Сегодня 18:51 21.11.2018

30 августа (18 августа по ст.) исполнилось бы 148 лет легендарной личности – одном из последних Верховных Главнокомандующих Российской армии и первом командующем Добровольческой армии, генерале от инфантерии Лавре Георгиевиче Корнилове (1870-1918). Личность легендарная и незаурядная. Сегодня трудно представить  Россию прошлого века без этого исторического деятеля, ставшего символом начала Белого движения. У одних  «белый» генерал Корнилов вызывает восторг, восхищение. У других скептицизм и, даже, ненависть. Но ясно одно – к личности  этого человека, полным загадок и тайн,  никто не остается равнодушным до сих пор.

 

ТРИ ВЕРСИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ


На сегодняшний день существует три версии  этнической принадлежности  и происхождения Л.Г.Корнилова. Кратко рассмотрим их.
Автором первой «казахской» версии (отец - русский, мать-казашка), впервые озвученной в газете «Советы Казахстана» № 223 за 1992 г. был кандидат исторических наук Мурат Абдиров. Согласно его версии Лавр Корнилов родился в Усть-Каменогорске, в семье бывшего хорунжего 7-го Сибирского казачьего полка Егора (Георгия) Николаевича Корнилова. Согласно этой версии, мать Л. Г. Корнилова - Марьям  была казашкой из рода аргын - каракесек. Она училась в церковно-приходской школе, в четырнадцать лет приняла православие и стала называться Марья Ивановна. В семнадцать лет Марьям познакомилась с казаком Георгием Корниловым и вышла за него замуж и родила тринадцать (!) детей.
Согласно второй «алтайской»  версии (отец - русский, мать - на 25% алтайка),  впервые изложенной в казахстанской газете «Мегаполис» № 47 (55) от 28 ноября 2001 г. и № 1 (60) от 10 января 2002 года (автор омский писатель-краевед Владимир Шулдяков), Лавр Корнилов родился в Усть-Каменогорске в семье потомственного казака Георгия Корнилова — сына толмача из Каркаралинской станицы Сибирского казачьего войска. Г.Н. Корнилов, как и его отец, служил  толмачем (переводчиком) в чине младшего урядника 7-го Сибирского казачьего полка, расквартированного в Кокчетавской станице. Здесь он женился на Прасковье Ильиничне Хлыновской. Среди предков Хлыновских были поляки и калмыки. Именно благодаря своим пращурам калмыкам у Лавра Георгиевича явно восточный тип лица. Лавр был четвёртым ребёнком в семье.
Автором третьей «калмыцкой» версии (отец – калмык, мать-русская) является историк Ким Павлович Шовунов, впервые опубликовавший свои исследования о происхождения Корнилова вначале 1992 года в газете «Известия Калмыкии»  (статья «Кто вы, генерал Корнилов?»)Согласно этой  версии настоящее имя Корнилова — Лавга Гильджирович Дельдинов. Будущий генерал родился в семье калмыка-казака и русской казачки в донской станице Семикаракорская. Семья распалась, маленький Лавга был усыновлён дядей Георгием Корниловым, проживавшим в Усть-Каменогорске, и записан Лавром.
А теперь рассмотрим эти версии более подробно посредством метода критического анализа.

КАЗАХСКАЯ ВЕРСИЯ


В книге Александра Ушакова и Владимира Федюка «Лавр Корнилов» (М.: Молодая гвардия,2006 г. Серия «ЖЗЛ») о детстве генерала изложено  путано и скупо: «Каких либо полных сведений о родителях и дедах Лавра Георгиевича не осталось. Известно лишь, что его отец, выйдя в отставку, продолжил службу писарем волостной управы (коллежским секретарём) в станице Каркаралинской Семипалатинской области. Мать – Мария Ивановна по некоторым данным «простая казашка из кочевого рода, обитавшего на левобережье Иртыша, по другим являлась казачкой станицы Кокпектинской. Кровь предков по материнской линии сказались на восточном типе лица Корнилова…». Эта версия, как бы то ни было, объясняет ярко выраженные  азиатские черты лица  Лавра Корнилова. Далее авторы пишут: «Мать Лавра Корнилова, как большинство женщин того времени, занималась хозяйством и воспитанием детей». Что касается самого Л.Г.Корнилова, то здесь авторы противоречат «алтайской» версии: «Лавр был СТАРШИМ РЕБЁНКОМ в семье и потому должен был опекать младших – брата Петра и сестру Анну. С малых лет Лавру приходилось бегать на посылках, выполняя мелкие поручения по хозяйству, ездить с лошадьми в ночное…» Как видим,  информацию о том, что  мать –казашка родила тринадцать детей официальные биографы Л.Г.Корнилова решили не пускать в «свет» и не расширять эту версию до уровня «официальной», ибо она порой выглядит даже фантастической.
Как утверждает «расширенная» казахская версия дед  Лавра - Николай Георгиевич, один из первых поселенцев, с 1849 по 1853 годы был переводчиком у султана округа Каркаралы. А султаном тогда был Кунанбай Ускенбай - отец будущего великого просветителя и поэта Абая. В те времена отношения между русскими поселенцами и кочевыми киргизами (так называли тогда казахов) были далеко не идеальными. Частенько казахи («разбойники», «бродяги») нападали на мирные казачьи поселения, с целью поживится чужим добром. Казаки от них тоже не отставали, грабя аулы. Чтобы не допустить произвола, применялась система гарантов – «аманатов» (заложников): казахи отправляли своих детей в русские села и города. Они являлись «посланцами доброй воли» и в некотором смысле гарантировали, что казахи не будут нападать на поселения, где живут их дети. Казахские историки предупреждают, что ни в коей мере не надо путать этих детей с заложниками, они пользовались многими правами и были свободны в передвижении. Таким гарантом и являлась мать будущего генерала - Марьям. Она училась в церковно-приходской школе, в четырнадцать лет приняла православие и стала называться Марья Ивановна. В семнадцать лет Марьям познакомилась с казаком Георгием Корниловым и вышла за него замуж. О родителях Корнилова сохранилось очень мало сведений, но, по-видимому, они друг друга очень любили, поскольку у них было ТРИНАДЦАТЬ детей. Лавр был ПЕРВЕНЦЕМ. Уже в ДВУХЛЕТНЕМ возрасте его отдают в аул на воспитание родителям матери. Конечно, здесь сыграл и казахский обычай отдавать старшего ребенка дедам, но главное, что маленький Лавр тоже оказался гарантом, - на аул, в котором живет сын  русского офицера (хорунжего), казаки нападать не будут.
Чуть позже стали появляться «дополнения» к казахской «версии»: оказалось, что Мария Ивановна  происходит из казахского рода «аргын». Еще об одном «факте», подкрепляющем   «казахскую  версию» озвучил историк  Косман Абилов. Информация, которую в свою очередь передал ему другой не менее известный ученый, доктор исторических наук, профессор Дюсетай Шаймуханов выглядит так: «Лавр Корнилов во время Первой мировой войны приезжал в Каркаралинск к своим родственникам по материнской линии – нагаши. Он просил у них содействия в организации помощи фронту. Родственники откликнулись на призыв, к которым присоединились почти все каркаралинцы. Собрали большой обоз, теплые юрты, продукты, деньги…». Эта информация профессора Шаймуханова, к сожалению, уже покойного, шла, скорей всего, от рассказов очевидцев и старожилов Каркаралинска …».
Отметим, что  рассказ  казахских историков, вызывает  весёлую улыбку! Посудите сами, мог ли командующий 48 пехотной дивизии генерал Корнилов в разгар Первой мировой войны лично (!) посещать малую родину и обращаться  к родственникам с призывом «Всё для фронта, всё для победы!». А где была его интендантская служба?  Видимо, призыв был действенный, ибо  родственники  «собрали большой обоз, теплые юрты, продукты, деньги». Впрочем, этот довольно забавный  и маловероятный эпизод из жизни  Л.Г.Корнилова в других источниках не упоминается.

 АЛТАЙСКАЯ ВЕРСИЯ


Эта версия большинством исследователей считается «официальной» и непререкаемой, ибо она озвучена родной сестрой генерала Корнилова – Анной. Рассмотрим эту, далеко не бесспорную версию. Итак, «Некий ссыльный поляк по фамилии Хлыновский (прадед Лавра Георгиевича по материнской линии), ставший впоследствии сибирским казаком, женится на алтайской калмычке».  Как утверждает родная сестра «калмыцкая внешность» Лавра объясняется предками по матери — Прасковье Ильиничне. «Хлыновские переселились в Кокпекты с Бийской линии вероятно, в сороковых годах XIX  столетия, когда русские, оттесняя киргиз на юго-запад, основывали новые поселения и, привлекая разными льготами, заселяли их семейными казаками из старых станиц. Живя на Бийской линии, казаки имели близкое общение с алтайскими калмыками (ойротами – С.Т.). Возможно, что в прежние времена, когда был большой недостаток в женщинах, а казачество пополнялось выходцами из Средней и Южной России, в том числе и ссыльными поляками, один из предков матери поляк, судя по фамилии, женился на калмычке. Вот откуда берет начало наш монгольский тип с материной стороны». Здесь тоже неувязка! Если учесть законы популяционной генетики, смена поколений у людей происходит через каждые двадцать лет. Лавр Корнилов родился в 1870 году, получается его деду – метису в ту пору едва исполнилось 30 лет, а  отцу десять! Далее еще запутаннее. Если учесть, что дед по материнской линии Илья, родившийся от этого межрасового брака, является «болдырем» (50% метис) и, соответственно, если дальше не было никаких азиатских «примесей», то мать - Прасковья Ильинична имела уже четверть (25 %.) азиатского фенотипа. В итоге у Лавра должно к крови находиться 12,5% азиатских  генов. Где у нас в Калмыкии можно найти человека, у которого прабабушка (!) по материнской линии  была калмычкой, а он сам выглядит как типичный «кетченеровец»?  При таком генетическом раскладе  Лавр должен  был выглядеть как типичный  славянин. Известно, что основные фенотипические (внешние) черты у мужчин передаются по Y –хромосоме отца. То есть сын должен быть похож на отца, а не на «заезжего молодца».
Естественно, было бы чрезвычайно интересно увидеть фотографии братьев и сестер Лавра Георгиевича, а может быть  даже и отца или матери. Тогда всё встало бы на «свои места». Если у них у всех славянская внешность, а у «родного» брата Лавра азиатская, то тогда « версия усыновления» (калмыцкая версия) приобретает реальные черты. В противном случае к уважаемой Прасковье Ильиничне со стороны законного мужа должны были возникнуть неудобные вопросы. К сожалению, все попытки  «корниловедов» раздобыть в Интернете, хотя бы одну фотографию братьев и сестер  Л.Г.Корнилова не увенчались успехом. А согласно «официальной»  алтайской версии у прославленного генерала было пять родных братьев (Александр, Андрей, Автоном, Яков и Пётр) и две сестры (Вера и Анна). Лавр был пятым ребёнком. Возможно,  где- то в архивах ещё хранятся фотографии в «фас» и «профиль», но нам «простым смертным» они долго будут недоступны. Известно, что  его младшего брата Петра,  большевики расстреляли в Ташкенте в 1920 году. Сестра Анна после завершения Гражданской войны, жившая под фамилией мужа, работала учителем в городе Луге Ленинградской области. В 1926 году, по чьей-то наводке, она была разоблачена, арестована и расстреляна «за антисоветскую агитацию».
(Окончание следует)


Санжи ТОСТАЕВ


ТЕКСТ к ФОТО: Лавр Корнилов в 1916 году.