Сегодня 15:05 27.05.2019

На этой неделе на свою финишную прямую вышла нашумевшая история образца конца 2017 года. Уголовное дело в отношении двух фигурантов, замешанных в «благоустройстве» столичного парка «Дружба» передано в Элистинский городской суд.

Вне всякого сомнения, эта резонансная тема еще займет свое место на страницах будущих номеров «ЭК». А вот о том, что происходит в других «очагах напряженности», мы поговорим сейчас. Как известно, с прошлой недели в центре внимания оказалась ситуация вокруг строительства жилья для детей-сирот в Яшалте. Напомним, в результате скандала своих постов лишились зампред правительства РК Геннадий Бадинов и министр строительства и дорожного хозяйства РК Кирилл Ботов. Сразу по горячим следам правоохранители арестовали на два месяца Ботова и застройщика, руководителя стройфирмы Эдуарда Бадма-Халгаева. Говорят, что сразу после задержания кто-то из них не стал лукавить и сразу сознался в содеянном. Наверное, смена обстановки и привычного образа жизни сильно повлияла. Вдобавок к этому фигурант разложил по полочкам схему обналичивания полученных мошенническим путем денег, и самое главное, указал получателей. Здесь необходимо отметить, что по информации правоохранителей, в «сиротском деле» злоумышленников подозревают в распиле ни много ни мало десяти миллионов рублей.

А по сведениям неофициального источника, у уволенного вице-премьера Г. Бадинова вдруг возникли проблемы со здоровьем. Так же как и у руководителя администрации главы РК Артура Дорджиева, который сославшись на недомогание слег на больничную койку. Здесь напомним, что в прошлом месяце в отношении Дорджиева было возбуждено уголовное дело и ему инкриминируют злоупотребление служебным положением. Это история 2014 года, когда он работал «сити-менеджером». Тогда подозреваемые «нагрели» муниципальную казну.

Проблемы со здоровьем, возникающие у чиновников при вполне определенных обстоятельствах, случались довольно часто. Почти как у новобранцев перед атакой. Были примеры, когда под прессом уголовного преследования представитель власти пыталась «лечь на дурку», а потом и вовсе пропала из поля зрения сыщиков. Может, «залегла на дно в Брюгге»? В 2009 году довольно занятная история приключилась с одним высокопоставленным сидельцем СИЗО. Как только начались серьезные проблемы с законом, этого еще не совсем старого мужика вдруг одолела необъяснимая немощь. Подконтрольная газета по такому случаю посвятила целую полосу диагнозам, один другого  фатальнее, и сложностям «пограничного состояния», снабдив текст массой медицинских подробностей. Как будто речь шла не о зарвавшемся чиновнике, а о члене Политбюро ЦК КПСС эпохи Брежнева. Расчет был на сердобольность, на традиционную у нас любовь к мученикам. А получилось все наоборот.

Люди сочувствия не проявили, а больше удивлялись и возмущались: а как раньше хватало здоровья на работу и активный отдых вдали от своей благоверной? На многочасовые перелеты с молодой пассией на тайские пляжи и на другие радости жизни. Но в четырех стенах камеры СИЗО здоровье так захирело, стало так плохо, что наш герой мог передвигаться только с помощью тросточки. На людях. Но охранники, наблюдавшие за ним через объектив скрытой видеокамеры, утверждали обратное. Мол, в одиночестве узник довольно бодро передвигался от шконки до санузла и обратно.

Что же касается нынешних арестантов и фигурантов, то им, конечно же, не сладко. Но виноваты в таком положении дел они сами. Ведь тот же Ботов вырос в простой элистинской семье, а отец Бадинова достойно трудился в строительной отрасли республики. Даже Алексей Орлов, комментируя их увольнения, искренне сокрушался, что «не ожидал от них такого». Типа, был не в курсе их замыслов. Хотя чего можно ждать от «яйцеголового», «местной бузовой», «поветкина», «толстолобика», «вицина» или бывшего другана «телепузика» кроме расстройства? Ничего хорошего, если вспомнить отдельные вехи биографии  первого вице-премьера П. Ланцанова, двух замминистров В. Окунова и О. Чомподова.

Такая же мутная с непредсказуемым исходом сложилась ситуация вокруг регионального оператора «СпецАТХ». Когда здесь рванет, никто не знает. И дело здесь совсем не в реализации «мусорной реформы». Хотя это обстоятельство и сыграло главную роль. Как только компания получила статус регионального оператора,  то есть право предоставлять услуги и получать за это оплату по всей территории республики, несколько групп дельцов сразу учуяли выгодные перспективы. «Мусорная» ниша сулила жирный, вполне легальный лакомый кусок, поэтому солидные люди сразу начали толкаться у новой кормушки. Да так, что в столицу республики на разборки приезжали братки из соседнего региона. Толковище ни к чему не привело, оставив еще больше вопросов. Таким образом, местные дельцы задурили приезжих. Следствием стал элемент неразберихи, что доказывают определенные факты. Так, если доверять официальному сайту «СпецАТХ», то генеральным директором значится некто Зубко Дмитрий Николаевич. Господин Зубко одновременно числится гендиректором ООО «Волга-Бизнес», зарегистрированного в городе Волжском Волгоградской области. Какое отношение имеет бизнесмен из соседнего региона к элистинскому предприятию, пока точно неизвестно. По слухам, он здесь играет роль «свадебного генерала» и пользуется доверием правящей семьи. Но это обстоятельство не мешает ему быть владельцем 70-ти % активов. 

Но как объяснить, что еще в прошлом месяце в качестве гендиректора  «СпецАТХ» в республиканских СМИ несколько раз выступал Денис Цуглинов, а буквально накануне приезда в Элисту комиссии сенаторов его на этом посту сменил Мингиян Эминов. Так кто же сейчас на самом деле руководит региональным оператором и кому принадлежит компания? Скорее всего, разгадку в этой детективной истории мы узнаем через месяц. Когда Москва, наконец, определиться в чьи руки вложить «ярлык на княжение» в степном регионе. А пока заинтересованные стороны не пытаются форсировать события.          

Алекс МАНГАТОВ           

Воровство в России – это тяжкий труд, ведь конкуренция просто запредельная.