонтанная дискуссия. И я решил воспользоваться уникальным случаем для того чтобы задать не абы кому, а заместителю председателя Правительства Российской Федерации, человеку из ближнего круга Владимира Путина вопросы хоть и не относящиеся к проблеме обманутых дольщиков, но вопросы которые волнуют не только меня, но и весь ойрат - калмыцкий народ. Вернее это даже были не вопросы, а претензии и требования объяснить, почему федеральная власть так безразлична к проблемам и чаяниям нашего народа. В частности я указал ему на то, что в наших бедах есть и вина Москвы, которая почти тридцать лет, вопреки воле жителей Калмыкии, держала во главе республики Илюмжинова и Орлова и вместо того чтобы отправить их на нары за разорение республики вручает им в Кремле ордена. Но главное, к ужасу сопровождавших Мутко чиновников, я попросил его объяснить мне, почему Москва в нарушение Федерального закона о реабилитации репрессированных народов до сих пор не возвратила из Астраханской области в состав Калмыкии незаконно отторгнутые в декабре 1943 года два наших богатых водными ресурсами и экономически мощных района. И почему выплаты компенсаций жертвам политических репрессий с федерального уровня сброшены на регионы, т.е. тем самым Кремль возложил на граждан подвергшихся политическим репрессиям обязанность самим себя выплачивать компенсацию из заработанных ими же денег. 

Мутко пытался объяснить мне, что это типа вопрос непростой и для его решения необходимо учитывать волю и интересы людей проживающих в этих двух районах. На что я аргументированно объяснил ему, что в данном случае речь не идет просто о механическом изменении административных границ двух соседних регионов. Как нет и речи о попытках покушения на территориальную целостность государства, речь идет о восстановлении исторической справедливости в отношении народа, подвергшегося депортации по национальному признаку, и эти деяния уже признаны самим государством преступлением и геноцидом. В ответ Мутко приводил еще какие-то аргументы, а потом в нашу дискуссию с ним вклинился Бату Хасиков, который предложил мне встретиться и подробно обсудить с ним эти и другие вопросы завтра, в субботу, в 14.00. у него в кабинете. Предложение его я готовностью принял.

Разговор с Бату

На другой день, в назначенное время я был приглашен к нему в кабинет, где сидели за столом, как мне показалось с напряженными лицами сам Бату Хасиков и руководитель его администрации Чингис Бериков. И для того чтобы не отрывать человека от важных государственных дел лишними разговорами и желая задать нашей встречи нужный мне вектор я передал ему Обращение Исполкома съезда ойрат - калмыцкого народа, которое было направлено ему еще 27 марта, т.е. на седьмые сутки после вступления его на должность врио Главы Калмыкии. Бату внимательно изучил при мне документ и сказал, что это обращение до него не дошло, но он согласен со многими предложениями Исполкома съезда ойрат - калмыцкого народа, и более того, они частично совпадают с его планами и он со своей командой уже приступил к их реализации.

Говорили мы прямо и открыто и о многих других важных для нашей республики и его народа проблемах. В частности, в свете предстоящих в сентябре этого года выборов Главы Калмыкии и депутатов муниципальных органов власти, я призвал его сделать все, чтобы предстоящие выборы не стали очередным фарсом и не обернулись для нашей республики новым позором. А это случится, если, например, к выборам Главы Калмыкии будут допущены только подставные, а не реальные кандидаты способные конкурировать с ним на равных, но «не прошедшие» пресловутый муниципальный фильтр, который, как известно, сформирован в основном из представителей партии воров и жуликов. И зачем ему настоящему бойцу, который неоднократно противостоял и побеждал в честном поединке самых сильных и беспощадных соперников нужна будет такая «победа»?

Подробно мы говорили с ним и о его первых кадровых назначениях на самые высокие должности в правительство республики, которые вызвали у значительной части нашего народа не только недоумение, но и раздражение. И здесь я призвал его отказаться от принятой его предшественниками практики назначения на должности своих родственников, друзей, одноклассников, лизоблюдов, поскольку народ все видит и все понимает. И если он, как

Илюмжинов и Орлов, будет сажать на «хлебные места» своих людей, то он моментально потеряет в глазах людей свой авторитет и их уважение.      

Мне кажется, что я неплохо разбираюсь в людях и могу сказать, что мне понравилось то, что этот пускай не имеющий серьезного  опыта политической и управленческой работы молодой еще человек искренне желает работать во благо своего народа. Понравилось мне и то, что он не пытается уходить от неудобных вопросов, не юлит и не напускает тумана в разговоре с человеком находящимся в оппозиции к власти. Возможно в будущем, когда он заматереет на государственной службе, он «постигнет» основное предназначение российского чиновника - врать и воровать, а потом искусно  уходить от наказания изворачиваясь как уж на сковородке. Кто знает?! Поживем, увидим.

А пока моя встреча с Бату Хасиковым, а потом отдельно с руководителем его администрации Чингисом Бериковым, затянувшиеся не на один час, оставила в целом  благоприятное впечатление.     
И в заключении

В ходе нашего разговора с Мутко, меня то и дело пытался прервать, что-то нечленораздельно бухтя и дергая меня сзади за руку какой-то мутный тип. Поскольку я был увлечен дискуссией с заместителем председателя Правительства Российской Федерации, то я не совсем разобрал, чего этот тип хочет от меня. Но понял, что он очень был недоволен тем, что я «наезжаю» на Мутко, отвлекаю его разговорами о сибирской ссылке нашего народа и требую возврата в состав республики наших районов. 

Вообще это кажется немыслимым, но он не единственный калмык, который говорит мне, о том, что надо прекратить поднимать тему депортации калмыков, хватит говорить о ее жертвах, а уж тем более требовать возврата отторгнутых земель. Такие заявления приводят меня в состояние бешенства. Для меня эти люди мрази, которые должны быть презираемы нашим народом и преследуемы правоохранительными органами. Вы знаете, какой основной довод у этих мразей в пользу того, что не надо, в частности, требовать от федеральной власти возврата этих двух районов? Довод простой: – Мы не можем дать ума территориям, которые имеем, а потому нам не нужны еще какие-то земли! Ну что тут скажешь? Они не просто идиоты – они мерзкие  и трусливые предатели и враги.

Всегда говорил и еще раз повторю: Мы, будь ты чиновник самого высокого ранга, депутат или просто обычный человек, обязаны всегда и везде при любых обстоятельствах требовать от Москвы выполнения в полном объеме закона о реабилитации репрессированных народов. Это наше законное право! Это наш долг!           

Семен Атеев