Сегодня 13:22 27.06.2019

О художнике Цебеке Адучиеве как-то писали: «… его картины загадочны. Но если внимательно всмотреться, то можно увидеть, что "фантазии"  художника - это реальность, а его  картины - это фрагменты большой степной фрески. Дом, где родился живописец, стоял возле Каспия. Теперь там пашня. Весной между межами там вырастают травы. Он материализовал и опоэтизировал свое детство в живописи. Мы видим контуры той памяти, человеческие судьбы и страсти в цветоживописи мастера, работающего почти полвека".

А теперь он предстал перед нами, как талантливый писатель. Правда, о том, что Цебек Манджиевич пишет стихи и даже издал несколько поэтических сборников, знают многие. Теперь же Адучиев выпустил новую книгу «Вблизи рассвета», презентация которой состоялась на прошедшей неделе в библиотеке им А. Амур-Санана.  В новой книге он делится своими воспоминаниями о детстве и юношестве, встречах и совместной работе с Эрнстом Неизвестным и Михаилом Шемякиным и многом другом. Я же, можно сказать, на одном дыхании прочитал книгу "Вблизи рассвета" Цебека Манджиевича Адучиева. Читается легко, как будто слушаешь автора и разговариваешь с ним.  Цебек Манджиевич невольно подтолкнул и меня к воспоминаниям тех лет. Поражаешься, как много общего у нашего поколения... Я также родом из Сибири, родился в соседней с Красноярским  краем  Новосибирской области.  Мне тоже нравилась сибирская природа. Помню и вой волков, бывало, они днем не боялись нападать на скот в присутствии людей, поэтому  мы чуть ли не сутками били палками по пустым бочкам и  криками отпугивали их, но  даже это не всегда помогало.  Не понаслышке знаю, что такое сибирские  морозы, - как ни одевайся тепло - минут через десять замерзаешь. Мы тоже жили в землянках. Вот понятия "голод" что-то не помню, видимо, в начале 50-х гг. стало уже полегче жить, адаптировались. Дед наш – баава Батнасн Шевенов был образованным и  очень твёрдым по характеру человеком, требовательным к себе и окружающим. Он не поддавался  стечению обстоятельств, не растерялся и  с первого же года наша семья  начала сажать картошку, тыкву (всю зиму ели тыквенную кашу), а под ногами в  землянке  сновали кролики, куры, гуси.  В баньке стоял змеевик, была своя калмыцкая водка из кобыльего молока. Благодаря деду наша семья и родственники вернулись в полном составе из Сибири, даже те, кто был на фронте и Широклаге. Вот к таким воспоминаниям вернула меня   книга Адучиева Ц.М. Впрочем, книга Цебека Манджиевича  о его становлении как личности, и оно проходило, в отличии от моей Сибириады, в более  суровых условиях, потому что он рано осиротел. Он пишет, что его постоянно окружали добрые и отзывчивые люди, и помогали выживать в буквальном смысле слова. Я думаю, это оттого, что сам он очень позитивный человек. Это проявляется в том, как он с любовью и уважением  описывает своих знакомых, друзей в воспоминаниях. И он их всех называет по именам, отчествам, фамилиям и даже помнит все их адреса через столько лет.

Отличная книга! Читаешь и представляешь, как это было. Например, эпизод с песней "Катюша", когда он, малыш, спел её в школе в народной интерпретации: "выходила на берег Катюша на высоких женских каблуках".  Адучиев дает такие точные характеристики людям, с которыми встречался, что образы сразу предстают перед тобой воочию. Вот как описал первое впечатление от встречи с преподавателем античной истории в Свердловском университете Суровым Евгением Георгиевичем: "Идет не  спеша, какой-то рассеянной походкой, маленький щупленький старичок весьма странного вида. Он был какой-то взлохмаченный; невзрачный хлопчатобумажный костюм на нем буквально висел: впечатление было такое, что прежде, чем надеть, его изрядно помяли. Выглядел старичок очень смешным". Но к героям книги невольно проникаешься уважением, несмотря на их странности. Цебек Манджиевич умеет видеть в людях их ценностные качества, как профессиональные, так и человеческие.

Цебек Манджиевич знал многих известных в стране людей из области искусства (и не только) не  понаслышке и описал их в близком окружении так тепло и любовно, что понимаешь, что они производили на него неизгладимое впечатление. Он  приводит о них малоизвестные, но интересные подробности, пишет о себе скромно, не кичась знакомством.  И одним из знаменитостей, о которых с интересом читаешь - был уже тогда, в брежневские времена, общепризнанным авторитетом в художественных кругах скульптор Эрнст Неизвестный, автор монумента "Исход и возвращение".   Цебек Манджиевич описывает творческое общение с ним. Естественно, дружба с такими личностями повлияла на молодого тогда автора. Адучиев Ц.  М. анализирует это по - своему: "Много было памятных встреч. Много людей, общение с  которыми обогащало меня. Часто это были люди, интересующиеся искусством, пытающиеся разобраться в сложностях современного художественного мышления... Остались письма и снимки. Осталась память об этих людях, личностях одержимых и прекрасных, дружба с которыми меня окрылила надеждой и позволила дерзостно окунуться в неизведанный и таинственный мир творческих поисков, познать и вытерпеть боль ушибов и пробираться сквозь тернии". Я обратил внимание, что это были люди, которые как бы опережали свое время, власть не очень признавала их, их талант. В этом Цебек Манджиевич похож на них своей неординарностью. Он давно дружит с нами, людьми, которых не устраивает нынешнее положение вещей в республике, стране.
Хорошо известно, что во время визита в Калмыкию Его святейшества Далай-ламы XIV, из всех представленных картин практически всех художников Калмыкии, он выбрал и увез с собой картину Цебека Манджиевича «Сказание о земле калмыцкой». Далай-лама сказал, что от этой картины исходит благодатная энергия. Его Святейшество благословил творчество Адучиева. А это о многом говорит.
Книга небольшая, но рождает много мыслей. Жаль, что  тираж всего 300 экземпляров.

Я знал Цебека Манджиевича как интересного художника, в воспоминаниях он открылся для меня и как поэт, писатель. Это редкое явление - чтобы был и жнец, и швец, и на дуде игрец... На презентации книги Народный поэт Калмыкии  Г. Кукарека сказал, что воспоминания Адучиева – это исповедь настоящего человека. Все выступавшие выразили убеждение, что это не последняя книга автора. Само название "Вблизи рассвета" символично, говорит о незавершенности, рассвет еще не наступил...

Николай Шевенов 

Справка: Адучиев Цебек Манджиевич Народный художник Калмыкии, Член союза художников России, Член Творческого союза художников России и Международной Федерации художников, Лауреат премии Калмыкии «Улан Зала». Произведения находятся в различных музеях России и в частных коллекциях Германии, Монголии, Китая, США, Франции, член Союза писателей России, автор поэтических сборников «Из дневника художника Цебека Адучиева» и «На границе тревожных времен», автор книги «Вблизи рассвета». 

Настоящий писатель поражает нас, сказав то, что мы знали всегда