Сегодня 13:59 27.05.2019

По мнению наблюдателей, некоторые события последних дней позволили выделить несколько важных моментов. Важных, потому что имеют определяющее значение на развитие политической ситуации в степной республике сквозь призму предстоящих осенью этого года выборов главы республики.

«ЭК» уже не раз обращал внимание читателей на ряд фактов, свидетельствующих о том, что предвыборная кампания в Калмыкии фактически стартовала еще в прошлом году. Хотя о своих намерениях идти на выборы официально, если учесть публикации в нашей газете, заявил только Намсыр Манджиев, действующий депутат Народного хурала. Но если брать во внимание информацию независимых друг от друга источников, то можно говорить о нескольких претендентах на степной престол. Насколько серьезны их амбиции и претензии, на данный момент судить очень сложно. Не будем в очередной раз повторять фамилии, тем более что никаких серьезных заявлений о намерениях из уст этих людей до сих пор не прозвучало. Не говоря о предвыборных программах, хотя до дня голосования осталось всего полгода. Рассчитывать на то, что в оставшиеся до «дня Икс» месяцы эта самая программа будет извлечена, как «туз из рукава» и позволит заслужить любовь избирателей, по крайней мере, несерьезно.

Это значит, что игра до сих пор идет в «темную», никто своих карт пока не раскрывает. Причина «мхатовской» паузы проста как дважды два. Дело тут в ожидании указующего перста из Москвы, который при определенных обстоятельствах дарует «ярлык на княжение». А с этим пока очень и очень сложно. Подчеркнем, это касается всех, за исключением Н. Манджиева, претендентов. Потенциальных на данный момент.

До сих пор не получил кремлевское «добро» нынешний глава РК Алексей Орлов. Пара встреч в президентской администрации, от которых его окружение ожидало «судьбоносных решений», ожиданий не оправдали. Более того, общение с кураторами добавило вопросов относительно будущего Орлова, сделав ситуацию вокруг предстоящих выборов и участия в них его самого несколько пикантной. Это стало понятно из его недавнего интервью местным СМИ. На прямой вопрос о предстоящих выборах Орлов в привычном для него стиле уж больно витиевато и осторожно высказался на эту тему. Мол, не это главное, все думы нынче о родной Калмыкии. Вот и понимай, как хочешь. Без традиционного орловского «уверен».

Понятно, что если бы Москва приняла решение, то риторика выступлений Орлова была бы совсем иной. Но, не дождавшись спасительного сигнала со Старой площади, калмыцкий руководитель сам начал «движения» на месте. По собственной инициативе, впереди паровоза. А вот как на это отреагируют кураторы из администрации президента – другой вопрос.

Заявленные недавно слова поддержки от лидера местных «единороссов» Анатолия Козачко – слабое утешение. Тем более в духе «сможем, если что». Но, как говорится, на безрыбье и рак рыба. Здесь Орлов изменил своим привычкам. Известно, что собственный рабочий график он строит по образцу и подобию путинского. Так вот и здесь Алексею Маратовичу логично было бы по путински идти на выборы самовыдвиженцем, а не под эгидой партии с дутым рейтингом. Орлов и Козачко об этом знают, но пример Путина на вооружение не берут. Хотя при любом удобном случае в своих комментариях ссылаются на слова и дела президента. Таковы «правила игры».

Дальнейшие ходы местной власти довольно предсказуемы. Ясно, что у «политтехнологов» из окружения главы РК руки так и чешутся поднять волну «одобрений-выдвижений» в трудовых коллективах, и поставить федеральный центр перед фактом «народного порыва». Но и здесь все не так просто. Велика возможность нарваться на грозный окрик из Москвы, не терпящей самодеятельности в таких случаях, что и пересиливает желание особо ретивых. Поэтому идти дальше и действовать на свой страх и риск никто в «белом доме» не будет. В результате сложилась ситуация, когда «пациент ни жив, ни мертв». Дело топчется на месте, оказавшись в тупике. Это наглядное свидетельство кризиса доверия к региональной власти, который начался в 2017 году с «дела Ланцанова» и череды громких провалов.  

В результате сложилась весьма любопытная ситуация, когда глава республики не является безоговорочным фаворитом в начавшейся гонке. Это чувствуют и не скрывают другие претенденты. По их словам, Орлов и «белый дом» далеко уже не те, какими они были на прошлых выборах 2014 года. Слабость определяется внешними и внутренними факторами. За последующие годы местная власть утратила поддержку центра, который поначалу старался не замечать серьезные проколы и громкие уголовные дела. Терпение подошло к концу и сменилось на раздражение. Это прямое следствие действий окружения А. Орлова, которое было заинтересовано в слабом руководителе. Такое положение дел давало «соратникам» огромное и неконтролируемое поле деятельности. Ведь не случайно, что еще в том же 2017 году мама главы региона Светлана Алексеевна открытым текстом с горечью говорила о наличие заговора в окружении ее сына. И как в воду глядела.

Не ждут весомых шагов и от экс-главы региона Кирсана Илюмжинова. До последнего времени в общественности ходили разные слухи о разных формах его участия в выборах-2019. Начиная от роли кандидата и заканчивая продвижением других претендентов. Но печальный опыт Владимира Мацакова образца 2014 года со всеми вытекающими последствиями  показал – Кирсан уже «не стреляет». Потому как в Москве до сих пор не поймут, как он в 2010 году настойчиво лоббировал кандидатуру своего подопечного А. Орлова на пост главы РК и буквально через год с небольшим между ними разразился конфликт. Причиной стали деньги Якобашвили, а последствием политический кризис в столице республики. Поэтому не стоит питать иллюзий на счет второго шанса представить лично В. Путину своего кандидата. Это к тому, что Илюмжинов умудрился убедить его в правильности своего варианта, хотя в президентской администрации на тот момент так не считали.

А вот кого довольно часто и по делу вспоминают в степной республике, так это нынешнего советника главы Следственного комитета РФ А. Бастрыкина – Михаила Музраева. По информации неофициальных источников, недели три назад Михаил Кандуевич побывал в Элисте и провел здесь ряд встреч. Об их характере судить сложно, но если принять во внимание его должность и плотную цепь из «красных флажков» вокруг нынешней местной власти, то многое становится понятно. В общем, если говорить по-военному, проводил рекогносцировку.

Прибавим к сказанному полную смену руководителей силовых и правоохранительных ведомств. Новые назначенцы никак с местной политикой не связаны и не имеют никаких обязательств. Это к тому, что по слухам отправной точкой «дела Ланцанова» стало жгучее желание одного солидного дяди в форменном пиджаке обзавестись шикарной квартирой в пределах Садового кольца. Не найдя понимания и столкнувшись с откровенной скупостью и недальновидностью  потенциальных фигурантов, он дал делу ход. В итоге, как бывало не раз, жадность фраеров сгубила.

Что же касается М. Музраева, то вполне вероятно, что многие видят в нем именно того человека, который сможет реально разобраться с коррупцией на местном уровне, если с подачи Москвы события в степной республике пойдут по «дагестанскому сценарию».

Евгения БЕМБЕЕВ