Сегодня 21:51 19.10.2018

Футбол в Калмыкии приказал долго жить три года тому назад. Республика не участвует даже в допотопном любительском турнире ЮФО-СКФО, а стадион «Уралан» из арены спортивных ристалищ превращается в площадку для сражений «хозяйствующих субъектов».


ТИХОНОВ ЗРЯ НЕ СКАЖЕТ


А начались страсти-мордасти после вылета «Уралана» из высшего, а затем и первого дивизионов, вследствие чего стадион, как и команда, оказались бесхозными. Из-за Кирсана Илюмжинова, в первую очередь. Который всю футбольную кашу заварил, но покинул тонущий корабль раньше других.
Вспоминаю в этой связи год 2004-й. Кисловодск. Санаторий «Заря». Разговор с главным тренером Леонидом Слуцким, готовившим «Уралан» к новому сезону. По секрету он мне сказал, что его подопечные живут впроголодь, да и долги накопились за проживание, потому как деньги на то и другое закончились. В чемпионат команда всё-таки шагнула, даже весь первый круг шла в лидерах, но затем сдулась. Правда, Илюмжинова это совсем уже не занимало: летом предстоял чемпионат мира по шахматам в Ливии, и всё его внимание было перенесено туда.
Но футбольная арена, в отличие от футбольной команды, в небытие не ушла. Благодаря Николаю Шовгурову, немало сделавшему в своё время для строительства и того, и другого. Я, например, помню, сколько труда и, вполне возможно, личных средств он вложил в возведение главного игрового поля и двух запасных. Помню, каких лестных слов они заслужили у всех, кто на них играл. Так, в 1999 году знаменитый спартаковец Андрей Тихонов назвал газон на «Уралане» «лучшим в стране».
Но вскоре жизнь перевернулась, и «лучшее в стране» поле в Элисте стало потихоньку умирать. Не хватало у Шовгурова средств, чтобы дать ему полнокровную жизнь. Илюмжинов к футболу окончательно охладел, а Алексей Орлов вёл себя так, будто его это не касается. Однажды, правда, в году эдак 2014-м он пообещал найти для «Уралана» спонсоров, но слова его, увы, оказались, как обычно, пустыми.
Самое же загадочное и курьёзное вместе с тем: трудно было понять, кому, вообще, принадлежит стадион? На кого он оформлен - на Шовгурова, Илюмжинова, Минспорт или же на Минимущество? Вот так, без роду и племени, он и дожил до 2018 года. Хотя, надо признать, первый из квартета упомянутых, для футбольных полей что-то делал. Сдавал, вроде как, в аренду, а вырученные деньги, пускал на их мало-мальское содержание. На что-то более основательное силёнок явно не хватало.


ЧТО ТАКОЕ «ФОРМАЛИЗАЦИЯ» ОТНОШЕНИЙ?


В середине марта Орлов выступил с ежегодным Обращением к депутатам Народного Хурала и, касаясь темы спорта в регионе, заметил: «…говоря о спорте, не могу не сказать и о судьбе нашего когда-то гремевшего славой на всю страну, а может быть, даже и на мир, спортивного стадиона «Уралан». Мы завершили работы по формализации наших отношений по правовой, хозяйственной и имущественной принадлежности этого объекта. Пора приступать к эксплуатации этого объекта. Знаю, что у соответствующих надзорных ведомств есть ряд вопросов. Предлагаю Правительству республики отсечь проблемные зоны от эксплуатации, те зоны эксплуатации, которые в соответствии с регулировками, корректировками соответствующих органов обеспечить всем необходимым, я имею в виду с точки зрения безопасности, и уже в этом году запустить по полной программе для использования его, в первую очередь, ДЮСШ и секциями, и, конечно, для использования жителями Калмыкии. Хотел бы, кстати, упомянуть, что уже в этом году третье запасное поле на стадионе «Уралан» будет обеспечено газоном с искусственным покрытием».
Путаница какая-то в словах, да и только. Белиберда. С одной стороны – сигнал к действию («пора приступать к эксплуатации»). С другой – сдерживающие нотки (…у надзорных органов есть ряд вопросов»). Связанных, очевидно, с безопасностью объекта, что немаловажно. Зачем тогда выдавать желаемое за действительное, по-другому, заниматься самообманом. Не разумнее ли было довести всё до ума, а потом вещать об этом с высокой трибуны?
Кстати, во время недавней пресс-конференции Орлов снова заговорил о пресловутой «формализации» стадиона «Уралан», которая пришла к заветному берегу лишь на днях, а не в середине марта, как он поспешил сообщить ранее. Оказывается, палки в колёса ему вставлял «прежний хозяин» полей и трибун, и лишь после вердикта Фемиды всё встало на свои места. Встало ли?
Другая гипербола из уст Орлова, требующая ремарки: на весь мир наш стадион никогда не гремел и «спортивным» не является ровно 20 лет. А в нынешнем своём состоянии сродни тем чисто футбольным аренам, что остались после ЧМ-2018 в Саранске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, да, пожалуй, и в Волгограде с Сочи. Там ведь нет элитных команд, а для первой и второй лиг содержать такие стадионы утопия.


ВПЕРЕДИ ПОЕЗДА


Говоря об использовании стадиона «Уралан» в обозримом будущем, Орлов всерьёз имеет в виду работу каких-то секций для детей и даже взрослых. Но ведь ничем, кроме футбола, там заниматься не получится. Беговые дорожки для легкоатлетов ликвидированы, и, стало быть, бегуны, прыгуны, метатели снарядов и прочие мастера «королевы спорта» у нас появятся не скоро.
В-третьих, Орлов, дав команду не то себе самому, не то Минспорту, не то Шовгурову («Пора приступать к эксплуатации этого объекта»), никак не поймёт, а как сделать первый шаг? Чтобы эта самая «эксплуатация объекта» под названием «стадион» не стала пустой директивой. Но это недостижимо. Почему? Потому что стиль работы у нашей власти такой – бежать впереди поезда.
Что касается «третьего запасного поля», то и здесь глава РК проявил себя дилетантом. Всего при стадионе «Уралан» два тренировочных (но никак не запасных) поля, и никаким искусственным покрытием, которое Орлов проанонсировал четыре месяца тому назад, там не пахнет. И не будет его там никогда. Почему? Потому что стиль работы такой у власти. «Много обещающей».
В Обращении 15 марта глава РК упомянул слово «формализация», смысл которого не ясен даже человеку с богатым и ясным умом. Особенно если попытаться его увязать с тем, что он наговорил дальше. О каких-то «надзорных ведомствах», «проблемных зонах», «регулировках», «корректировках» - всё это настолько причудливо и лишено ясной перспективы, что провоцирует мысль. Главное звено которой: а на кой чёрт Орлову и власти этот стадион вообще? Футбол ведь им не нужен, и этим, пожалуй, сказано всё.


ВСЕСИЛЬНЫЙ ПРЕМЬЕР


Не даёт покоя и другое. То, что никакой «формализации отношений по правовой, хозяйственной и имущественной принадлежности этого объекта», на самом деле, похоже, не было. И быть не могло. Стадион «Уралан» как был «сиротой казанской», так ею и остался.
Нельзя, впрочем, исключать, что само строение с трибунами и тем, что под ними, власть и в самом деле «формализовала», а вот три игровых поля до сих пор нет. И они волей-неволей всё ещё находятся в собственности не у неё, а у «прежнего хозяина». Что давало ему законное право за ними ухаживать. Хотя бы из любви к зелёным насаждениям.
Но вот недавно прозвенел первый тревожный звонок. Премьер Игорь Зотов объявил «прежнему хозяину» не то ультиматум, не то тактично припугнул. Мол, мы – правительство, и поля всё равно заберём (отберём?). Силён, значит, высокий чиновник, коль вот так, напролом, готов проблему закрыть. Но как тогда быть с заявлением Орлова, что всё решено в соответствии с буквой закона и дело за малым – побыстрее начать работу.
Удивительно, но сторона «прежнего хозяина» на зотовскую угрозу даже бровью не повела. А всё потому, что власть эта самая, не настолько сильна и уважаема, чтобы к ней прислушиваться. И уж тем более её бояться.
P.S. После угроз премьера распри за стадион «Уралан» накалились ещё больше. Так, сетка рабица (высотой около 4 м), которой было огорожено по периметру тренировочное поле №1, оказалась срезанной (на снимке), и играть в футбол на нём стало невозможно. Это всё равно, что играть в хоккей на площадке без оградительных бортиков. Кроме того, из подтрибунного офиса кто-то вывез всю офисную мебель. Неужто «прежний хозяин»?
Нет такой ситуации, из которой нельзя было бы выйти с позором.

Эренцен БАСАНОВ