Сегодня 16:22 17.11.2018

Интернет недавно сообщил: во время ремонтных работ в одном из родильных домов Челябинска рабочие обнаружили послание потомкам. В пустой стеклянной бутылке с деревянной пробкой. В его тексте описаны события прошлого с указанием имён плотников, строивших медучреждение, а также сочинивших обращение в будущее.

КТО НАЙДЁТ - СООБЩИТЕ

Почитаем, что они насочиняли.
«1980 год. 16 октября. Здесь работала бригада плотников Горланова Николая. Плотники Лавренов Михаил, Литвиненко Михаил, Аникин Федор и другие. Всего 16 человек. Зарплата плотника 5-го разряда: 180-200 рублей в месяц. С продуктами вроде бы и ничего, а вот мясо мы не видим годами. Наш руководитель Брежнев отправляет всё за границу: неграм Камбоджии, Индии, Ирану, Корее. В общем, жить не очень легко. В мире неспокойно. Войны, войны. Кто найдет эту записку, сообщите. Пока всё. До свидания. Лавренов».
Записка, если в целом, незамысловатая, но вызвавшая дискуссии в соцсетях. Многие пользователи в её истинность просто не поверили, обозвав модным нынче словом «фейк». И выдвинули свои контраргументы. Не свои даже, а своих, очевидно, родителей или других старших членов семьи. Информация, как-никак, вышла из компьютеров, пользуется которыми, в основном, молодёжь, «времён руководителя Брежнева» не заставшая по определению.

НЕГРОВ В КОРЕЕ НЕ БЫВАЕТ

Итак, «коммент» №1: не могли плотники, в разгар времён «застоя» заколачивавшие под 200 рублей, жаловаться, например, на то, что мяса «не видят годами». Уж чего-чего, но его-то на такую зарплату можно было достать, как говорится, «из-под земли». И даже чёрную икру. Цена одного её килограмма, помнится, тогда была «с рук» от 30 до 50 советских рублей. Недёшево, но и не смертельно.
И с провизией было «вроде бы и ничего» лишь тем, кто зарабатывал не меньше всё тех же плотников. Хуже жилось гражданам СССР, чей доход был в два, а то и в три раза, меньше. Таких, как это ни утаивала статистика, было почти 70 процентов от числа всех, кто работал «от зари до зари». И, видимо, их зарплатой пугал папановский киногерой мироновского в «Бриллиантовой руке». На что последний истошно отвечал: «Лёлик, только не это!»
«Коммент» №2: насчёт Генсека ЦК КПСС, который отправлял всё «неграм Камбоджии, Индии, Ирану, Корее», сыронизировано по делу. Хотя и не безошибочно. Помощь СССР «братским народам» в те годы место, безусловно, имела и, скорее всего, камбоджийскому. Только вот жили в этой стране на юге полуострова Индокитай не негры, а, большей частью, кхмеры. Что касается трёх других стран, которым Брежнев «отправлял всё», то и там люди негроидной расы не обитали, и, следовательно, их наша страна продуктами питания никогда не снабжала.

НЕ ОЧЕНЬ ЛЕГКО. НО ЛЕГКО!

«Коммент №3». «В общем, жить не очень легко», - сетовали неплохо зарабатывавшие плотники, и эти их слова могли, вызвать скорее оптимизм, чем пессимизм. Потому как «жить не очень легко» можно понимать и как «легко, но не очень». Но всё-таки, чёрт побери, «легко»! Если, конечно, не экономить на собственном желудке, отказываясь от мяса и осетровой икры.
Но «легко» в 80-е жилось не всем. Академику Андрею Сахарову, арестованному и высланному в Горький, где он пробыл в неволе почти семь лет. Инакомыслящим был объявлен и писатель Владимир Войнович, написавший роман-анекдот «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» и лишённый за это гражданства СССР.
Находясь в изгнании, он написал письмо тому, кто его туда сослал, такого содержания: «Господин Брежнев, Вы мою деятельность оценили незаслуженно высоко. Я не подрывал престиж советского государства. У советского государства благодаря усилиям его руководителей и Вашему личному вкладу никакого престижа нет. Поэтому по справедливости Вам следовало бы лишить гражданства себя самого.
Я Вашего указа не признаю и считаю его не более чем филькиной грамотой. Юридически он противозаконен, а фактически я как был русским писателем и гражданином, так им и останусь до самой смерти и даже после нее.
Будучи умеренным оптимистом, я не сомневаюсь, что в недолгом времени все Ваши указы, лишающие нашу бедную родину её культурного достояния, будут отменены. Моего оптимизма, однако, недостаточно для веры в столь же скорую ликвидацию бумажного дефицита. И моим читателям придётся сдавать в макулатуру по 20 килограммов Ваших сочинений, чтобы получить талон на одну книгу о солдате Чонкине».
На чужбине Войнович написал слова к гимну России нашего времени, начальные строки из которого звучат так:

«Распался навеки союз нерушимый//
Стоит на распутье великая Русь...//
Но долго ли будет она неделимой//
Я этого вам предсказать не берусь.
К свободному рынку от жизни хреновой//
Спустившись с вершин коммунизма, народ//
Под флагом трехцветным с орлом двухголовым//
И гимном советским шагает вразброд//
      Припев:
Славься, отечество наше привольное//
Славься, послушный российский народ//
Что постоянно меняет символику//
И не имеет важнее забот//

19 июля в Москве открылись Олимпийские игры, а через 6 дней скончался Владимир Высоцкий. В конце всё того же июля из космоса вернулся «Союз-36» с нашим Виктором Горбатко и вьетнамцем Фам Туаном на борту. На пресс-конференции по итогам полёта вьетнамца спросили: «Почему у вас руки синие?» Тот, пугливо поглядывая на русского коллегу, ответил: «Как только взлетели, он (Горбатко) всё время бил меня по рукам и кричал: ничего не трогай, гад!»
Было ли в мире «неспокойно», как говорится в послании плотников из 80-го года? Наверное, да, ибо 25 декабря 1979 года СССР ввёл свои войска в Афганистан и держал их там 10 лет. Приплюсуем сюда ЧП внутри страны: 10 аварий на земле, в воздухе и на воде, повлекшими за собой гибель людей. 

МЯСО ЕДИМ НЕ ВСЕГДА

А теперь, держа перед глазами коллективный «меморандум» Лавренова и его бригады, пофантазируем. И представим вот что.
«2018 год. 18 октября. Здесь работала бригада каменщиков Лиджиева Шомпу (здесь и далее все имена и фамилии вымышлены, любые совпадения случайны. – Прим. «ЭК»). Каменщики Дорджиев Гучун, Нечитайло Василий, Шарманджиев Борла, Менкхалгаев Шоптан и другие. Всего – 10 человек. Зарплата каменщика 5-6 разряда 20 тысяч рублей в месяц. С продуктами всё хорошо, магазины ими завалены. Но денег хватает лишь на хлеб, варёную колбасу, молоко и кефир. Мясо едим не всегда и не все. На рынке оно стоит 300 рублей и больше. Могли бы зарплату сделать и больше, если бы наш руководитель Путин не кормил Сирию, Крым, Донецкую и Луганскую области и не тратил миллионы на новые «Кинжалы». Многие из нас, работающих на стройке, пенсионеры. Сидели бы дома, смотрели внуков и телевизор, но не сидится. Часть пенсии уходит на квартплату, репрессированные льготы сняли, а остаются копейки. Не думайте, что жалуюсь: жить можно, но очень нелегко. Да и в мире тревожно. Америка нас постоянно пугает, и мы вооружаемся. А это тормозит наши зарплаты и пенсии. К тому же Калмыкия ничего не производит и сидит на шее государства. Виноват во всём глава республики, но он этого не понимает. Кто найдёт эту записку, сообщите. Пока всё. До свидания. Лиджиев Шомпу».

МИЛЛИОНЫ НА КИНЖАЛЫ

Этот «народный манифест», адресованный будущим обитателям земли калмыцкой, будет найден в году, эдак, в 2056-м. Также во время строительных или ремонтных работ, например, в одной из стен Дома правительства РК. В пластиковой бутылке из-под портвейна «777». И его также с иронией будут изучать все, кто имеет доступ к компьютерам, или как там они будут называться.
Что покажется странным в письме из 2018 года? Возможно, зарплата работяг в 20 тысяч рублей и магазины, набитые товарами, которые мало кто покупал. Плюс «руководитель Путин», кормивший, почему-то, не свой народ, а сирийский, донецкий и луганский, которые к моменту обнаружения послания в бутылке из-под портвейна станут государствами побогаче российского.
А ещё прочитавшие его будут долго недоумевать, как мог стоить миллионы рублей какой-то там кинжал? И против кого он готовился? А как, снова не понятно, пенсии могло хватать лишь на оплату «коммуналки» и чай? Неужто Россия, имевшая на тот момент газа, воды и электричества в избытке и поставлявшая их за границу, не могла обеспечить ими свой народ бесплатно? Или хотя бы по чисто символическим ценам?


Лев БУРГУКОВ

Рабочие Метростроя откопали капсулу, зарытую комсомольцами в 60-х годах. Капсула немного выдохлась, но рабочим хватило.